SpasiPiter.ru

 

ГЛАВНАЯ

ЗАКОНЫ

СУДЫ

Европейский суд

ПУБЛИКАЦИИ И ВЫСТУПЛЕНИЯ

ДОКУМЕНТЫ

ОБРАЩЕНИЯ К ВЛАСТЯМ

ИЗБИЕНИЯ | VIOLENCE

МИТИНГИ | CITY DEFENDING ACTIONS

ЛАХТА-ЦЕНТР

ВЫБОРЫ

НАШИ ПОБЕДЫ

Новости градозащиты

ЖКХ

Наведение порядка на Руси

ПОИСК

 

За эту красоту мы приняли бой

Free counters!

Спаси Питер! || Законы || Суды || ЕСПЧ || Публикации || Документы || Обращения к властям

Спасем Санкт-Петербург от варваров!

olga-andronova.livejournal.com
olga-andronova.blogspot.ru

"Господа офицеры, попрошу вас учесть
Кто сберег свои нервы - тот не спас свою честь"

"Трусость - самый страшный порок". М.А. Булгаков

Suum cuique

Кто там рожден, чтобы вымысел Поэта сделать былью?

Не мечите бисер перед свиньями – да не попрут его ногами
(Margaritas ante porcos )
Евангелие от Матфея (гл. 7, ст. 6)


СУДЫ


Переход к материалам дела

В КОЛЛЕГИЮ ПО ГРАЖДАНСКИМ ДЕЛАМ ВЕРХОВНОГО СУДА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ИСТЕЦ: Андронова Ольга Олеговна
ЗАИНТЕРЕСОВАННОЕ ЛИЦО: Прокуратура Санкт-Петербурга, Место расположения: ул. Почтамтская, д.2/9, 190000, Санкт-Петербург

НАДЗОРНАЯ ЖАЛОБА
на Определение Судьи Санкт-Петербургского городского суда Козловой Н.И. по делу №2-3974/09 от 15 апреля 2010 года

«10» декабря 2009 года Октябрьский районный суд Санкт-Петербурга, рассмотрев дело № 2-3974/09 по заявлению Андроновой О.О. к Прокуратуре Санкт-Петербурга о признании незаконными действий и бездействия Прокуратуры Санкт-Петербург, отказал Заявителю в удовлетворении заявленных требований.

В обоснование отказа суд первой инстанции указал, что:

1. Довод Заявителя о том, что прокуратурой в данном случае нарушена ч.5 ст. 10 Федерального закона от 17.01.1992 года №2202-1 «О прокуратуре Российской Федерации» и п.3.7 Инструкции о порядке рассмотрения обращений и приема граждан в системе прокуратуры Российской Федерации, согласно которым запрещена пересылка жалобы в орган или должностному лицу, решения либо действия которых обжалуются, не может быть принят судом, поскольку из ее (Заявителя) заявления не усматривается, что она обжалует действия Комитета по государственному контролю, использованию и охране памятников истории и культуры Правительства Санкт-Петербурга, или Вице-губернатора Филимонова Р.Е.;

2. Обращение направлено для проверки не лицу, возглавляющему КГИОП, а должностному лицу, координирующему и контролирующему деятельность комитета.

3. Уведомление Заявителю о направлении ее обращения Вице-губернатору Филимонова Р.Е. направлялось.

Посчитав данное решение суда незаконным и необоснованным, Заявитель обратилась в судебную коллегию по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда с Кассационной жалобой. Рассмотрев в судебном заседании Кассационную жалобу, Санкт-Петербургский городской суд вынес определение об оставлении решения Октябрьского районного суда Санкт-Петербурга от «10» декабря 2009 года без изменения, поданную кассационную жалобу без удовлетворения. В обоснование вынесенного определения, Судебная коллегия по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда указала, что:

1. «обращение Андроновой О.О. было правомерно направлено соответствующему должностному лицу, в компетенцию которого входит решение поставленных в обращении вопросов»;

2. «прокуратура правомерно… направила обращение заявителя, содержащее вопросы, решение которых не входит в компетенцию прокуратуры, в течении семи дней со дня регистрации соответствующему должностному лицу, в компетенцию которого входит решение поставленных в обращении вопросов, с уведомлением Андроновой О.О. о переадресации обращения».

3. «Обращение направлено для проверки не лицу, возглавляющему КГИОП, а должностному лицу, координирующему и контролирующему деятельность комитета».

4. «Ссылки в жалобе на нарушение судом при рассмотрении настоящего дела норм гражданского процессуального законодательства не нашли своего подтверждения».

