SpasiPiter.ru

 

ГЛАВНАЯ

ЗАКОНЫ

СУДЫ

Европейский суд

ПУБЛИКАЦИИ И ВЫСТУПЛЕНИЯ

ДОКУМЕНТЫ

ОБРАЩЕНИЯ К ВЛАСТЯМ

ИЗБИЕНИЯ | VIOLENCE

МИТИНГИ | CITY DEFENDING ACTIONS

ЛАХТА-ЦЕНТР

ВЫБОРЫ

НАШИ ПОБЕДЫ

Новости градозащиты

ЖКХ

Наведение порядка на Руси

ПОИСК

 

За эту красоту мы приняли бой

Free counters!

Спаси Питер! || Законы || Суды || ЕСПЧ || Публикации || Документы || Обращения к властям

Спасем Санкт-Петербург от варваров!

olga-andronova.livejournal.com
olga-andronova.blogspot.ru

"Господа офицеры, попрошу вас учесть
Кто сберег свои нервы - тот не спас свою честь"

"Трусость - самый страшный порок". М.А. Булгаков

Suum cuique

Кто там рожден, чтобы вымысел Поэта сделать былью?

Не мечите бисер перед свиньями – да не попрут его ногами
(Margaritas ante porcos )
Евангелие от Матфея (гл. 7, ст. 6)


СУДЫ


Переход к материалам дела

В Октябрьский суд Адмиралтейского района Санкт-Петербурга

Заявитель: Андронова Ольга Олеговна
Ответчик: Прокуратура Санкт-Петербурга, 190000, Санкт-Петербург, ул. Почтамтская, д. 2/9
по делу №2-3882/09

Замечания на протокол

Ознакомившись с протоколом судебного заседания от 10 декабря 2009 года в целях устранения неточностей и несоответствий в протоколе и исключения разночтений и для установления объективной истины по делу прошу суд приобщить расшифровку аудиозаписи, сделанную в ходе судебного заседания. Я состою в Санкт-Петербургском союзе Журналистов с 06.02.2002 года, членский билет № 2565, и в Международной Федерации журналистов с 04.08.03, членский билет БА-13143. Составление расшифровок аудиозаписей является моей профессиональной деятельностью с 1994 года.

Суд. Ольга Олеговна, заявление поддерживаете? О чем просите?

Истица. Признать бездействие прокуратуры. Я не получила должных действий по моему заявлению, и потому я хотела получить результаты проверки.

Суд. Какой вид бездействия?

Истица. Бездействие состоит в том, что когда я обратилась с просьбой провести проверку, я надеялась на то, что прокуратура проверит справедливость действий КГИОП на соответствие законам, и в том случае, если обнаружены нарушения нашего законодательства, мне показалось, что я обнаружила нарушения, введет ситуацию обратно в правовое поле. Я хочу, простыми словами, чтобы ситуация была в правовом поле

Суд. Заявление от Вас поступило 28 сентября 2009 года?

Да. Я так на память не помню то ли 28 то ли 24 сентября? Можно я сейчас гляну еще раз? Да 28.09.2009 года.

Суд. Укажите ситуацию с памятниками ВОВ? Где было несоответствие?

Истица. У меня у самой есть закон с собой, кто хочет - может взять – ознакомиться.

Суд. Есть вопросы к заявительнице? Нет.

Представитель прокуратуры Санкт-Петербурга. Мы считаем, мы в прошлый раз обещали представить доказательства отправления уведомления, которое было сказано, что не получали. Вот карточка учета движения по этому заявлению, а также документы, свидетельствующие о сдаче на почту. Исходящий номер 7-777-08.

Истица. Можно вопрос задать. А там есть именно почтовый номер, по которому можно проверить на почте?

Представитель прокуратуры Санкт-Петербурга У нас есть общий акт сдачи на почту со штампом и подписью.

Истица. Ваш акт – это Ваш внутренний документ. Когда Вы приносите на почту, почта против каждого номера (если это список) ставит внутренний код, который является уникальным идентификатором данного письма.

