SpasiPiter.ru

 

ГЛАВНАЯ

ЗАКОНЫ

СУДЫ

Европейский суд

ПУБЛИКАЦИИ И ВЫСТУПЛЕНИЯ

ДОКУМЕНТЫ

ОБРАЩЕНИЯ К ВЛАСТЯМ

ИЗБИЕНИЯ | VIOLENCE

МИТИНГИ | CITY DEFENDING ACTIONS

ЛАХТА-ЦЕНТР

ВЫБОРЫ

НАШИ ПОБЕДЫ

Новости градозащиты

ЖКХ

Наведение порядка на Руси

ПОИСК

 

За эту красоту мы приняли бой

Free counters!

Спаси Питер! || Законы || Суды || ЕСПЧ || Публикации || Документы || Обращения к властям

Спасем Санкт-Петербург от варваров!

olga-andronova.livejournal.com
olga-andronova.blogspot.ru

"Наши мертвые нас не оставят в беде.
Наши павшие - как часовые"


ДОКУМЕНТЫ | Итоги жульничества и воровства: выборы 04.12.2011г. Жалоба в ЕСПЧ Дело №75947/11


ТРЕТЬЯ СЕКЦИЯ ДЕЛО ДАВЫДОВ И ДР. ПРОТИВ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ (Жалоба №. 75947/11) ПОСТАНОВЛЕНИЕ СТРАСБУРГ 30 мая 2017 г. Данное Постановление становится окончательным на условиях, указанных в Статье 44 § 2 Конвенции. Возможны редакторские правки. Содержание ПРОЦЕДУРА 4 ФАКТЫ 5 I. ОБСТОЯТЕЛЬСТВА ДЕЛА 5 A. Обзор 5 B. Организация выборов 4 декабря 2011 г. 5 C. Суть жалобы каждого Заявителя 7 1. Первый заявитель 7 2. Второй заявитель 9 3. Третий заявитель 10 4. Четвертый заявитель 10 5. Пятый заявитель 10 6. Шестоя заявитель 10 7. Седьмой и восьмой заявители 11 8. Девятый заявитель 11 9. Десятый заявитель 12 10. Одиннадцатый заявитель 12 D. Административные жалобы в ГИК и их рассмотрение в судебном порядке (второй, третий и четвертый заявители) 14 E. Попытки начать уголовное расследование по факту предполагаемой фальсификации 15 1. Первый Заявитель (выборы в ЗАКС на участке №646) 15 2. Жалоба второго заявителя (выборы в ЗАКС и ГД на участке № 652) 16 3. Третий и четвертый заявители (выборы в ЗАКС и ГД на участках №№ 651 и 654) 17 4. Шестой заявитель (выборы в ЗАКС на участке № 637) 18 F. Судебный процесс в Верховном суде РФ и Конституционном суде 18 1. Обращения в Верховный суд 18 2. Обращение в Конституционный суд 19 G. Судебный процесс в Городском суде Санкт-Петербурга 22 1. Первые пять заявителей (выборы в ЗАКС и ГД в Колпинском районе в целом) 22 2. Шестой заявитель (выборы в ЗАКС на участке №637) 24 3. Жалоба, поданная Санкт-Петербургским отделением СР (выборы в ЗАКС по Санкт-Петербургу в целом) 26 H. Судебный процесс в районных судах 27 1. Шестой заявитель (выборы в ЗАКС на участке №637) 27 2. Седьмой заявитель (выборы в ЗАКС в Колпинском районе в целом) 30 3. Жалоба СР на незаконность выборов в избирательном округе №19 33 4. Жалоба СР на незаконность выборов на двух «закрытых» избирательных участках 34 5. Жалоба СР на результаты выборов в избирательном округе №17 34 6. Жалоба СР на результаты выборов в избирательном округе № 15 35 7. Жалоба СР на результаты выборов в избирательном округе №33 35 I. Информация о пересчете избирательными комиссиями 35 1. Фактические и статистические данные, предоставленные заявителями 35 2. Фактическая и статистическая информация, предоставленная Правительством 36 J. Проверка подлинности предоставленных заявителями документов 40 II. ПРИМЕНИМОЕ ВНУТРЕННЕЕ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО. ПРАКТИКА 42 A. Законодательная база выборов декабря 2011 года в Санкт-Петербурге 42 B. Регулирование отельных вопросов 42 1. Права наблюдателей и членов избирательных комиссий на федеральных выборах 42 2. Формальные требования по отношению к протоколами другим документам, составляемым избирательными комиссиями; копирование 42 3. Установление итогов голосования ТИК 43 4. Пересчет 44 5. Обжалование 44 C. Положения УК 45 D. Примеры соответствующей судебной практики, приведенные сторонами 45 1. Примеры, приведенные заявителями 45 2. Примеры, приведенные Правительством 46 III. СООТВЕТСТВУЮЩИЕ МЕЖДУНАРОДНЫЕ ДОКУМЕНТЫ 46 A. Кодекс добросовестной практики по избирательным вопросам 46 B. Итоговый отчет миссии по наблюдению за парламентскими выборами в Государственную думу 4 декабря 2011 г. Бюро по демократическим институтам и правам человека организации по безопасности и сотрудничеству в Европе (ОБСЕ/БДИПЧ) (г. Варшава, 12 2012 г.) 52 ПРАВО 54 I. ЗАЯВЛЕННЫЕ НАРУШЕНИЯ СТАТЬИ 3 ПРОТОКОЛА № 1 К КОНВЕНЦИИ И СТАТЬИ 13 КОНВЕНЦИИ 54 A. Процессуальные вопросы и приемлемость 55 1. Просьбы об отзыве заявлений 55 2. Вопрос Правительства в отношении представительства 56 3. Предварительные возражения Правительства в отношении компетенции Суда ratione materiae 56 4. Предварительные возражения Правительства относительно исчерпания внутренних средств правовой защиты 57 5. Предварительное возражение Правительства в отношении обоснованности жалобы и нарушения права на петицию 63 6. Заключение по вопросу приемлемости 65 B. Существо дела 65 1. Документы, предоставленные сторонами 65 2. Оценка Суда 71 II. ПРЕДПОЛАГАЕМОЕ НАРУШЕНИЕ СТАТЬИ 34 КОНВЕНЦИИ 90 III. ПРИМЕНЕНИЕ СТАТЬИ 41 КОНВЕНЦИИ 92 A. Компенсация 92 B. Расходыи издержки 92 C. Штрафная ставка 93 По делу «Давыдов и др. против Российской Федерации»

Европейский суд по правам человека (Третья секция) в следующем составе:

Хелена Ядерблом (Председатель) Бранко Любарда, Луис Лопес Герра Хелен Келлер Дмитрий Дедов Пере Пастор Виланова Алина Полачкова, судьи, и Стефен Филлипс, Секретарь секции,

Проведя совещание за закрытыми дверями 9 мая 2017г.