5. «Правильное по существу решение суда не первой инстанции не может быть отменено по одним только формальным соображениям».

Посчитав данное определение незаконным и необоснованным, Заявитель обратился в Президиум Санкт-Петербургского городского суда с Надзорной жалобой.

«15» апреля 2010 года, Судья Санкт-Петербургского городского суда Козлова Н.И., рассмотрев Надзорную жалобу Заявителя, определила в передаче надзорной жалобы Андроновой Ольги Олеговны на определение Судебной коллегии по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда от 27 января 2010 года, состоявшееся по гражданскому делу № 2-3974/09 по заявлению Андроновой Ольги Олеговны о признании незаконными действий и бездействий Прокуратуры Санкт- Петербурга, для рассмотрения в судебном заседании суда надзорной инстанции – отказать (далее – Определение).

Заявитель считает Определение суда незаконным и необоснованным в связи с тем, что Судом были допущены существенные нарушения норм материального права, повлиявшие на исход дела, а именно:

1. Нарушение Судом норм материального права, оказавшее существенное влияние на исход дела, заключалось, помимо прочего, в неприменении судом к обязанностям, возникшим у прокуратуры Санкт-Петербурга в связи с направлением обращения Заявителем, норм материального права, закрепленных в п.5 ст. 10 Федерального закона N 2202-I "О прокуратуре Российской Федерации" от 17 января 1992 г. (далее - ФЗ), а также в п.3.7. «Инструкции о порядке рассмотрения обращений и приема граждан в системе прокуратуры Российской Федерации", введенной в действие Приказом Генпрокуратуры РФ от 17 декабря 2007 года №200 (далее - Инструкция).

Указанные статьи запрещают направление обращения на рассмотрение в государственный орган, орган местного самоуправления или должностному лицу, решение или действие (бездействие) которого обжалуется.

Судом кассационной, а также надзорной инстанции было верно установлено, что, в соответствии со ст. 9.2. Федерального законы №73-ФЗ от 25 июня 2002 года "Об объектах культурного наследия (памятниках истории и культуры), а также в соответствии со ст. 2 Закона Санкт-Петербурга №333-64 от 12 июля 2007 года "Об охране объектов культурного наследия Санкт-Петербурга", деятельность в области сохранения, использования, популяризации и государственной охраны объектов культурного наследия осуществляется либо Правительством Санкт-Петербурга, либо через уполномоченный исполнительный орган государственной власти Санкт-Петербурга. В Санкт-Петербурге этим органом, а соответствии с Постановлением Правительства Санкт-Петербурга №651 от 28 апреля 2004 года, является Комитет по государственному контролю, использованию и охране памятников истории и культуры (далее - КГИОП). Координацию и контроль деятельности КГИОП осуществляет Вице-губернатор Санкт-Петербурга.

Прокуратура Санкт-Петербурга также определила, что охраной памятника Героям Великой Отечественной войны, на уничтожение которого жаловался Заявитель, должен был заниматься КГИОП СПб и курирующий его работу Вице-губернатор Санкт-Петербурга Филимонов Р.Е.

Таким образом, для Заинтересованного лица по данному делу, как и для Суда, было изначально очевидно, что единственным лицом, ответственным за любые действия, производимые с памятником, правомерность переноса которого Заявитель оспаривал, является КГИОП, как юридическое лицо и Вице-губернатор Санкт-Петербурга Филимонов Р.Е , как должностное лицо.

Вывод Суда о том, что «прокуратура Санкт-Петербурга руководствуясь положениями п. 3.1 Приказа Генпрокуратуры РФ от 17 декабря 2007 года № 200 «О введении в действие Инструкции о порядке рассмотрения обращений и приема граждан в системе прокуратуры Российской Федерации», п. 3.5 Инструкции и ч. 3 ст. 8 Федерального закона «О порядке рассмотрения обращений граждан" Российской Федерации» правомерно, в течение семи дней со дня регистрации заявления Андроновой О.О. направила его лицу, в компетенцию которого входит решение постановленных в обращении вопросов, а именно вице-губернатору Санкт-Петербурга Филимонову Р.Е.» не основан на действующем законодательстве в связи с тем, что нигде не прописана обязанность Заявителя определять лицо, результаты деятельности которого Заявитель считает неправомерными.

Но, в любом случае, правильно определив лицо, чьи действия и бездействие обжаловались, прокуратура тем более не имела права направлять именно в этот орган (должностному лицу) обращение Заявителя на проверку.