Представитель прокуратуры Санкт-Петербурга. У нас все письма подаются так называемо – оптом, Вы можете запросить Управление Федеральной Почтовой службы. У нас этот номер не хранится.

Истица. Когда Вы сдаете на почту, вы от себя подаете список. В списке напротив каждого номера почтового отправления проставлен номер, которой поставили на почте.

Представитель прокуратуры Санкт-Петербурга. Все что есть в прокуратуре города, я предоставляю суду.

Истица. Понимаю, но это не позволяет проверить, к сожаленью, посылали Вы его на почту? Вы могли сделать любые документы и оставить их у себя внутри. Единственным подтверждением того, что документ ушел на почту является номер квитанции, по которой он принят на почте.

Представитель прокуратуры Санкт-Петербурга. Вы можете обратиться в Управление Федеральной почтовой службы.

Истица. Для этого я должна иметь номер почтового отправления.

Представитель прокуратуры Санкт-Петербурга. Номер какого почтового отправления, здесь есть штамп почты.

Истица. Не надо меня перебивать, выслушайте меня, позвольте задать вопрос. Задаю вопрос. По существующему в нашей стране порядку, если почтовое отправление подается организацией, а не человеком, то для организации проставляется номер почтового отправления, а не квитанция, как для человека.

Представитель прокуратуры Санкт-Петербурга. Вот квитанция, которая выдана на Главпочтампте. 208 почтовых обращений в этот день.

Истица. Правильно, и в этом перечне против моего письма будет стоять уникальный номер, который выдает почта.

Представитель прокуратуры Санкт-Петербурга. Все, что выдано почтой, вот у меня.

Представитель прокуратуры Санкт-Петербурга. Значит эта бумага является все-таки «филькиной грамотой». Мне нужна распечатка, где против Андроновой О.О. будет стоять мой уникальный номер.

Представитель прокуратуры Санкт-Петербурга. Номер стоит. Вот реестр 187.

Истица. Так здесь почта не проставляет номер. Здесь почта ничего не проставляет. Мне принести копии своих документов?

Суд. Как Вы видите, это почтовый реестр Прокуратуры Санкт-Петербурга Мы сейчас не это обсуждаем.

Истица. Мы обсуждаем то, что предоставлен документ, в котором нет информации. Все, я задала свой вопрос и получила ответ, что должного документа нет. Доказать что это так, я могу подав запрос в УФПС, они мне ответят как должен выглядеть номер.

Представитель прокуратуры Санкт-Петербурга. Пожалуйста, можете запросить.

Истица. В ходе рассмотрения моего иска в Смольнинском суде, мы такое запрашивали, я выиграла дело, там этот номер есть. Это просто к Вашему сведению. Суду я все изложила.

Представитель прокуратуры Санкт-Петербурга. У нас этого номера нет.

Истица. А должен быть.

Представитель прокуратуры Санкт-Петербурга. Должен. Все вопросы к почте. Я Вам еще в прошлый раз сказал. Мы свою работу выполнили в строгом соответствии с законом.

Истица. Я могу положить Вам на стол инструкцию, согласно которой должен быть номер.

Представитель прокуратуры Санкт-Петербурга. Нарушение допущено УФПС.

Суд. Предметом данного суда является не нарушения допущенные УФПС, а Ваша точка зрения на то, что они допустили нарушения. Они будут стоять точно также над своей точкой зрения. Что они ставили этот номер.

Истица. При чем тут номер. У нас вопрос о том, что сдавалось это почтовое отправление или нет. Фактом приема у Вас на почте почтового отправления является присвоение ему уникального номера.

Представитель прокуратуры Санкт-Петербурга. 208.

Истица. На каждое письмо ставиться уникальный номер.

Представитель прокуратуры Санкт-Петербурга. Хорошо. У нас представители УФПС не участвуют в процессе и жалобы не на их действия.

Истица. Я просто отмечаю, что представленная Вами бумага не соответствует действительности, т.к. в ней нет номера почтового отправления.

Представитель прокуратуры Санкт-Петербурга. Если за окном солнца нет, значит это не соответствует действительности.

Истица. То что Вы сейчас говорите, не относиться к делу и является оскорбительным выпадом.

