SpasiPiter.ru

 

ГЛАВНАЯ

ЗАКОНЫ

СУДЫ

Европейский суд

ПУБЛИКАЦИИ И ВЫСТУПЛЕНИЯ

ДОКУМЕНТЫ

ОБРАЩЕНИЯ К ВЛАСТЯМ

ИЗБИЕНИЯ | VIOLENCE

МИТИНГИ | CITY DEFENDING ACTIONS

ЛАХТА-ЦЕНТР

ВЫБОРЫ

НАШИ ПОБЕДЫ

Новости градозащиты

ЖКХ

Наведение порядка на Руси

ПОИСК

 

За эту красоту мы приняли бой

Free counters!

Спаси Питер! || Законы || Суды || ЕСПЧ || Публикации || Документы || Обращения к властям

Спасем Санкт-Петербург от варваров!

olga-andronova.livejournal.com
olga-andronova.blogspot.ru

"Господа офицеры, попрошу вас учесть
Кто сберег свои нервы - тот не спас свою честь"

"Трусость - самый страшный порок". М.А. Булгаков

Suum cuique

Кто там рожден, чтобы вымысел Поэта сделать былью?

Не мечите бисер перед свиньями – да не попрут его ногами
(Margaritas ante porcos )
Евангелие от Матфея (гл. 7, ст. 6)


СУДЫ


Переход к материалам дела

РЕГИОНАЛЬНАЯ ОБЩЕСТВЕННАЯ ОРГАНИЗАЦИЯ

«НЕЗАВИСИМЫЙ ЭКСПЕРТНО-ПРАВОВОЙ СОВЕТ» 117036, Москва, ул. Дм. Ульянова, д. 24, кв. 418

Почтовый адрес: 107045, Москва, а/я 31 тел. (499) 177-20-38, (499) 124-32-41

тел./факс (495) 395-06-88

sovet@neps.ru; cile@rc.ru

www.neps.ru

НАУЧНО-КОНСУЛЬТАТИВНОЕ З А К Л Ю Ч Е Н И Е

Независимый экспертно-правовой совет, в порядке осуществления социального контроля за соблюдением прав человека при осуществлении правосудия, изучил состоявшиеся судебные решения по гражданским делам по искам Андронова А.В., Андроновой О.О., Николаева А.Ю.

Решением Красногвардейского районного суда Санкт-Петербурга по гражданскому делу № 188/2010 от 13 апреля 2010 года отказано в удовлетворении искового заявления Андронова Алексея Викторовича к Администрации Красногвардейского района Санкт-Петербурга, Комиссии по землепользованию и застройке Санкт-Петербурга, Комиссии по землепользованию и застройке Красногвардейского района Санкт-Петербурга, РУВД Красногвардейского района Санкт-Петербурга, ГУВД по Санкт-Петербургу и Ленинградской области о признании публичных слушаний, проведенных ОАО «Общественно-деловой центр Охта» 01 сентября 2009 года в бизнес - центре гостиницы «Карелия», несостоявшимися, взыскании компенсации морального вреда.

Решением Красногвардейским районным судом Санкт-Петербурга по гражданскому делу № 2-4104 от 11 ноября 2009 года отказано в удовлетворении искового заявления Андроновой Ольги Олеговны к Администрации Красногвардейского района Санкт-Петербурга, ОАО Общественно-деловой центр «Охта-центр», Комиссии по землепользованию и застройке Санкт-Петербурга, Комиссии по землепользованию и застройке Красногвардейского района Санкт-Петербурга о признании публичных слушаний по вопросу превышения высотного регламента, проведенных 01.09.2009 года в бизнес-центре гостиницы «Карелия» несостоявшимися и обязании провести публичные слушания повторно.