П.2.8. Инструкции определены сведения, которые должны обязательно содержаться в обращении гражданина, а именно:

Наименование органа, в который направляется обращение, либо фамилию, имя, отчество соответствующего должностного лица, либо его должность, а также фамилию, имя, отчество гражданина, направившего обращение, почтовый адрес, по которому должен быть направлен ответ или уведомление о переадресовании обращения, изложение существа вопроса, личную подпись указанного гражданина и дату.

Все вышеназванные сведения были указаны в Заявлении.

Названный пункт Инструкции (п.2.8.) дает исчерпывающий перечень сведений, которые гражданин обязан указать в своем заявлении для выполнения Прокуратурой своих обязательств по приему и предоставлению надлежащего ответа. Перечень этот не подлежит расширительному толкованию. Таким образом, отсутствие в Заявлении прямого указания на орган, к компетенции которого относится охрана и координация деятельности в сфере перемещения объекта культурного наследия, ни в коей мере не умаляет смысл Заявление, а лишь предполагает презумпцию осведомленности Прокуратуры, в отличие от Заявителя, относительно сфер деятельности того или иного органа.

Помимо изложенного, Суд нарушил норму материального права, закрепленную в ч.2 ст.21 ФЗ, положив ее в обоснование приведенного ранее вывода. Ч. 2 ст. 21 ФЗ гласит:

При осуществлении надзора за исполнением законов органы прокуратуры не подменяют иные государственные органы.

Проверки исполнения законов проводятся на основании поступившей в органы прокуратуры информации о фактах нарушения законов, требующих принятия мер прокурором.

В соответствии с п.1 ст. 1 ФЗ, прокуратура Российской Федерации - единая федеральная централизованная система органов, осуществляющих от имени Российской Федерации надзор за соблюдением Конституции Российской Федерации и исполнением законов, действующих на территории Российской Федерации. Прокуратура Российской Федерации выполняет и иные функции, установленные федеральными законами.

Системный анализ приведенных положений законодательства указывает на то, что в Российской Федерации функции по надзору за исполнением законов, действующих на ее территории, правомочна осуществлять прокуратура Российской Федерации.

КГИОП СПб не вправе подменять прокуратуру и осуществлять от имени Российской Федерации данную функцию ввиду того, что это бы противоречило федеральному законодательству и общему принципу организации исполнительной власти в Российской Федерации.

Заявитель обратилась в прокуратуру Санкт-Петербурга, являющуюся составной частью единой федеральной централизованной системы органов прокуратуры Российской Федерации, с просьбой о проведении проверки (осуществлении надзора) за соблюдением Федерального закона №73-ФЗ от 25 июня 2002 года «Об объектах культурного наследия (памятниках истории и культуры) народов Российской Федерации» лицом, ответственным за это (на момент направления заявления в Прокуратуру – 28 сентября 2009 года – Заявитель не был в курсе о том, что этим лицом является КГИОП).

Указав на то, что данную функцию в Российской Федерации и, в частности, в Санкт-Петербурге, осуществляет юридическое лицо - КГИОП, а также должностное лицо - вице-губернатор Санкт-Петербурга Филимоновым Р.Е., Суд допустил грубейшее нарушение следующих норм материального права: п.1. ст.1 ФЗ, ст.9.2. Федерального закона №73-ФЗ от 25 июня 2002 года «Об объектах культурного наследия (памятниках истории и культуры) народов Российской Федерации», ст.2 Закона Санкт-Петербурга «Об охране объектов культурного наследия в Санкт-Петербурге, положения Постановления Правительства Санкт-Петербурга от 28 апреля 2004 г. N 651 "О Комитете по государственному контролю, использованию и охране памятников истории и культуры", что, по мнению Заявителя, оказало существенное влияние на исход дела.

2. Суд указал: «То обстоятельство, что уведомление не было направлено заказным письмом, существенного значения для разрешения настоящего дела не имеет».

Делая указанный выводы, Суд допустил существенное нарушение норм материального права, что, в итоге, повлияло на исход дела.

В соответствии п.2.6.6. Инструкции по делопроизводству в органах прокуратуры Российской Федерации и их учреждениях, введенной в действие Приказом Генеральной прокуратуры РФ от 5 июня 2008 г. N 107 (далее - Инструкция по делопроизводству), заказными письмами пересылаются все документы за подписью руководства прокуратуры. Сопроводительное письмо, содержащее уведомление Заявителя о перенаправлении ее Заявления Вице-губернатору подписано начальником отдела по надзору за исполнением законов в сфере экономики и охраны природы, старшим советником юстиции Е.М. Бухариной, лицом, относящейся к руководству прокуратуры. Таким образом, исходя из положений Инструкции по делопроизводству, уведомления Заявителю должно было быть направлено заказным письмом.