Вынесли следующее Постановление, принятое в указанную дату:

ПРОЦЕДУРА

1. Началом рассмотрению дела послужила жалоба (№ 75947/11) на действия Российской Федерации, поданная согласно Статье 34 Конвенции о защите прав человека и основных свобод («Конвенция») одиннадцатью гражданами России (данные см. в Приложении).

2. Заявителей представляли г-жа К.Москаленко и г-жа Е.Напара, юристы, практикующие в России. Правительство РФ («Правительство) представлял г-н Г.Матюшкин, уполномоченный РФ при Европейском суде по правам человека.

3. Заявители утверждали, что организация и проведение избирательного процесса на нескольких избирательных участках в Санкт-Петербурге в декабре 2011г. не соответствовало требованиям Статьи 3 Протокола 1 к Конвенции, а также что у них отсутствовали эффективные средства правовой защиты в отношении предполагаемых нарушений.

4. 18 марта 2014 жалоба была передана Правительству.

ФАКТЫ

I. ОБСТОЯТЕЛЬСТВА ДЕЛА

A. Обзор

5. Факты дела, изложенные Заявителями, можно кратко представить следующим образом.

6. Все Заявители являются гражданами РФ и проживают в Санкт-Петербурге. 4 декабря 2011г. они участвовали в выборах, которые в тот день проходили одновременно и на городском, и на федеральном уровне: выборы в Законодательное Собрание Санкт-Петербурга (законодательный орган города Санкт-Петербурга, субъекта РФ, далее – «ЗАКС»), а также выборы в Государственную Думу Российской Федерации (нижняя палата Российского парламента, далее – «Дума»).

7. Функции Заявителей на выборах были различны: все они являлись прикрепленными избирателями, некоторые выступали в качестве кандидатов в ЗАКС, другие являлись членами избирательных комиссий или наблюдателями.

8. Заявители утверждали, что избирательные комиссии фальсифицировали результаты выборов путем систематического «приписывания» большего числа голосов правящей партии «Единая Россия» («ЕР») и ее кандидатам, лишая, таким образом, голосов оппозиционные партии и кандидатов. Обращения Заявителей с Первого по Седьмого касаются результатов голосования в Колпинском районе Санкт-Петербурга (избирательные округа №№ 18 и 19 города Санкт-Петербурга). Другие Заявители подали жалобу относительно результатов выборов в других избирательных округах Санкт-Петербурга (см.Приложение).

9. После объявления предварительных результатов выборов несколько Заявителей обратились с жалобами на фальсификацию результатов в Санкт-Петербургскую избирательную комиссию. Некоторые Заявители обратились с заявлениями о возбуждении уголовного дела и преследовали соответствующие избирательные комиссии в судебном порядке. Подробнее об оспаривании результатов выборов см.Разделы «E» - «H» ниже.

B. Организация выборов 4 декабря 2011 г.

10. Выборы на обоих уровнях (федеральном и уровне субъекта федерации) проводились по партийным спискам по принципу пропорционального представительства. Таким образом, избиратели голосовали не за отдельных кандидатов, а за списки кандидатов, предложенные политическими партиями. В выборах принимали участие следующие партии:

1. «Единая Россия» («ЕР»);

2. «Справедливая Россия»(«СР»);

3. «Патриоты России» («ПР»);

4. «Правое дело» («ПД»);

5. «Коммунистическая партия Российской Федерации» («КПРФ»);

6. «Либерально-демократическая партия России" («ЛДПР»);

7. «Яблоко».

11. ЕР являлась правящей партией, уже имевшей абсолютное большинство в обоих законодательных органах. Прочие партии можно назвать «оппозиционными», хотя и в разной степени.

12. Число мест, которые партии могли получить в ЗАКСе и ГД, зависело от количества полученных голосов. Шанс каждого кандидата пройти в законодательный орган зависел от того, какое место он занимал в соответствующем партийном списке. Кандидаты, находившиеся вверху списка, имели больше шансов быть избранными. Даже если партия набирала число голосов, равное «минимальному порогу», установленному законом для ЗАКСа и ГД, низкий общий результат лишал мандата кандидатов, занимавших нижние позиции в партийном списке. Таким образом, шансы каждого отдельно взятого кандидата на избрание зависели не от результата голосования на конкретном участке, а от общего результата его политической партии в целом, по всей соответствующей территории.

13. Подсчет голосов на выборах 2011г. был организован на трех уровнях. Избиратели голосовали на избирательных участках, относящихся к участковым избирательным комиссиям («УИК»). Участковые избирательные комиссии также собирали результаты голосования по открепительным удостоверениям. На каждый участок в среднем приходилось по 2000-3000 прикрепленных избирателей. Как правило, списки прикрепленных избирателей на федеральных выборах и выборах в законодательный орган субъекта были идентичны, и все избиратели на участке получали два отдельных бюллетеня – один для выборов в ЗАКС, второй – в ГД.

14. Вечером после выборов после вскрытия урн (стационарных и переносных) УИКи провели подсчет голосов и составили протоколы. По выборам в ЗАКС и ГД были составлены отдельные протоколы. Все члены УИК должны были подписать протоколы и имели право на получения копии (о формальных требованиях к копиям протоколов см.пункты 178-179 ниже).