Суд. Вопросы к прокуратуре.

Представитель истицы. Бумага, которую я просила приобщить к делу. Второй пункт. Обратите внимание. Дословно Согласно акта о приеме передаче от 2008 года ОДЦ Охта-Центр демонтировал и передал музею городской скульптуры в том числе памятную стелу в честь погибших рабочих Петрозавода, то о чем был запрос. Далее следует следующая фраза «демонтированная стела была передана Петрозаводу в качестве камня для реставрации памятника Ниеншанц». Год стоит 1988. Данный документ был предоставлен заявительнице как ответ на ее заявление в прокуратуру. Конкретно здесь хотела бы спросить представителя прокуратуры: как он может интерпретировать смысл данного высказывания? Я в этом пункте не вижу смысла абсолютно. Мы получили данный ответ, и у нас в результате него появилось очень много вопросов. По-моему сплошные противоречия. В 2008 году стела демонтирована, далее в 88 году она уже куда передана. Мы получили ответ, из которого ничего не поняли.

Представитель прокуратуры Санкт-Петербурга. А у меня еще есть аналогичный ответ. Какой у Вас вопрос все-таки?

Представитель истицы. Вопрос следующий, что прокуратура своими действиями должна была дать какой-то ответ, она перенаправила наш запрос, в результате чего мы получили ответ, который по сути как я доказала, мы не получили. Вы считаете, что этот ответ является надлежащим?

Представитель прокуратуры Санкт-Петербурга. А почему мы его должны считать, кем он выслан? Прокуратурой?

Истица. На прошлом заседании Вы сказали что прокуратура ответа давать не будет, потому что перенаправила мой запрос. На Ваш перенаправленный вопрос я получаю три несовпадающих между собой ответа

Представитель прокуратуры Санкт-Петербурга. Почему не совпадающих?

Представитель истицы. Потому что либо демонтированы в 2008, либо в 1988 году стела передана?

Представитель прокуратуры Санкт-Петербурга. Где Вы видите, что в 1988 году стела передана?

Представитель истицы. Я только что сказала, 2008 год памятник демонтирован, далее что в 1988 году этот же памятник куда-то в другое место передан.

Представитель прокуратуры Санкт-Петербурга. Вы вообще читаете, что Вам здесь написали?

Представитель истицы. Читаем.

Представитель прокуратуры Санкт-Петербурга. Я понимаю что это к делу не относиться, но я зачитаю как здесь изложено. Что 21.02.2008 года ОДЦ Охта ранее демонтировал Санкт-Петербургскому ГУ Музей городской скульптуры следующие памятники, находящиеся на территории завода Петрозавода:

Скульптуру Ленина 1956года

Памятную стелу в честь погибших рабочих Петрозавода 1941-45 гг, плиту о наименовании площади Л.И.Брежнева

Истица. Скульптура, стела и плита – три разных вида. Три разных памятных знака. Дальше после Брежнева в скобках написано на основании постановления Президиума Верховного Совета в 1988 упразднено название Ленина и демонтированная стела. Стела, памятник, скульптура или плита – что передано? Документ имеет неоднозначность. Это первое.

Представитель прокуратуры Санкт-Петербурга. Я понимаю что передана плита в честь ….

Истица. А я понимаю что передана стела Это неоднозначно.

Представитель прокуратуры Санкт-Петербурга. Ну, вопрос обжаловать можно. Это не я Вам выдал, а Администрация Красногвардейского района.

Истица. Да, по пересланному Вами документу.

Представитель прокуратуры Санкт-Петербурга. По пересланным нами документам был выдан ответ Филимонова.

Истица. Не только.

Представитель прокуратуры Санкт-Петербурга. Мы направляли Филимонову.

Истица. Возможно. А они – размножили справки – клоны. Вот разбирайтесь с Вашими клонами.

Представитель прокуратуры Санкт-Петербурга. Уж не знаю

Истица. И я не знаю. Я Вас спрашиваю, объясните, что мне делать со всеми этими ответами? У нас есть еще документы. Сейчас мы объяснения дослушаем и пойдем дальше.