В соответствии с реестром на отправку почты от «14» октября 2009 года принятых по списку простых почтовых отправлений, профранкированных «14» октября 2009 года и принятых главпочтамтом согласно штемпелю «13» октября 2009 года, признанным судом в качестве основного доказательства правомерности действий (бездействия) Прокуратуры Санкт-Петербурга, уведомление Заявителю было направлено Прокуратурой Санкт-Петербурга в виде простого почтового отправления. Указанные действия Прокуратуры Санкт-Петербурга являются нарушением п.2.6.6. Инструкции по делопроизводству.

Таким образом, Прокуратурой Санкт-Петербурга не была надлежащим образом выполнена обязанность по уведомлению Заявителя о принятом решении.

Указывая на то, что этот факт не имеет существенного значения для дела, Суд злоупотребляет свободой правоприменительной деятельности, подтвержденной за ним Конституционным Судом РФ в п.4 Постановления от 5 февраля 2007 г. N 2-П "По делу о проверке конституционности положений статей 16, 20, 112, 336, 376, 377, 380, 381, 382, 383, 387, 388 и 389 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации в связи с запросом Кабинета Министров Республики Татарстан, жалобами открытых акционерных обществ "Нижнекамскнефтехим" и "Хакасэнерго", а также жалобами ряда граждан" (далее – Постановление). В указанном Постановлении Суд определил, что «ст. 387 ГПК Российской Федерации предписывает, что основаниями для отмены или изменения судебных постановлений нижестоящих судов в порядке надзора являются существенные нарушения норм материального или процессуального права. Использование федеральным законодателем в данном случае такой оценочной характеристики, как существенность нарушения, обусловлено тем, что разнообразие обстоятельств, подтверждающих наличие соответствующих оснований, делает невозможным установление их перечня в законе и само по себе не может расцениваться как недопустимое: предоставление суду надзорной инстанции определенной свободы усмотрения при решении вопроса о наличии или отсутствии оснований для отмены или изменения судебных постановлений в порядке надзора - при условии единообразного толкования указанной нормы в процессе правоприменения - не противоречит принципу доступности правосудия и отвечает роли, месту и полномочиям суда как независимого органа правосудия».

В связи с тем, что по причине направления Заинтересованным лицом в нарушение п.2.6.6. Инструкции по делопроизводству уведомления заявителю о перенаправлении его обращения в другой орган простым почтовым отправлением вместо закрепленного законодательно заказного, Заявитель указанного уведомления вовсе не получил (оно было предъявлено Заинтересованным лицом только в судебном заседании Суда первой инстанции), своевременно обжаловать неправомерные действия Заинтересованного лица не мог, был лишен возможности контролировать деятельность государственного органа по работе над его обращением, указание Суда на несущественность этого обстоятельства является по смыслу п.4 Постановления, нарушением принципа доступности правосудия, закрепленного ст. 47 Конституции РФ.

Очевидно, что нарушение данного принципа уже является достаточным основанием для признания Определения Суда надзорной инстанции незаконным.

3. В нарушение ст. 363 ГПК РФ, указав в Определении, что «Обязанность указания в уведомлении каких-либо разъяснений относительно причин переадресации обращения действующим законодательством не предусмотрена», Суд не применил закон полулежащий применению, а именно п.3.5. Инструкции.

Данная норма содержит порядок перенаправления обращений граждан, а также содержание сопроводительного письма, отправляемого Заявителю при таком перенаправлении: Обращения, подлежащие разрешению другими органами и учреждениями, в 7-дневный срок со дня регистрации направляются по принадлежности с одновременным извещением об этом заявителей и разъяснением принятого решения.

Текст сопроводительного письма, предоставленного Заинтересованным лицом в судебное заседание Суда первой инстанции ("Направляется для рассмотрения обращение Андроновой О.О. по вопросу перемещения памятника погибшим в боях Великой отечественной войны петрозаводцам, располагавшийся рядом с домом 1 по Новочеркасскому проспекту. О результатах рассмотрения прошу сообщить заявителю") не содержал никаких разъяснений относительно решения Прокуратуры Санкт-Петербурга перенаправить ее обращение вице-губернатору Санкт-Петербурга.