15. Затем один экземпляр протокола отправлялся в соответствующую территориальную избирательную комиссию («ТИК»), которая отвечала за подготовку сводной таблицы результатов голосования в рамках своей юрисдикции. К каждой ТИК относилось несколько избирательных округов (иногда называемых «территориями»); в каждый округ входило несколько избирательных участков. Приведем пример относительно жалобы заявителей: к ТИК №3 относился округ №17 (в него входило 32 участка), к ТИК №7 относился округ №15 (33 участка), к ТИК№21 относились округа №18 (32 участка) и 19 (34 участка), а к ТИК №27 относился округ №33 (40 участков).

16. Все ТИКи направляли свои протоколы в Санкт-Петербургскую избирательную комиссию (далее «ГИК»), которая уже производила окончательный подсчет голосов на уровне города. Результаты публиковались на сайте ГИК. Все выборы в России контролировались Центральной избирательной комиссией («ЦИК»).

17. жалоба Заявителей касается различных видов нарушений избирательного процесса. Заявители утверждают, что протоколы с результатами по участкам были заменены на новые протоколы территориальными избирательными комиссиями. В новых протоколах содержались другие данные – количество голосов, отданных за ЕР, увеличилось, а количество голосов, отданных за другие партии, оcобенно СР и «Яблоко», уменьшилось.

C. Суть жалобы каждого Заявителя.

1. Первый Заявитель

18. А.В.Давыдов (Первый Заявитель) родился в 1987 г. в Ленинграде. Являлся кандидатом в ЗАКС от партии «Справедливая Россия». Его жалоба касается результатов выборов в ЗАКС в Колпинском районе Санкт-Петербурга (избирательный округ №19).

(a) Разница результатов

19. По словам г-на Давыдова, результаты выборов, опубликованные ГИК 5 декабря 2011г. на сайте ГИК, не соответствовали реальным цифрам, полученным УИК в результате подсчета голосов, проведенного вечером 4 декабря 2011г. Официальные результаты выборов на уровне города (включая Колпинский район) были утверждены решением ГИК 12 декабря 2011г.

20. В подтверждение своих слов Заявитель предоставил копии предположительно оригинальных протоколов УИК. Заявитель, будучи кандидатом и членом СР, получил эти протоколы у членом избирательной комиссии, представлявших СР, или другие оппозиционные партии, а также от наблюдателей, направленных на участки партиями СР, КПРФ и «Яблоко». В соответствии с законодательством, после подсчета голосов члены комиссий и наблюдатели имели право на получение «заверенной копии» протокола. Заявитель также предоставил список имен наблюдателей и членов комиссии, передавших ему копии протоколов.

21. Г-н Давыдов предоставил информацию относительно 35 участков, все они относились к округу №19. Он предоставил копии «оригинальных протоколов» и «окончательных результатов», опубликованных на сайте ГИК. Некоторые окончательные результаты совпадают с результатами, указанными в «оригинальных» протоколах. Например, «оригинальный» протокол УИК №640 содержит результаты, идентичные официальным окончательным результатам.

22. Тем не менее, по большинству участков количество голосов за ЕР было намного меньше, чем указано в официальных результатах. В качестве примера можно привести участок №639. Согласно копии протокола Заявителя по УИК №639, было подано 903 действительных бюллетеня. Голоса распределились следующим образом:

- ЕР 218;

- ЛДПР 132;

- КПРФ 137;

- СР 302;

- ПР 12;

- «Яблоко» 89;

- ПД 13.

23. В соответствии с окончательными результатами, опубликованными ГИК, те же 903 бюллетеня распределились следующим образом:

- ЕР 460;

- ЛДПР 210;

- КПРФ 137;

- СР 28;

- «Яблоко» 55 ;

- ПР 6 ;

- ПД 7.

24. По мнению Заявителя, разница между опубликованными результатами и «оригинальными» протоколами показала, что голоса избирателей были перераспределены в пользу ЕР и, в некоторой степени, ЛДПР.

25. Заявитель предоставил «оригинальные» протоколы в отношении следующих 21 участка, где результаты ЕР, отраженные в оригинальных таблицах, были ниже результатов, официально опубликованных ГИК: №№ 638, 639, 641, 642, 643, 644, 646, 648, 649, 651, 652, 653, 654, 657, 661, 662, 664, 665, 666, 667 и 668. Из документов, предоставленных Заявителем, видно, что форма «оригинальных» отчетов отличается в разных УИК. Во всех «оригинальных» отчетах имеется некоторые уже напечатанные области для заполнения; тем не менее, были заполнены не все поля и в некоторых случаях отсутствовали подписи. Так, в некоторых отчетах, предоставленных Заявителем, отсутствовала третья страница, на которой должны быть подписи членом избирательной комиссии (например, участок №638). В некоторых отчетах имелась третья страница с подписями главы соответствующей УИК и/или его заместителя, но отсутствовали подписи других членов комиссии, а также отсутствовала официальная печать и не было указано время составления (например, № 639). В некоторых отчетах отсутствовала третья страница, но на первой странице имелась надпись «Копия верна», подпись главы комиссии и официальная печать (например, №642).

26. Несколько «оригинальных» протоколов были полностью заполнены, имели подписи, дату и время составления, а также официальную печать на третьей странице (например, участок №654, который отчитался, что ЕР получила 261 голос, в то время как по итоговым официальным данным партия набрала 748 голосов; похожая картина наблюдается на участках №№657, 661, 665 и некоторых других) или на каждой странице (например, протокол по участку №643 показывает, что ЕР набрала 253 голоса, а согласно окончательным данным - 498).

27. В целом, большинство «оригинальных» протоколов являются ксерокопиями с надписью от руки «Копия верна», печатью УИК и подписью от руки главы комиссии, его заместителя и, в некоторых случаях, секретаря комиссии.

(б) Общие последствия изменений

28. В соответствии с "оригинальными» протоколами, предоставленными Первым заявителем, по округу №19 ЕР получила 8 695 голосов, а по данным ГИК – почти в два раза больше: 17 265. Те же «оригинальные» экземпляры показывают, что СР набрала 10 031 голос, а по официальным результатам – лишь 4 538. Голоса, отданные за другие партии (кроме ЛДПР) также были перераспределены в пользу ЕР.

