SpasiPiter.ru

 

ГЛАВНАЯ

ЗАКОНЫ

СУДЫ

Европейский суд

ПУБЛИКАЦИИ И ВЫСТУПЛЕНИЯ

ДОКУМЕНТЫ

ОБРАЩЕНИЯ К ВЛАСТЯМ

ИЗБИЕНИЯ | VIOLENCE

МИТИНГИ | CITY DEFENDING ACTIONS

ЛАХТА-ЦЕНТР

ВЫБОРЫ

НАШИ ПОБЕДЫ

Новости градозащиты

ЖКХ

Наведение порядка на Руси

ПОИСК

 

За эту красоту мы приняли бой

Free counters!

Спаси Питер! || Законы || Суды || ЕСПЧ || Публикации || Документы || Обращения к властям

Спасем Санкт-Петербург от варваров!

olga-andronova.livejournal.com
olga-andronova.blogspot.ru

"Наши мертвые нас не оставят в беде.
Наши павшие - как часовые"


ДОКУМЕНТЫ | Итоги жульничества и воровства: выборы 04.12.2011г. Жалоба в ЕСПЧ Дело №75947/11


EUROPEAN COURT OF HUMAN RIGHTS

F - 67075 Strasbourg-Cedex

From: the Applicants’ Attorney-in Fact

Elizaveta Pavlovna Napara

17 February 2015

В связи с получением Заявителями ответа Правительства на запрос суда об оказании правоохранительными органами государственной власти давления на Заявителей, сообщаем следующее:

1. В первую очередь следует дать пояснения касательно вывода Правительства о том, что только заявитель Давыдов счел необходимым уведомить Суд об оказании на него давления со стороны Российской Федерации.

В ответе на запрос Суда Правительство указывает на то, что повестки были направлены всем заявителям. Однако ни один из Заявителей не получил повестки. В то же время на связь посредством телефона представители правоохранительных органов выходили исключительно с А.В. Давыдовым.

В первую очередь следует заметить, что именно А.В. Давыдов поименован в шапке жалобы в Суд (Давыдов и др. против России).

Также следует сказать, что связаться с другими активистами, вероятнее всего, Правительству попросту не удалось. Для примера здесь следует рассмотреть Второго заявителя в рамках Жалобы – О.О. Андронову.

18 сентября 2014 года О.О. Андронова была госпитализирована бригадой «Скорой помощи» с сильными болями в больницу Санкт-Петербурга с предварительным диагнозом «опухоль в брюшной полости».

Однако медицинская помощь на протяжении нескольких дней в больнице ей оказана не была. И даже результаты проведенной компьютерной томографии за 4 (четыре) дня так и не были представлены, что формально не позволяло медицинскому персоналу составить диагноз.

В больнице О.О. Андронова была помещена в несоответствующие её заболеванию условия, итогом которых стало развитие кетоацидоза и воспаление легких. Супругу О.О. Андроновой сотрудница больницы заявила, что «она все равно умрет через две недели, так что её лечение нецелесообразно». Этот «диагноз» супруг О.О. Андроновой воспринял как угрозу. Особенно с учетом не представления данных по итогам компьютерной томографии.

Кроме того, О.О. Андронова, как помощник депутата Законодательного Собрания Санкт-Петербурга Вишневского Б.Л., вела антикоррупционное расследование относительно ежегодной пропажи 25% квот (из 4000) на оказание высокотехнологичной медицинской помощи детям в Санкт-Петербурге за счет бюджета. За 2 года по итогам её антикоррупционного расследования, ряда инициированных ею депутатских запросов, удалось установить нарушения законодательства РФ в деятельности чиновников в части здравоохранения, цифру «исчезающих» квот на лечение детей удалось снизить в 2014г. до 11%. Однако, эти достижения сопровождалось неоднократными угрозами в адрес Андроновой О.О. о неоказании ей медицинской помощи в лечебных учреждениях России.

Больницу, куда 18 сентября 2014г. была госпитализирована О. Андронова и где оказание ей медицинских услуг, по словам сотрудницы, «было признано нецелесообразным», возглавляет доверенное лицо Путина В.В, на выборах С.Ф. Багненко.

В условиях длительного неоказания медицинской помощи в экстренной ситуации по жизненным показаниям 22 сентября 2014 года О.О. Андронова была перевезена в Германию, где проходит лечение по настоящее время. Немецкие врачи излечили причиненные ей в больнице Санкт-Петербурга кетоацидоз и воспаление легких, провели операции и в настоящее время проводят сеансы химиотерапии. Прогноз положительного результата теперь составляет 50%.

Таким образом, ни Чурову, ни правоохранительным органам пытаться оказывать давление на О.О. Андронову в клинике на территории Германии было просто невозможно и бессмысленно.