Решением Красногвардейским районным судом Санкт-Петербурга по гражданскому делу № 2-302/10 от 17 февраля 2010 г. года отказано в удовлетворении искового заявления Николаева Алексея Юрьевича к Администрации Красногвардейского района Санкт-Петербурга, ОАО Общественно-деловой центр «Охта-центр», Комиссии по землепользованию и застройке Санкт-Петербурга, Комиссии по землепользованию и застройке Красногвардейского района Санкт-Петербурга о признании публичных слушаний по вопросу превышения высотного регламента, проведенных 01.09.2009 года в бизнес-центре гостиницы «Карелия» несостоявшимися и обязании провести публичные слушания повторно.

В кассационной и надзорных инстанциях указанные решения были оставлены без изменения, а соответствующие жалобы - без удовлетворения.

Изучив представленные материалы, нахожу возможным дать следующее заключение по вопросу соблюдения гражданско-процессуального законодательства при рассмотрении вышеуказанных гражданских дел.

1. В решении Красногвардейского районного суда Санкт-Петербурга по иску Андронова А.В. истцу было отказано в удовлетворении его исковых требований о взыскании морального вреда, поскольку «…истец Андронов А.В. не представил суду доказательств того, что ему ответчиками были причинены физические и нравственные страдания, нарушены какие-либо права и свободы».

Суд указывает на то, что «…исследуемая в судебном заседании видеозапись, представленная Андроновым А.В., не свидетельствует о том, что во время проведения общественных слушаний ответчиками ему причинены какие-либо физические и нравственные страдания».

Однако данное суждение суда совершенно не конкретизировано, поскольку, указав на то, чего не содержит данная видеозапись, суд не изложил свою интерпретацию того, что она содержит, т.е. не раскрыл содержание данного доказательства в своем решении и не оценил этого содержания.

Между тем, истец утверждал в судебном заседании, что на данной видеозаписи запечатлены факты избиения именно его сотрудниками ЧОП «Секьюрикоп-охрана». Очевидно, что данное доказательство имело ключевое значение для обоснования позиции истца применительно к данной части иска.

Однако неконкретность вышеприведенного вывода суда не позволяет выявить основание негативной оценки объяснений истца и представленного им доказательства, судом.

Суд вообще не увидел фактов избиения кого-либо на этой видеозаписи? Либо суд не идентифицировал лицо, подвергшееся таким избиениям, с истцом? Либо суд не установил, что избиение истца было осуществлено сотрудниками указанного ЧОП?

Представляется, что суд, не конкретизировав свое оценочное суждение по отношению к ключевому доказательству, представленному истцом - фактически, отказался от его оценки.

Таким образом, вывод суда, изложенный в указанном решении, о том, что истцом не представлены доказательства, подтверждающие, что ему ответчиками были причинены физические и нравственные страдания, нарушены какие-либо права и свободы является необоснованным и противоречит положениям ч. 1 ст. 67 ГПК РФ.

2. Отказывая Андронову А.В. в удовлетворении его исковых требований, суд, в обоснование своих выводов, приводит неправовые аргументы.

Истец в обоснование своих требований ссылался на нарушения общественного порядка группой лиц во время общественных слушаний, которые нарушили его право на участие в этих слушания и привели к их срыву.

Суд, вместо того, чтобы оценить содержание конкретных действий указанных лиц и определить насколько эти действия нарушили права истца, и повлекли ли они срыв общественных слушаний, начинает оценивать «массовость» этих нарушений. Так в вышеуказанном решении отмечается: «Из письма, подписанного начальником УВД по Красногвардейскому району Санкт-Петербурга следует, что в целях обеспечения общественного порядка и безопасности граждан при проведении общественных слушаний в конференц-зале гостиницы Карелия» 01 сентября 2009г. в УВД был подготовлен план-расчет сил и средств ОВД. С места проведения мероприятия в территориальные отделы милиции УВД было доставлено семь человек, из них шесть человек были привлечены к административной ответственности по ч.1 ст.20.1 КОаП РФ (мелкое хулиганство) (л.д.27 том 1).