Представитель прокуратуры Санкт-Петербурга. Хорошо.

Представитель истицы. Я хотела обратить внимание далее – третий пункт. В нем сказано что все объекты обнаруженные на территории ОДЦ Охта согласно действующего законодательства подвергаются тщательному изучению на предмет несения культурных ценностей. Это изучение проводиться КГИОПом, что мы можем сделать вывод что КГИОП занимается, ответственен за судьбу этих памятников , т.е перенесение данных памятников с территории – за это тоже ответственен КГИОП В данном случае мы имеем заявление в котором идет ссылка на Закон № 73, который тоже говорит, что КГИОП ответственен за перенесение памятников. То, что мы не употребляем здесь конкретно название КГИОП - это не лишает смысла заявления. Говорится что КГИОП по решению КГИОПа , по разрешению КГИОПа, мы не знаем, какое действие конкретно было предпринято, но стела была перенесена. Просим провести прокурорскую проверку по этому факту. После чего прокуратурой наше заявление пересылается в адрес Комитета, на который непосредственно мы жалуемся, что видно даже из отзыва Прокуратуры. О том какого пункта это является нарушением – я думаю, Прокуратура сама разберется. Таким образом, действие Прокуратуры по перенаправлению данного заявления в КГИОП, действия которого мы просим проверить, является прямым нарушением.

Представитель прокуратуры Санкт-Петербурга. А Вы на КГИОП жаловались?

Истица. Я жаловалась потому что ответственность за деятельность закона 73 у нас на территории СПб является КГИОП, если в действиях КГИОП усматривается нарушение закона, то Вы должны проверить деятельность КГИОПа.

Представитель прокуратуры Санкт-Петербурга. КГИОП Вам ответил, что данная плита, стелла не является памятником культуры, не состоит на музейном учете и переносу не.

Представитель истицы. Ответ КГИОП сейчас для нас не является основанием, мы не можем использовать объективные выводы, потому что просим проверить законность действий КГИОПа прокуратуру. Мы предполагаем, что действия КГИОПа здесь не правомерны.

Представитель прокуратуры Санкт-Петербурга. Как Вы не понимаете, что если памятник не находиться на учете в КГИОПе, он не охраняется им и соответственно перенос его осуществляется без разрешения КГИОПа.

Суд. В чем в Вашем заявлении обжалуются действия в данном случае? Если орган государственный не отвечает за перенос конкретного памятника

Мы хотим проверить – отвечает или не отвечает?

Представитель прокуратуры Санкт-Петербурга.. Ваше заявление направлено в КГИОП и КГИОП Вам ответил.

Представитель прокуратуры Санкт-Петербурга. Я оспариваю действия КГИОПа , а Вы должны были проверить.

Представитель прокуратуры Санкт-Петербурга. Я не вижу из Вашего заявления, что Вы оспариваете?

Представитель истицы. Закон 73 указывает, кто занимается этим.

Представитель прокуратуры Санкт-Петербурга. А кто определяет, что является памятником культуры, а что нет?

Истица. А это вопрос, который надо было проверить. КГИОП должен был издать такую вот бумажку, копией которой я по собственному запросу разжилась в Музее Городской скульптуры. Бумажка эта называется «Заключение об историко-культурной ценности». Я отдаю эту копию Вам. Это не заверенная копия, потому что я могу получить только простую копию, а заверенную нужно получать уже Вам. Смысл в том, что составляя заключение об историко-культурной ценности, они его составили только на здание, но не составили такого заключения на памятник, указав только что состояние памятника удовлетворительное. Хотя они должны были написать заключение и о здании и о памятниках при них. Про памятники решение не вынесено. Напоминаем Вам, что по п.7 статьи 18 73 Закона по истечении 40 лет со дня самого события или 40 лет со дня установки памятника принимается решение. Он вносится или не вносится.

Представитель прокуратуры Санкт-Петербурга.. А сколько лет прошло?

Истица. С момента установки памятника, он построен в 1967 году, я принесла эти документы, могу показать, значит 2007 год, с момента Великой Отечественной войны – берем крайнюю дату.