2. Второй Заявитель

29. Второй Заявитель (О.О.Андронова) родилась в 1953г. в г.Ленинграде. Ее жалоба касается активного избирательного права на выборах в ЗАКС и ГД. Являлась прикрепленным избирателем на участке №652 в Колпино (избирательный округ №19). Также являлась членом УИК №652 с правом решающего голоса от партии СР. Голосовала за СР на обоих уровнях и наблюдала за ходом обоих выборов (в ЗАКС и ГД) на избирательном участке.

30. Первые результаты СР на выборах в ЗАКС по участку №652, отраженные в копии протокола, полученного Заявителем как членом УИК, составили 299 голосов; официальные результаты - 19. Что касается выборов в ГД, СР получила 315 голосов при первом подсчете и 115 голосов по официальным данным.

31. Голоса, отданные за другие партии, также были перераспределены в пользу ЕР. Таким образом, согласно протоколам, КПРФ получила 174 голоса на выборах в ГД и 164 на выборах в ЗАКС; тем не менее, ГИК опубликовала следующие цифры: 74 и 14 голосов соответственно. Официальные результаты ЕР по этому участку составили 574 на выборах в ГД, при том, что первоначально было 274; и 599 голосов на выборах в ЗАКС - 259 в первоначальном протоколе.

3. Третий Заявитель

32. Третий Заявитель (А.В.Андронов) родился в 1986 г. в г.Ленинград. Его жалоба касается активного избирательного права на выборах в ЗАКС и ГД. Он являлся прикрепленным избирателем на участке №651 в Колпино (избирательный округ №19) и был членом той же УИК с правом решающего голоса от СР. По официальным данным СР набрала на данном участке 125 голосов (выборы в ГД) и 9 голосов (выборы в ЗАКС), а в соответствии с «оригинальными» протоколами - 345 и 328 голосов соответственно. Официальные результаты ЕР составили 640 голосов (ГД) и 807 голосов (ЗАКС), в то время как изначально было зафиксировано 310 голосов (ГД) и 299 (ЗАКС).

4. Четвертый Заявитель

33. Четвертый Заявитель (Т.А.Николаева) родилась в 1988г. в Ленинграде. Ее жалоба касалась активного избирательного права на выборах в ЗАКС и ГД. Она была прикреплена для голосования на участке №654 в Колпино (избирательный округ №19) и являлась членом УИК с правом решающего голоса от СР. На указанном участке на выборах в ГД СР получила 307 голосов согласно «оригинальному» протоколу и 157 согласно официально опубликованным результатам; 287 и 14 соответственно на выборах в ЗАКС. Официальные результаты ЕР составили 748 (ЗАКС) и 424 (ГД), первоначальные - 261 (ЗАКС) и 274 (ГД).

5. Пятый Заявитель

34. Пятый Заявитель (Е.П.Сизенов) родился в 1972г. в Ленинграде. Его жалоба касалась активного избирательного права на выборах в ЗАКС и ГД. Он был прикреплен для голосования на участке №661 в Колпино (избирательный округ №19) и являлась членом УИК с правом решающего голоса от партии «Яблоко». На этом участке на выборах в ГД «Яблоко» получила 90 голосов изначально и 40 официально, а на выборах в ЗАКС - 103 и 8 соответственно. Таким же образом, СР получила 358 голосов согласно «оригинальным» протоколам и 138 по официальным данным на выборах в ГД, и 360 и 13 соответственно на выборах в ЗАКС. официальные результаты ЕР составили 667 голосов (ГД) и 861 (ЗАКС), при том что изначально было зафиксировано 296 (ГД) и 281 (ЗАКС).

6. Шестой Заявитель

35. Шестой Заявитель (В.Г.Беляков) родился в 1948г. в Ленинграде. Был прикреплен в качестве избирателя к участку №637 в Колпино (избирательный округ №18); его жалоба касается только выборов в ЗАКС. По его словам, в результате перераспределения голосов результат партии ЕР вырос с 380 до 804 голосов, за счет других партий. Шестой Заявитель получил соответствующие протоколы от г-на М., руководителя местного отделения КПРФ, получившего протоколы от наблюдателя КПРФ на указанном участке.

7. Седьмой и Восьмой Заявители

36. Седьмой Заявитель (С.В.Якушенко) родился в 1954г. в Ленинградской области. Был прикреплен для голосования к участку №623 в Колпино (избирательный округ №18); жалоба касается выборов в ЗАКС. По его словам, в результате перераспределения голосов результат партии ЕР вырос с 731 до 798 голосов, за счет других партий. Седьмой Заявитель также получил протоколы от г-на М.

37. Восьмой Заявитель (Н.Л.Паялин) родился в 1968г в Ленинграде. Избирался в ЗАКС от СР. Его жалоба касается результатов по избирательному округу №22 Санкт-Петербурга на выборах в ЗАКС. В частности, он оспорил официальные результаты по 22 участкам (№№ 721, 722, 723, 724, 725, 726, 727, 728, 729, 731, 733, 734, 735, 736, 739, 740, 741, 742, 743, 744, 745 и 794). По первоначальным данным по избирательному округу №22 СР получила 9 616 голосов, притом, что официальный результат составил 6 415. Он заявляет, что в результате фальсификации результатов СР лишилась нескольких мест в ЗАКСе, а он не получил мандат.

38. Седьмой и Восьмой Заявитель позднее отозвали свои жалобы в Суд (см.пункты 202 и 203 ниже).

8. Девятый Заявитель

39. Девятый Заявитель (Г.Б.Трусканов) родился в 1946г. в Ленинграде. Избирался в ЗАКС от партии СР. Его жалоба касается результатов выборов в ЗАКС по избирательному округу №17 Санкт-Петербурга. В частности, он оспаривает официальные результаты по 10 участкам (№№ 486, 489, 495, 496, 497, 498, 500, 501, 508 и 509). По подсчетам Заявителя на основании оригинальных протоколов, собранных им и другими заинтересованными партиями, по данному округу СР получила 7 530 голосов, а по официальным данным 5 765. Результат ЕР изменился с 5 677 до 12 598 голосов.

40. Существо жалобы Девятого Заявителя совершенно иное. По его словам, в округе №17 были сформированы два “закрытых» избирательных участка №№1852 и 1853 на закрытой территории завода. Участки были закрыты для надзора со стороны наблюдателей, кандидатов и прессы; результаты ЕР на этих участках особенно высоки, по сравнению с другими участками, на которых наблюдатели и кандидаты могли следить за ходом голосования и подсчета голосов.