Таким образом, при проведении общественных слушаний имели место нарушения общественного порядка, однако данные нарушения не носили массовый характер, не привели к срыву общественных слушаний».

Следовательно, суд делает вывод о том, что только «нарушения, носящие массовый характер» являются юридически значимыми для решения вопроса о нарушении этими действиями прав и свобод Андронова А.В. и о срыве общественных слушаний.

Данный довод имеет неправовой характер, поскольку ни в одном законодательном акте РФ установление нарушения прав и свобод лица не поставлено в зависимость от «массовости» посягательств на общественный порядок и права этого лица. Права лица могут быть нарушены и единичным действием, нарушающим общественный порядок и его права (например, участнику общественных слушаний мешают выступить или адекватно воспринимать другие выступления).

Аналогичные суждения могут быть высказаны и в отношении возможности срыва общественных слушаний. Довод суда, что общественные слушания могут быть сорваны только лишь «массовыми» нарушениями не основан на законе и прямо противоречит ему.

Таким образом, и в этой ситуации суд отказался рассматривать доводы истца по существу, сославшись на неправовой аргумент в обоснование своей позиции.

Аналогичные нарушения гражданско-процессуального закона были допущены судом при рассмотрении исков Андроновой О.О. и Николаева А.Ю.

Данные суждения суда являются существенным нарушением ч.1 ст. 11 ГП РФ, поскольку представляют собой отказ суда от разрешения дела на основании действующего законодательства.

3. В обоснование отказа в удовлетворении заявленных требований, суд указал, что «Доводы Андронова А.В. о подложности доказательств стенографического отчета и протокола обсуждения предоставления разрешения на отклонение от предельных параметров разрешенного строительства не могут быть приняты судом, поскольку у суда не имеется оснований не доверять вышеуказанным документам.

Представленные истцом в качестве подтверждения данных доводов заключение специалиста ООО «Форенэкс» № 09/011 о несоответствии содержания стенографического отчета содержанию фонограммы, заключение специалиста-адвоката Международной коллегии адвокатов «Санкт-Петербург» Габуния И.Т. № 4399/308, заключение специалиста - директора по безопасности ЗАО «Эврика» - Волкова И.В. о том, что при проведении публичных слушаний имели место многочисленные, массовые нарушения общественного порядка, не являются допустимыми доказательствами, поскольку все заключения сделаны по заявлению Андроновой О.О., не являющейся стороной по данному делу и на основании сделанных ей фонограммы и видеозаписи, специалисты не предупреждались об уголовной ответственности за дачу заведомо ложных заключений».

Такой вывод суда не соответствует положениям ГПК РФ. Согласно статье 60 ГПК РФ («Допустимость доказательств») обстоятельства дела, которые в соответствии с законом должны быть подтверждены определенными средствами доказывания, не могут подтверждаться никакими другими доказательствами. Таким образом, допустимость доказательств (в «узком» смысле этого термина) – это их пригодность для установления конкретных фактов дела, которая определяется указанием в ГПК РФ на то, что определенные факты могут устанавливаться лишь определенными доказательствами. В этой связи можно сделать вывод, что вышеуказанные заключения специалистов, представленные Андроновым А.В. суду, являются допустимыми доказательствами, поскольку ГПК РФ не содержит никакого специального перечня доказательств, только которыми могут быть установлены подложность стенографического отчета и протокола обсуждения предоставления разрешения на отклонение от предельных параметров разрешенного строительства.

В «широком» смысле данного термина (ч.2 ст. 50 Конституции РФ), допустимость доказательств – это соответствие их процессуальной формы (порядка получения) требованиям закона, в данном случае - ГПК РФ. Согласно ч.2 статьи 55 ГПК РФ, доказательства, полученные с нарушением закона, не имеют юридической силы и не могут быть положены в основу решения суда.