Представитель прокуратуры Санкт-Петербурга. А почему?

Истица. Потому что в Законе сказано: 40 лет со дня события памятного. Событие памятное окончилось в 45 году. Добавляем 40 лет, получаем 85, значит либо 85 году вопрос был решен и в архивах, в фондах , в отделах культуры райкомов есть это решение, либо его там нет. Если его там нет, то в этой бумаге должно было быть написано, не то что памятник в удовлетворительном состоянии находится, а то, что можно сносить, я не бьюсь за скульптуру или плиту, я хочу выяснить, где заключение о сносе этого памятника.

Представитель прокуратуры Санкт-Петербурга. А при чем тут мы?

Истица. А Вы должны были эту работу и проверить. Оттого что Вы качаете головой и говорите «ничего подобного» смысл инструкции 200 по Вашей деятельности не изменяется.

Представитель прокуратуры Санкт-Петербурга. Закон предусматривает пересыл.

Представитель истицы. Нельзя пересылать тому, на кого жалуешься.

Представитель прокуратуры Санкт-Петербурга. Неизвестно КГИОП давал разрешение на этот памятник, об его переносе, установке.

Представитель истицы. Мы хотим выяснить это у Вас.

Представитель прокуратуры Санкт-Петербурга. Я не понимаю, в чем дело, я могу у себя во дворе наваять такой же памятник, а потом его снести.

Истица. Вы можете оскорблять память героев нашей войны, блокады. Наш город Вам не близок, но я обратилась именно потому, что я родилась в этом городе, мои предки защищали этот город, и я считаю оскорбление память героев войны и блокады кощунством, и я хочу знать кто дал разрешение на демонтаж этого памятника. Я обратилась к Вам, поскольку увидела здесь признаки нарушения.

Представитель прокуратуры Санкт-Петербурга. Прокуратура не справочное бюро.

Истица. Прокуратура при обнаружении признаков нарушения закона должна что-то сделать.

Представитель прокуратуры Санкт-Петербурга. Я не вижу нарушения закона из Вашего заявления.

Истица. А я вижу. Поэтому и пришла в суд

Представитель прокуратуры Санкт-Петербурга. Прокуратура не может по щучьему велению и Вашему хотению проводить проверки. Смысл государственных органов теряется, давайте уничтожим все и создадим одну большую прокуратуру. Глава государства – генеральный прокурор Зачем нужен КГИОП, вице-губернатор, губернатор?

Истица. Проверяйте деятельность чиновников. Я обжаловала в суд Ваше бездействие Даже эти бумаги я получала сама, я не могу получить заверенные копии, чтобы сообщить свою позицию. Прокуратура должна была получить. Я могу подать ходатайство в письменном виде. Прокуратура должна была получить эти документы и сделать выводы – права госпожа Андронова или нет. Я полагаю что запрашивать и получать должны были Вы эти документы, а не меня больного, немолодого человека заставлять ехать. Книжка на которую я ссылаюсь с датой памятника у меня, я могу предложить один экземпляр Вам.

Представитель прокуратуры Санкт-Петербурга. Она не является официальным документом.

Истица. Возможно, но это справочник, который издавался в Советское время. А тогда все справочники проверялись отделом культуры, поэтому я и прошу Вас: запросите оригинал. Я говорю о той информации, которую получила я. Вас я прошу получить заверенные копии для решения вопроса не в стиле базара, а в стиле закона. Есть решение о сносе, я буду обжаловать решение о сносе. Нет разрешения на демонтаж, значит, завтра у меня интервью, я буду говорить о том что решение с помощью прокуратуры я получить не смогла.

Суд. Что Вы хотите получить ходатайством об исследовании документов?

Истица. Я хочу получить от них, что бы мы могли с Вами понять кто прав: я или Прокуратура.

Представитель прокуратуры Санкт-Петербурга. Уважаемый судья, я прошу ходатайство отклонить. Это к предмету нашего разбирательства не имеет вообще никакого отношения, обжалуются действия прокуратуры, неважно, чего это заявление касалось. Сейчас мы будем разбирать вопрос культурных ценностей находящихся на территории СПб.