9. Десятый Заявитель

41. Десятый Заявитель (Л.В.Пушкарева) родилась в 1957 в Донецкой области. Избиралась в ЗАКС от СР. Жалоба касается результатов выборов в ЗАКС по избирательному округу №33 Санкт-Петербурга. В частности, она оспорила официальные результаты по 18 участкам (№№ 1070, 1084, 1089, 1090, 1093, 1097, 1098, 1103, 1104, 1107, 1108, 1109, 1111, 1114, 1115, 1118, 1126 и 1127). Так, согласно первоначальным протоколам, полученным Заявителем в качестве кандидата, СР получила 9 794 голосов, при том, что официальный результат составил 7 131.

42. Кроме того, Десятый Заявитель указал, что официальные результаты по участкам №№1071, 1091, 1099 и 1113 были отменены вышестоящей избирательной комиссией. 5 декабря 2011 ТИК №27 приняла решение, во-первых, о проведении независимого пересчета по 4 участкам из-за «жалоб на нарушения закона и сомнений в правильности протоколов». ТИК приняла следующее решение:

«Проведя независимый пересчет голосов по участкам №№ 1071, 1091, 1099 и 1113 ... и придя к заключению, что нарушения закона …. таковы, что результаты определить невозможно (количество бюллетеней в урнах для голосования значительно превышает количество бюллетеней, выданных на участках) ТИК №27 приняла решение ….отменить результаты выборов»

Повторное голосование проведено не было, в результате чего избиратели по указанным 4 участкам были лишены права избирать, а партия Заявителя (СР) лишилась определенного количества голосов.

10. Одиннадцатый Заявитель

43. Одиннадцатый Заявитель (С.С.Шестаков) родился в 1982 в Ленинграде. Избирался в ЗАКС от СР. Жалоба касается результатов по округу №15 Санкт-Петербурга, только в отношении выборов в ЗАКС. В частности, он оспорил официальные результаты по 13 участкам (№№ 554, 555, 557, 592, 593, 597, 598, 600, 601, 605, 606, 610 и 611). Согласно первоначальным протоколам, полученным Заявителем у наблюдателей и членов УИК, СР получила 6 629 голосов в избирательном округе; по официальным результатам – 3 894 голосов.

44. Кроме того, одиннадцатый Заявитель оспаривает данные некоторых «оригинальных» протоколов. В частности, по его словам, протоколы по 16 УИК (№№ 549, 552, 553, 554, 444, 446, 558, 592, 594, 598, 601, 605, 606, 607, 608 и 611) не отражают фактические результаты.

45. Он ссылается на следующее нарушение процедуры, о которых сообщили наблюдатели и некоторые члены избирательной комиссии, которые, по его словам, свидетельствуют о фальсификации:

41. В поддержку своей точки зрения он приводит следующие факты нарушения процедуры, о которых сообщили наблюдатели и некоторые члены избирательных комиссий, и которые, по его мнению, свидетельствуют о подтасовке результатов:

(1) Наблюдатели были удалены с избирательных участков под различными предлогами, такими как «фотографирование списков зарегистрированных избирателей и процесса голосования» или «использование диктофонов» (№№ 549 и 554); «демонстрация письменных материалов с символикой одной из партий» (№ 549); или «оскорбительные замечания в адрес главы избирательной комиссии» (№ 552);

(2) Наблюдателей разместили таким образом, что они не могли видеть кабинки для голосования, а глава УИК отказался переместить урны, кабинки или места для наблюдателей и не разрешил наблюдателям занять более удобную позицию (№№ 549, 552, 554, 592, 605, 608 и 611);

(4) В процессе голосования неустановленные лица закрывали обзор кабинок и урн, чтобы помешать наблюдателям видеть происходящее (№ 549);

(5) Некоторые лица голосовали не получив бюллетени у избирательной комиссии (№ 549) или опускали пачки бюллетеней в урны (№ 553); согласно наблюдателям, число голосовавших по их подсчетам было намного меньше, чем число бюллетеней в урнах (№ 549 и 594); компактные пачки с десятками идентичных бюллетеней за «Единую Россию» были обнаружены в определенных урнах (№№ 598 и 608);

(6) Наблюдателям было указано находиться на определенном расстоянии от столов, на которых пересчитывали бюллетени, следовательно, они не видели, что происходит и что написано в бюллетенях (№№ 552 и 558);

(7) Некоторые лица, которые должны были быть среди зарегистрированных избирателей, не нашли своего имени в списке (№№ 558 и 607);

(8) «Переносные урны», использующиеся для голосования на дому, не были показаны наблюдателям (№ 558);

(9) Члены избирательных комиссий, приносившие урны тем, кто голосовал на дому, обнаружили, что такие люди уже проголосовали на участке и утверждают, что не просили обеспечить им голосование на дому (№№ 601 и 607);

46. Наблюдатели также сообщают о других отклонениях от нормы в процедуре голосования и подсчета голосов (недостаточное количество пустых бюллетеней, не скрепленные списки зарегистрированных избирателей без печатей, необъяснимые перерывы в процессе подсчета голосов, третьи лица, присутствовавшие в помещении избирательной комиссии, разговаривающие с главой комиссии, агитация за «Единую Россию» и т.д.).

47. Для подтверждения своих обвинений одиннадцатый заявитель предоставил копии жалоб, поданных отдельными наблюдателями и членами избирательных комиссий на соответствующих избирательных участках.

D. Административные жалобы в ГИК и их рассмотрение в судебном порядке (второй, третий и четвертый заявители )

48. 6 декабря 2011 третий и четвертый заявители (г-н Андронов и г-жа Николаева) подали административную жалобу в ГИК, указав, что официальные результаты голосования (выборы в ЗАКС и ГД) на участках №№ 651 и 654 Колпинского района являлись неверными и не соответствовали данным протоколов.