По смыслу п.3.5. Инструкции можно заключить, что целью направления заявителю извещения о перенаправлении его заявления в другой орган или учреждение, является оповещение заявителя не только о факте, но и о причинах такого перенаправления, из чего можно предположить, что такое извещение должно быть адресовано лично заявителю, а не копировано с сопроводительного письма в орган, куда обращение перенаправлено.

Представленное сопроводительное письмо не содержит ни прямого обращения к Заявителю, ни каких либо разъяснений по факту принятого решения. Оно направлено, как уведомление о проделанном действии, ни причины, ни цели которого Заявителю не ясны.

Таким образом, данное действие прокуратуры является прямым нарушением п.3.5. Инструкции, и, следовательно, направление в адрес Заявителя, в случае, если это направление в действительности было произведено, того сопроводительного письма, которое в судебном заседании было представлено Заявителю и суду представителем Прокуратуры Санкт-Петербурга не может рассматриваться, как исполнение Прокуратурой своих обязанностей, предусмотренных п.3.5. Инструкции, а также ст. 8 Федерального закона №59-ФЗ "О порядке рассмотрения обращений граждан Российской Федерации" от 02 мая 2006 года.

Суд надзорной инстанции, в соответствии с позицией, изложенной в Определении, сузив роль и права гражданина (Заявителя) во взаимоотношениях с государственными органами, Суд подрывает основы демократического государства, ставя Заявителя в положение бесправного подчиненного, не способного влиять на действия и решения государственного органа. Такое толкование правового положения гражданина в демократическом обществе противоречит п.1. ст.1, ст.2 п.п.1,2,4 ст.3, п.1 ст. 17, п.2 ст. 46 Конституции РФ.

Помимо изложенного, указав в Определении, что обязанность указания в уведомлении каких-либо разъяснений относительно причин переадресации обращения действующим законодательством не предусмотрена, при учете общей нормы, закрепляющей на высшем уровне обязанность государственных органов по обеспечении ознакомления граждан с соответствующими документами - п.2 ст. 24 Конституции РФ, в соответствии с которым органы государственной власти и органы местного самоуправления, их должностные лица обязаны обеспечить каждому возможность ознакомления с документами и материалами, непосредственно затрагивающими его права и свободы, если иное не предусмотрено законом, а также при учете нормы специальной, определяющей порядок обеспечения возможности ознакомления с этими документами в данной конкретной ситуации - п.3.5. Инструкции, в соответствии с которым обращения, подлежащие разрешению другими органами и учреждениями, в 7-дневный срок со дня регистрации направляются по принадлежности с одновременным извещением об этом заявителей и разъяснением принятого решения, Суд надзорной инстанции допустил нарушение норм материального права, которое, очевидно, оказало существенное влияние на исход дела.

Заявитель просит Суд обратить внимание на то, что результатом преступного бездействия прокуратуры Санкт-Петербурга в ответ на ее заявление, на настоящий момент является неопределенность в судьбе мемориала, располагавшегося на территории нынешнего строительства общественно-делового центра «Охта». Заявитель полагает указанное бездействие нарушением его права на уважение частной и семейной жизни, закрепленного в п.2 ст. 8 Конвенции «О защите прав человека и основных свобод» от 4 ноября 1950 года. В связи с тем, что родственники Заявителя проживали во времена Блокады в осажденном городе, погибали от голода, подтверждение чему Заявителем были предоставлены в Суд первой инстанции, Заявитель полагает, что данный памятник имеет прямое отношение, в том числе, к его частной, семейной жизни, являясь прямым свидетельством подвига, совершенного ее семьей.

На основании вышеизложенного и руководствуясь ст.ст.376, 377, 378, 387 ГПК РФ,

ПРОШУ:

Постановления Судов первой, кассационной и надзорной инстанции, состоявшиеся по делу №2-3974/09, отменить полностью, направить дело на новое рассмотрение в Суд первой инстанции либо принять новое судебное постановление, не передавая дело для нового рассмотрения.

Приложения:

1. Копия Надзорной жалобы по числу лиц, участвующих в деле;

2. Решение Октябрьского районного суда по делу №2-3974/09 от «10» декабря 2009 года – копия, заверенная судом;

3. Определение Судебной коллегии по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда по делу №2-3974/09 от «27» января 2010 года – копия, заверенная судом;

4. Определение Судьи Санкт-Петербургского городского суда Черкасовой Г.А. по делу №2-3974/09 от «15» апреля 2010 года – копия, заверенная судом.

5. Квитанция об оплате государственной пошлины.

"7" июня 2010 год О.О. Андронова


Вместе мы победим!