Суд отказывает в ходатайстве.

Истица. Хорошо, там есть еще одно ходатайство. Понятно, я понимаю, что мои жалобы отклоните, ситуация понятна, но я хочу чтобы это легло в дело, потому что обсуждать я это буду в Верховном уровне.

Суд отказывает в удовлетворении. По причине: потому что Вы просите обязать прокуратуру произвести проверку, а если следователь не проведет проверку, то уже суд сможет самостоятельно произвести проверку.

Истица. Да, и убедиться в том, что прокуратура не провела проверку. А в суде обжаловать проведение или не проведение, действие или бездействие, поэтому данное ходатайство имело прямое значение, и Ваш отказ в данном случае неправомерен.

Представитель истицы. Я хочу объяснить нашу позицию и сказать, что в данном случае мы имеем в качестве результата обращения в прокуратуру только ту информацию, что КГИОП , действия которого мы считаем неправомерными, говорит что памятник находиться на ведомственной территории. Данная информация нам ни о чем не говорит. Еще ряд других ответов, которые противоречат один другому, и не содержат никакой информации. Единственный ответ, который мы имеем, получен по перенаправленному заявлению в орган, действия которого мы считаем не правомерными.

Истица. Я хотела бы еще добавить, что ответ, который мы получили, содержит заведомо недостоверную информацию. Памятник в данный момент находится в музее городской скульптуры, о чем у меня тоже есть документ. В данный момент ответ Филимонова, на который положилась прокуратура, не соответствует действительности.

Представитель прокуратуры Санкт-Петербурга. Т.е Вы хотите сказать, что памятник не уничтожен?

Истица. Памятник находится в Музее Городской скульптуры, но он находится там не на официальном основании (у меня есть фотографии, как он лежит во дворе). Музей до сих пор не смог получить основание, что с ним делать дальше. У меня есть ответ от ОДЦ, что они не собираются его восстанавливать, а передавался он в музей для того, чтобы его установили обратно по окончании стройки. Поэтому в данный момент ответ Филимонова не соответствует действительности, содержит ложную информацию. Судьба памятника тоже висит в воздухе.

Представитель прокуратуры Санкт-Петербурга. А в чем не соответствует действительности?

Истица. Потому что памятник сохранен, чтобы его опять поставить, это значит что памятник где-то числится.

Представитель прокуратуры Санкт-Петербурга. Он же Вам не написал, что памятник уничтожен, снесен .Названный памятный знак размещался на ведомственной территории, не является объектом культуры, не состоит на музейном учете, перенос памятного знака представляется возможным. Про уничтожение ни слова.

Истица. На самом деле он и состоит на музейном учете, он находится в музее городской скульптуры, будучи туда переданным и состоит на учете. А вот вопрос о переносе…

Представитель прокуратуры Санкт-Петербурга. Может он сейчас стал состоять после того как его демонтировали и передали…

Истица. Сам акт демонтажа не является законным, потому что он должен был осуществляться на основании заключения КГИОП. Заключение КГИОП отсутствует в природе уже два года. Вы это должны были проверить. Законное основание.

Представитель прокуратуры Санкт-Петербурга. То, что мы должны, у нас прописано в законе.

Истица. Вы этот закон нарушили.

Суд. А каким образом хранение памятника в музее нарушает Ваши права?

Истица. Памятник, который поставлен в память в том числе и моих предков.

Представитель истицы. Извините, у нас какой предмет спора?

Суд задал вопрос, вот и отвечайте.

Истица. Просто если Елене Валерьевне любопытно, я могу объяснить.

Суду виднее, что необходимо для вынесения решения суда.

Истица. Данный памятник является часть моего культурного наследия. По 44 ст.Конституции РФ я имею не только право, мы все, и я в том числе, имеем обязанность по сохранению нашего культурного наследия. Поэтому я и считаю, что подвешенный статус памятника, который находится то ли на хранении, то ли на свалке, то ли будет поставлен, то ли не будет поставлен, поскольку ответы из двух комитетов от чиновников разные. Я хочу понять судьбу этого памятника в точном соответствии со ст.44 Конституции РФ. Не говоря уже о том, что, как человек, имеющий в семье четыре медали «За оборону Ленинграда», я считаю, что это имеет ко мне прямое отношение. Вот что было нарушено и вот в чем мои интересы прокуратура не поняла или не захотела понять.