49. Касаемо участка 651, г-н Андронов описал процесс передачи протокола в Территориальную комиссию. Он указал, что протокол был отнесен главой УИК в ТИК 5 декабря 2011 года. Тем не менее, когда примерно в 19:15 г-н Андронов разговаривал по телефону с главой УИК, последний информировал его о том, что документ пока не передан в ТИК и что он ожидает в коридоре, пока его вызовут. Тем не менее, к тому времени информация по участку № 651 уже появилась на сайте ГИК. Иными словами, ГИК опубликовала данные до того, как ТИК получила протокол. Цифры, опубликованные на сайте ГИК, были неверными, а результат партии «Единая Россия» был намного больше, чем результат, отраженный в «оригинальном» протоколе. Глава УИК позже проинформировал г-на Андронова о том, что он передал протокол и получил расписку от ТИК; по словам третьего заявителя в расписке был отражен верный результат голосования, а не тот, который позднее был опубликован ГИК. Копия расписки была позднее приобщена к материалам дела ТИК. Третий заявитель записал все разговоры с главой комиссии и предоставил диск с записями в ГИК. Он также указал, что готов запросить у оператора сотовой связи распечатку своих телефонных соединений за указанный период.

50. Касаемо участка № 654, у четвертой заявительницы (г-жи Николаевой) имелось меньше подробностей процесса подсчета голосов; она просто указала, что будучи членом избирательной комиссии с правом решающего голоса она получила протокол, но официальные результаты, опубликованные ГИК, не совпадали с результатами, указанными в протоколе.

51. 8 декабря 2011, рассмотрев административную жалобу третьего заявителя, ГИК перенаправила ее Прокурору Колпинского района для дальнейших действий. Представляется, что жалоба четвертого заявителя была также переадресована туда.

52. 12 декабря 2011 ГИК официально утвердила результаты голосования, включая участки №№ 651 и 654.

53. 19 декабря 2011 Прокурор Колпинского района определил возвратить жалобу третьему заявителю, объяснив, что поскольку результаты голосования были утверждены официально, жалобу заявителя должен рассматривать суд.

54. 28 декабря 2011 ГИК проинформировала третьего заявителя, письмом, о том, что после официального утверждения результатов выборов их можно оспорить только в судебном порядке. Четвертая заявительница не получила никакого ответа на свою жалобу.

55. 2 и 8 февраля 2012 третий и четвертый заявители обжаловали в Октябрьский районный суд не рассмотрение ГИК их заявлений.

56. 9 и 15 февраля 2012 Октябрьский районный суд отказал в удовлетворении требований заявителей. Соответствующая часть аргументации суда в обоих решениях была следующей:

«В своей жалобе [г-жа] Николаева указала на возможную фальсификацию результатов голосования, что является уголовным преступлением в соответствии со статьей N 141-1 УК РФ [; тем не менее,] избирательная комиссия Санкт-Петербурга не имеет полномочий для установления, расследования или констатации обстоятельств, событий или действий, которые могут повлечь уголовную ответственность, [и следовательно] суд считает направление жалобы в Прокуратуру Колпинского района оправданным».

57. Оба заявителя подали апелляцию, но 16 апреля и 10 мая 2012 Санкт-Петербургский Городской суд оставил без изменений решения суда низшей инстанции.

58. Второй заявитель (г-жа Андронова) также подала административную жалобу в ГИК в отношении разночтений в количестве голосов, зафиксированный ею в УИК №652 и объявленными ГИК. 9 декабря 2011 ГИК уведомила ее о перенаправлении жалобы Прокурору Санкт-Петербурга.

59. Второй заявитель также обжаловала в Октябрьском районном суде нерассмотрение ГИК ее жалобы. 5 марта 2012 жалоба была отклонена, по схожим основаниям (см.пункт 56 выше). Санкт-Петербургский Городской суд оставил без изменений решения суда низшей инстанции 2 мая 2012г.

E. Попытки начать уголовное расследование по факту предполагаемой фальсификации

1. Первый заявитель (выборы в ЗАКС на участке №646)

60. 20 декабря 2011 Прокуратура Колпинского района получила жалобу на предполагаемую фальсификацию результатов выборов на участке № 646 (оспаривается Первым заявителем, см.пункты 18 и далее выше).

61. 18 января 2012 Прокурор Колпинского района принял решение об отказе в возбуждении уголовного дела по факту предполагаемой фальсификации. Следователь отметил, что, действительно, в соответствии с протоколом, представленным неназванным заявителем, число голосов, полученных «Единой Россией», было в три раза меньше официально озвученного. Тем не менее, следователь получил от ГИК другой протокол, в котором число голосов было идентично числу голосов, указанному на сайте. Изучив его, следователь пишет:

«... В связи с этим необходимо провести графологическое исследование подписей членов избирательной комиссии № 646 [на протоколах], представленных заявителем и ГИК. На основании вышеизложенного [следователь] принял решение не открывать уголовное дело по статье 142.1 ГК, поскольку отсутствуют доказательства совершения преступления».

62. На каком-то этапе решение от 18 января 2012 было отменено надзирающим прокурором. 21 февраля 2012 тот же следователь вновь принял решение отказать в возбуждении уголовного дела. Новое решение звучало следующим образом:

«...В связи с этим необходимо провести графологическое исследование подписей членов избирательной комиссии № 646 [на протоколах], представленных заявителем и ГИК; без [такого исследования] невозможно установить наличие состава преступления в соответствии со статьей 142.1 ГК. Приказ о проведении такого исследования был выпущен 15 февраля 2012, но на данный момент оно не проведено. На основании вышеизложенного [...], [следователь] принял решение не открывать уголовное дело по статье 142.1 ГК, поскольку отсутствуют доказательства совершения преступления».

63. По словам заявителей, в течение нескольких месяцев данное решение следователя было отменено, дело открывалось и снова закрывалось как минимум один раз. Заявители не располагали более подробной информацией о повторном открытии и закрытии дела.

2. Жалоба второго заявителя (выборы в ЗАКС и ГД на участке № 652)

64. 5 декабря 2011 второй заявитель (г-жа Андронова) подала жалобу в Следственный комитет по Санкт-Петербургу. Она утверждала, что являясь членом УИК № 652 с правом решающего голоса, видела результаты голосования и участвовала в передаче подписанного протокола с результатами голосования из УИК в ТИК. В телефонном разговоре глава ТИК подтвердил получение им протокола. В соответствии с данным документом СР получила 315 голосов; однако по официальным данным это число составило 115. Второй заявитель приложил к своему письму копию протокола и окончательные результаты выборов, опубликованные на сайте Городской избирательной комиссии и просила Следственный комитет открыть уголовное дел по данному факту. По ее мнению обстоятельства дела указывали на фальсификацию результатов выборов, что является преступлением в соответствии с УК РФ (см.пункты 29 и далее выше).