В любом случае, оказание давления на любого из заявителей в рамках жалобы № , будь то один или несколько заявителей, представляется Заявителям фактом, достойным самостоятельной оценки Суда.

Тут следует напомнить о том, что целый ряд заявителе – Якушенко, Паялин и др. – отказались от участия в жалобе еще до начала стадии коммуникации. Притом, что по состоянию на начало апреля 2014 года г-н Паялин Н.Л. был активным со-заявителем, приехал побеседовать с О.О. Андроновой и передал ей новую доверенность на представление его интересов по данному иску в ЕСПЧ на имя юриста Е.П. Напары. Однако в течение месяца, когда Н.Л. Паялин озвучил свое намерение принять участие в объявленных муниципальных выборах, он резко изменил свое мнение. Отказ Паялина от участия и вовсе был направлен Заявителям в составе документации Правительства.

Учитывая, что все заявители на момент подготовки и направления жалобы выражали четкое желание ее поддержать, а также учитывая, что основания обращения в Суд не изменились, можно предположить, что именно оказание Правительством давления на ряд заявителей послужило основанием для их отказа от участия в жалобе. В то же время то обстоятельство, что только А.В. Давыдов посчитал необходимым уведомить Суд об оказании на него давления, следует рассматривать, скорее, как показатель того, что указанный заявитель оказался тверд в изъявленной изначально позиции, а не как показатель истерических настроений.

2. Касательно утверждения властей о том, что права А.В. Давыдова не были нарушены.

Правительство указывает, что А.В. Давыдов выступал в качестве свидетеля в уголовном деле, инициированном по заявлению Чурова.

Статья 188 УПК РФ в относимой части гласит:

«1. Свидетель, потерпевший вызывается на допрос повесткой, в которой указываются, кто и в каком качестве вызывается, к кому и по какому адресу, дата и время явки на допрос, а также последствия неявки без уважительных причин.

2. Повестка вручается лицу, вызываемому на допрос, под расписку либо передается с помощью средств связи. В случае временного отсутствия лица, вызываемого на допрос, повестка вручается совершеннолетнему члену его семьи либо передается администрации по месту его работы или по поручению следователя иным лицам и организациям, которые обязаны передать повестку лицу, вызываемому на допрос».

О том обстоятельстве, что А.В. Давыдов является свидетелем и ему следует прийти на допрос в соответствующем качестве ни А.В. Давыдова, ни его отца не уведомляли ни посредством повестки, ни посредством телефонной связи. При разговоре А.В. Давыдова с представителями правоохранительных органов ему было сообщено, что ему следует прийти на некие неофициальные переговоры, цели которых остались неясны.

Таким образом, даже если допустить, что А.В. Давыдова действительно вызывали в качестве свидетеля в рамках возбужденного уголовного дела, порядок его уведомления был необоснованно нарушен. Никто не будет отрицать, что «приглашение на беседу с неясным предметом» в следственные органы производит весьма негативное впечатление, , следовательно, может быть расценено, как оказание давления.

Далее следует заметить, что А.В. Давыдов попросил сопровождать себя на допрос адвоката Ахаева Ш. С.-С. Адвокат Ахаев связался по телефонам, которые оставили сотрудники правоохранительных органов и согласовал время допроса. Ему было велено прибыть с Давыдовым на допрос к 16.00.

Правительство указывает, что А.В. Давыдов не явился на допрос.

Статья 188 УПК РФ в относимой части гласит:

«3. Лицо, вызываемое на допрос, обязано явиться в назначенный срок либо заранее уведомить следователя о причинах неявки. В случае неявки без уважительных причин лицо, вызываемое на допрос, может быть подвергнуто приводу либо к нему могут быть применены иные меры процессуального принуждения, предусмотренные статьей 111 настоящего Кодекса».

Учитывая, что к А.В. Давыдову не применялись меры процессуального принуждения, следует заметить, что утром в понедельник 27 октября 2014г. представитель заявителей Е.П. Напара успела отправить факсом в адрес Суда уведомление об оказании властями РФ давления на А.В. Давыдова. Поэтому, когда адвокат Ахаев Ш. С.-С. перезвонил в 15.30 представителям правоохранительных органов, чтобы уточнить их наличие на рабочих местах, он услышал в ответ «можете не приходить». Чем вызвано такое резкое изменение позиции правоохранительных органов, узнать у вышепоименованных сотрудников не удалось.

При таком положении вещей Заявителям представляется весьма маловероятным, что все перечисленные обстоятельства являются совпадением. Куда как вероятнее, что попытка давления на одного из заявителей действительно имела место и была зафиксирована и донесена до Суда благодаря твердой и непоколебимой позиции оного.

Иными словами, Заявители полагают, что действия РФ имели целью именно оказание давления на Заявителя, чтобы он отказался от участия в жалобе, как то уже сделал ряд других лиц.

E. Napara


Вместе мы победим!