Суд. Можно еще поинтересоваться? В связи с чем Вы вспомнили об этом памятнике?

Истица. Я уже объясняла эта в прошлом суде. Вам этого не понять. Эта грустная тема, понять могут только настоящие «питерцы»,блокадники

Представитель прокуратуры Санкт-Петербурга. Вы не знаете мою семью.

Истица. Тогда Вы не задавайте таких вопросов. Рядом с этим заводом была так называемая блокадная церковь, куда свозили хоронить людей. Был только один нюанс, о котором знала моя мать. На кладбищах не охраняли трупы, а на заводах охраняли. Заводы выделяли автомобили, которые отвозили трупы в тех тяжелых условиях, делали нормальные могилы и моя мама, которая работала в госпитале на Суворовском, по воспоминаниям мамы, отвезла и оставила именно там. Это был единственный шанс. Мы хранили эту память, я брата водила туда. Я готова была свою тетку из Барселоны привезти, чтобы она дала показания. Мы знали, что этот памятник стоит, не просто памятник. Это был комплекс с гранитными скамейками, с гранитным мощением. Памятник всем тем, кто погиб на Петрозаводе и кто погиб рядом. Мы знали, как они это делали. Часть людей захоранивались прямо там. Рядом с Большеохтинским мостом было два бомбоубежища, где люди жили. На этом пятне даже не было ничего построено даже в Советское время, а сделали площадь и поставили памятник. Я требовала провести раскопки до конца, не эти четыреста неопознанных трупов, а надо вскрыть еще три четверти, чтобы все это обнаружили и красиво с почестями перезахоронили. По любому памятник этим людям не должен быть демонтирован или выкинут на свалку. Я исчерпывающе ответила.

Суд. Да. Спасибо. Дополнения будут? Считаю возможным закончить рассмотрение дела.

Представитель прокуратуры Санкт-Петербурга. Я считаю возможным закрыть.

Истица. Я считаю что поскольку проверка не проведена, то Прокуратура могла бы озаботиться и получить ответы, чтобы мы могли установить фамилию того человека, кто дал приказ о демонтаже. Я считаю что Прокуратура могла бы задать этот вопрос и в течение суток получить ответ, и тогда выносите любое решение. Я считаю, что Прокуратура должна достать эту справку и вложить ее в дело. Сами Вы понимаете, что нету этого решения.

Представитель прокуратуры Санкт-Петербурга. Я не понимаю, я проверку не проводил.

Истица. А надо было провести и установить того чиновника, кто посмел дать такое решение. Дальше я буду с этим чиновником разбираться так, как я это умею. Пока они как пуговицы на халате, никто не хочет взять на себя ответственность, а памятник так и валяется.

Суд. Преступаю к рассмотрению изложения дела по существу о признании действий прокуратуры незаконными.

28 сентября 2009 года заявитель обратилась в Прокуратуру города СПб с заявлением о проверке законности переноса памятника «Героям Петрозаводцам», погибшим во время ВОВ. В заявлении в качестве правового основания соблюдения положения которого, по мнению заявителя, необходимо проверить, указывается ФЗ 73. В соответствии с положениями означенного закона, что подтверждается отзывом прокуратуры на заявление Андроновой Ольги Олеговны о признании действий прокуратуры незаконными , необоснованными и об обязании ее устранить нарушения прав и свобод заявителя, координацию деятельности в сфере охраны и культурного наследия осуществляет Комитет по государственному контролю использованию и охране памятников истории и культуры Правительства СПб. Контроль деятельности означенного комитета в соответствии с информацией, предоставленной отзывами прокуратуры осуществляет вице-губернатор СПб Филимонов. Таким образом, заявление от 28 сентября 2009 года содержало именно просьбу о необходимости проведения проверки правомерности действий или бездействия Комитета по государственному контролю и использованию памятников истории и культуры Правительства СПб, координируемого Филимоновым. По вышеизложенным основаниям действия Прокуратуры по направлению заявления от 28 сентября 2009 года вице-губернатору Филимонову является прямым нарушением п.5 ст.10 ФЗ 2202, а также пункта 3.7 «Инструкции о порядке обращения приема граждан Прокуратурой», введенной приказом № 200.