65. Жалоба второй заявительницы была передана для рассмотрения в Прокуратуру Колпинского района.

66. 14 февраля 2012 Прокурор Колпинского района, г-н Дуркин, проинформировал вторую заявительницу о своем решении не предпринимать никаких действий по ее жалобе. Районный прокурор проинформировал вторую заявительницу, не указав конкретных деталей и не ответив на заявления, содержавшиеся в ее жалобе, о том, что изучив ситуацию, он не обнаружил никаких нарушений избирательного законодательства. Районный прокурор проинформировал вторую заявительницу о том, что она имеет право спаривать официальные результаты выборов в «суде соответствующего уровня».

3. Третий и четвертый заявители (выборы в ЗАКС и ГД на участках №№ 651 и 654)

67. 6 декабря 2011 третий и четвертый заявители обратились с жалобой в Следственный комитет по Санкт-Петербургу, прося об открытии уголовного дела по факту предполагаемой фальсификации результатов выборов на участках №№ 651 и 654 (см.пункты 32 и 33 выше). Третий заявитель, в частности, ссылался на свою беседу с председателем УИК №651 и настаивал на том, что результаты выборов по указанному участку были опубликованы раньше, чем соответствующие протоколы были переданы в ТИК №21 (см.пункт 49 выше). Стенограмма беседы прилагалась. Это заявление было переадресовано Прокурору Колпинского района.

68. 18 января 2012 Прокурор Колпинского района принял решение об отказе в возбуждении уголовного дела по факту предполагаемой фальсификации. Документы, поданные после, показывают, что 23 января 2012 решение от 18 января 2012 было отменено прокурором Колпинского района.

69. 14 февраля 2012 Прокурор Колпинского района проинформировал третьего заявителя о своем решении не предпринимать никаких действий по ее жалобе (письмо идентично письму второму заявителю от той же даты – см.пункт 66 выше). В тот же день Прокурор Колпинского района проинформировал Четвертого заявителя о том, что ее жалоба рассматривается.

70. 12 июня 2012 следователь СК Колпинского района принял решение об отказе в возбуждении уголовного дела по факту предполагаемой фальсификации на участке №654 в связи с отсутствием состава преступления (обращался к другому заявителю, не Четвертому). Решение было основано в основном на решении Колпинского районного суда от 22 марта 2012, утвердившего результаты выборов в Колпино, включая участок №654 (см.пункт 143 ниже). Следователь, аналогично решению суда от 22 марта 2012, заявил, что представленная заявителем «копия оригинального протокола УИК» не является доказательством, т.к. не соответствует требованиям «Закона Санкт-Петербурга о выборах». Таким образом, проведенный ТИК №21 пересчет голосов имел законную силу, а результаты этого пересчета верно отражены на сайте ГИК.

4. Шестой заявитель (выборы в ЗАКС на участке № 637)

71. Жалоба шестого заявителя (г-на Белякова) в отношении фальсификации результатов голосования на участке № 637 была подана в Следственный комитет (см.пункт 35 выше). СК перенаправил ее в ГИК. 30 декабря 2011 ГИК проинформировала шестого заявителя о том, что после официального утверждения результатов голосования заявитель должен был подать жалобу в суд.

72. 10 января 2012 Колпинский районный суд решил, что перенаправление жалобы заявителя в ГИК было незаконным. Тем не менее, суд не указал, какие действия должен был предпринять СК в ответ на жалобу заявителя.

73. Из документов, поданных сторонами, следует, что два лица, выступавших в качестве наблюдателей на участках №№644 и 648, направили аналогичные жалобы в декабре 2011г. В какой-то момент эти жалобы были присоединены к жалобе Шестого заявителя относительно фальсификации результатов выборов на участке № 637.

74. 21 мая 2013г. следователь СК Колпинского района принял решение об отказе в возбуждении уголовного дела по факту предполагаемой фальсификации 654 в связи с отсутствием состава преступления. Данное решение относилось к обращениям различных лиц в отношении участков №№637, 644, 648 и 651. Решение было основано в основном на решении Колпинского районного суда от 22 марта и 24 мая 2012 (см.пункты 143 и 117-121 ниже). Следователь заявил, что представленная заявителем «копия оригинального протокола УИК» №637 не является доказательством, т.к. не соответствует требованиям «Закона Санкт-Петербурга о выборах». В отношении участков №№637 и 651 он отметил законность решения ТИК№21 о пересчете. Таким образом, проведенный ТИК №21 пересчет голосов имел законную силу, а результаты этого пересчета верно отражены на сайте ГИК.

F. Судебный процесс в Верховном суде РФ и Конституционном суде

1. Обращения в Верховный суд

75. 12 декабря 2011 первые пять заявителей обратились в Верховный суд Российской Федерации с заявлением об отмене постановления Центральной избирательной комиссии РФ о результатах выборов. Их заявление касалось выборов в ЗАКС и ГД в Колпинском районе Санкт-Петербурга (т.е.округа №№18 и 19). По мнению пяти заявителей, официальные результаты, опубликованные ЦИК, не соответствовали реальным результатам голосования (см.пункты 18-34 выше ).

76. В своем заявлении заявители объяснили, кем они являются и в каком качестве они участвовали в выборах. В частности, первый заявитель указал, что он являлся кандидатом на выборах от СР, и что другие заявители были либо участниками избирательной комиссии, либо наблюдателями, либо обычными избирателями.

77. Заявители объяснили, что результаты выборов, официально опубликованные Городской избирательной комиссией на ее сайте и воспроизведенные ЦИК, не соответствовали протоколам, полученным ими в избирательных комиссиях, и что общее расхождение между протоколами и окончательными результатами приближается к восьми тысячам голосов. Заявители предоставили копии «оригинальных» протоколов и распечатки окончательных результатов с сайта Городской избирательной комиссии и просили аннулировать данные результаты вместе с решением Городской комиссии и решением ЦИК, утверждающем данные результаты.