Однако, и в этом контексте, вышеуказанные заключения специалистов являются допустимыми доказательствами. Представляется, что данные заключения специалистов полностью соответствуют признакам письменных документов. Согласно ч.1 ст. 71 ГПК РФ, письменными доказательствами являются содержащие сведения об обстоятельствах, имеющих значение для рассмотрения и разрешения дела, акты, договоры, справки, деловая корреспонденция, иные документы и материалы, выполненные в форме цифровой, графической записи, в том числе полученные посредством факсимильной, электронной или другой связи либо иным позволяющим установить достоверность документа способом.

ГПК РФ не содержит никаких требований о том, от кого могут быть получены стороной письменные доказательства, за исключением ситуации получения письменных доказательств «от органа, уполномоченного представлять данный вид доказательств» (ч.5 ст. 67 ГПК РФ), что неприменимо к рассматриваемой ситуации.

Таким образом, довод суда о том, что «все заключения сделаны по заявлению Андроновой О.О., не являющейся стороной по данному делу» не свидетельствует о каком-либо нарушении ст. 71 ГПК РФ.

Столь же не состоятельным является довод суда о том, что « специалисты не предупреждались об уголовной ответственности за дачу заведомо ложных заключений». Во-первых, по ГПК РФ стороны не уполномочены предупреждать кого-либо об уголовной ответственности, это прерогатива и исключительное полномочие лишь суда. Во-вторых, статус письменных доказательств не предполагает обязательности такого предупреждения, соответствующее требование не содержится в статье 71 ГПК РФ.

Таким образом, суд неправомерно отказался от оценки указанных доказательств, представленных истцом, допустив существенное нарушение ч.1 ст.67 ГПК РФ.

4. В решении по иску Андронова А.В. суд отказался от оценки содержания показаний свидетелей, подтверждающих доводы истца:

«Свидетели Воронцов А.С., Ведерникова Т.Б., Красавина Т.В., Васильев Д.Б., Стерник И.М., Беляев М.В., Фургина Е.Н., Сизова В.Н., Дьяченко А.П., Малышева Е.Г., Дряхлова Е.Г., допрошенные в ходе рассмотрения дела, показали суду, что они не знали Андронова А.В., во время общественных слушаний также не были с ним знакомы, кто-то из них был знаком с его матерью, кого-то Андронов А.В. после общественных слушаний нашел по интернету, как лиц, присутствующих на общественных слушаниях.

Свидетели Николаева Т.А., Николаева Е.А., Андронов В.Н., являются родственниками истца».

Указанный вывод суда грубо нарушает нормы гражданского процессуального законодательства. В соответствии с п.1 ст. 69 ГПК РФ, свидетелем является лицо, которому могут быть известны какие-либо сведения об обстоятельствах, имеющих значение для рассмотрения и разрешения дела. Не являются доказательствами сведения, сообщенные свидетелем, если он не может указать источник своей осведомленности.

Законодательство не содержит каких-либо иных требований, предъявляемых к свидетелям, а, следовательно, суждения суда о родственных связях истца с некоторыми из указанных свидетелей, а также о незнакомстве ряда свидетелей с истцом, не являются основаниями для признания показаний таких свидетелей недостоверными доказательствами, не заслуживающими оценки по существу. Суд использует в решении формальный критерий недостоверности, не предусмотренный ГПК РФ и грубо противоречащий принципу свободы оценки доказательств, поскольку заранее признает определенные доказательства лишенными какого-либо доказательственного значения, независимо от их содержания. Такой подход суда существенно нарушает ч.2 ст. 67 ГПК РФ, согласно которой никакие доказательства не имеют для суда заранее установленной силы.

Вывод: при рассмотрении в Красногвардейском районном суде г. Санкт-Петербурга гражданских дел по искам Андронова А.В., Андроновой О.О., Николаева А.Ю. были допущены существенные нарушения гражданско-процессуального законодательства.

Эксперт, к.ю.н. Насонов С.А.


Вместе мы победим!