Вы будете говорить?

Истица. Я хочу сказать, что как гражданка РФ в точном соответствии с ее законом для выяснения правомерности действий чиновников, я обратилась в Прокуратуру. Это единственный орган моей страны, который дает мне право оспорить действия чиновников. Есть прокуратура и она определена законом, который только что назвала моя доверительница. На мое совершенно законное требование, я полагала, что я получу ответы. Прокуратура установит все цепочку событий, поскольку дело пахнет очень тяжелым. Дело идет о кощунстве. В те же дни, когда Бронзового солдата сволакивали эстонцы – это точно такое же кощунство. И мы очень возмущались, и меня как главного редактора просили поучаствовать и заявить свою гражданскую позицию в данной ситуации на уровне моих международных контактов. Когда я узнала, что фактически такое же кощунство было совершено чиновником моей страны, я обратилась в Прокуратуру, в расчете на то, что я встречу не только исполнение долга, но и следование духу закона, который обязывает Прокуратуру в силу принятой ей присяги, стоять на страже закона. Я встретилась с неисполнением их обязанностей и, более того, с позиций заявленной в суде. Я поняла, что это не только случайная ошибка чиновника, эта позиция прокуратуры города и нежелание исполнять свои обязанности. Я полагаю, что бездействия прокуратуры должны быть судом признаны.

Суд. Ответчик, выступайте.

Представитель прокуратуры Санкт-Петербурга. Уважаемый суд! Заявитель очень расширительно толкует собственное заявление, поданное в Прокуратуру города. Из этого заявления не следует, что обжалуются действия КГИОПа, и в связи с чем они обжалуются, что нарушил КГИОП. Сам факт игнорирования требований заявителя прокуратурой. Мы в строгом соответствии со статьей 8 переслали это обращение тому должностному лицу, в чьей непосредственной компетенции ответы на задаваемые заявителем вопросы. А именно вице-губернатору Филимонову, а не начальнику КГИОП. В заявлении имеется ссылка на 73 закон, о том, что возможно КГИОП замешан в нарушении этого закона, пересылалось более вышестоящему должностному лицу, которое непосредственно курирует работу данного комитета и непосредственно отвечает за исполнение этим комитетом требований законодательства.

В частности Закона об объектах культурного наследия. Несогласие с ответом вице-губернатора можно было обжаловать его, сославшись на то, что не должным образом губернатором было рассмотрено данное обращение, ответ, сведения, изложенные в нем, не соответствуют действительности. Прокуратура в пределах компетенции государственных органов перенаправила это обращение именно тому органу. Опять же из заявления не следует, что случилось вообще с этим памятником, был ли это акт вандализма, тогда бы прокуратура перенаправила бы это обращения для проверки, или конкретно какой-то чиновник распорядился перенести этот памятник, или непосредственно собственник данных территорий самовольно. Непонятное заявление. В заявлении имелась ссылка на нарушение конкретного закона, было направлено для проведения проверки вице-губернатору Филимонову, который собственно ее организовал и дал в надлежащие сроки в надлежащей форме ответ. Прокуратура надзирает за исполнением закона, и при обжаловании действия уже должностного лица, мы бы провели проверку, однако заявитель предпочел обратиться в суд, с давлением на нас о проведении этой проверки. Я считаю, что для удовлетворительного заявления нет никаких правовых оснований и прошу суд заявителю отказать.

Истица. Предоставление гос.Филимоновым заведомо ложной информации уже стало темой депутатского запроса.

Представитель прокуратуры Санкт-Петербурга. Примем к сведению.

Суд удаляется.

Прошу принять и удостоверить данные замечания на протокол от 10.12.09г. в соответствии со ст. 231 ГПК РФ

16 декабря 2009 года
Андронова О.О.


Вместе мы победим!