78. 23 декабря 2011 года судья Верховного суда определил отказать заявителям. Он указал, что такие заявления находятся не в компетенции Суда, поскольку предполагаемые нарушения не влияют на права избирателей. Судья указал на то, что такие нарушения могли затронуть права сторон, участвовавших в выборах и не получивших мандаты в результате таких нарушений.

79. Заявители направили частную жалобу, но 9 февраля 2012 жалоба была отклонена. Верховный суд РФ, выступая в качестве апелляционного суда, отметил, что в соответствии с Законом о выборе депутатов Государственной Думы статья 92 части 4 и 5, аннулировать решение ЦИК о признании результатов выборов можно лишь в случае, если нарушения затрагивают интересы политических партий, участвующих в выборах. Статья 77 Закона об Основных гарантиях избирательных прав содержит такое же положение. Апелляционный суд постановил, что нарушения, на которые ссылались заявители, затрагивали интересы партий, кандидаты от которых участвовали в выборах, а не права избирателей.

2. Обращение в Конституционный суд

80. Получив определение Верховного суда от 9 февраля 2012, указанные заявители направили жалобу в Конституционный суд РФ в отношении истолкования Верховным судом ГПК, Закона об основных гарантиях и Закона о выборах в Государственную Думу. Согласно определению Верховного суда, указанные акты не дают избирателям права подавать жалобы в отношении неправильного подсчета голосов: такое право принадлежит только политическим партиям. По мнению заявителей, такая точка зрения противоречит Конституции.

81. 22 апреля 2013 Конституционный суд вынес постановление по вопросу заявления (постановление № 8-P/2013). Суд постановил, что отдельный избиратель имеет законный интерес в том, чтобы его голос, поданный за ту или иную политическую партию или кандидата, был правильно подсчитан. Таким образом, «активное избирательное право» не ограничивается правом прийти на избирательный участок и свободно выразить свое волеизъявление; оно также включает процесс подсчета голосов и получения окончательного результата, отражающего реальное волеизъявление электората. Избиратель должен иметь право проверить правильность процесса подсчета. Кроме того, интересы партий, участвующих в выборах, и избирателей могут быть разными. Тот факт, что процесс волеизъявления осуществлялся тайным голосованием, не помешало избирателям жаловаться на неправильное отражение результатов, поскольку это повлияло на процесс выборов в целом и может в перспективе ослабить легитимность органа, выбранного в результате. Следовательно, не имеет значения, за какую партию голосовал конкретный избиратель. КС определил, что избиратели должны иметь право жаловаться на незаконность процесса подсчета голосов (пункт 2.1 Постановления).

82. Что касается судебной перспективы для таких жалоб, КС определил, что хотя это не единственный правовой механизм, он существует во многих странах Европы. Ссылаясь на Резолюция ПАСЕ 1897 (2012), на принципы Венецианской комиссии, и на дело X v. Germany, Решение Комиссии от 7 мая 1979, № 8227/78, КС отметил, что закон может создать определенные процессуальные барьеры для таких жалоб: например, установить короткий срок подачи заявлений или указать минимальное число избирателей, необходимое для подачи заявления.

83. КС определил, что судебная защита избирательных прав должна быть доступна избирателям не только в связи с жалобами на избирательные кампании и процедуру голосования, но и в отношении нарушений в процессе подсчета голосов. В то же время осуществление права на судебную защиту не должно препятствовать стабильному функционированию избранных органов. Следовательно, для предотвращения злоупотребления правами только существенные нарушения в процессе подсчета голосов могут привести к пересмотру результатов выборов.

84. В п.2.4 Постановления КС призвал федеральный законодательный орган обеспечить право пересмотра в судебном порядке процесса подсчета голосов и определения окончательных результатов выборов. КС также постановил, что суды, осуществляющие процесс пересмотра, должны иметь право объявить результаты выборов на определенной избирательной территории действительными. Исполнение права на судебный пересмотр подсчета голосов может находиться в зависимости от правил и процедур, установленных федеральным законодательством.

85. КС изучил положения законодательных актов, на которые ссылались заявители (пункт 3.1 Постановления). По мнению КС указанные акты при их толковании в духе конституционных положений не препятствуют избирателям обратиться с жалобой на процесс и результаты подсчета голосов избирательными комиссиями, и позволяют судам, в случае если указанные нарушения не позволили правильно определить волеизъявление избирателей, аннулировать результаты выборов. В пункте 3.3 Постановления КС определил, что региональное отделение политической партии, участвующей в выборах, имеет право обратиться с жалобой о нарушении избирательного законодательства на региональном уровне.

86. КС также определил, что избиратели не должны оказаться в ситуации, когда им неясен объем их права на судебную защиту и процесс осуществления указанного права. Суд постановил, что федеральный законодательный орган, заявив, что суды имеют право рассматривать жалобы на нарушения избирательного законодательства, должен принять специальные нормы, чтобы избиратели могли воспользоваться своим правом на судебную защиту. Также должны быть введены правила, не допускающие злоупотребления правом обращаться в суд и использовать такие разбирательства как инструмент политического манипулирования со стороны участвующих политических сил. Положения ГПК и иных законодательных актов, рассмотренных КС в формулировке, действующей на тот момент, подразумевали, что все участники выборов, вне зависимости от их статуса и типа и масштаба нарушений, имеют равные права обратиться в суд с жалобой на какое-либо нарушение их избирательных прав. Тем не менее, такое отсутствие дифференциации пагубно отражается на стабильности демократической системы и создает возможность злоупотреблений. Процедура судебного контроля нарушений выборных процедур являлась единой на всех уровнях избирательной системы; тем не менее, заинтересованность избирателя в том, чтобы его голос был подсчитан правильно, была сильнее на уровне избирательного участка, на котором он голосовал (в сравнении с более высокими уровнями избирательной системы).

87. В заключительных абзацах постановления КС определил, что суды общей юрисдикции часто интерпретируют ГПК и другие применимые акты по-разному, как будто указанные акты давали право обратиться в суд по поводу нарушений при подсчете голосов только политическим партиям, а не самим избирателям. Отчасти это объясняется формулировкой пункта 20 Постановления Верховного Суда №5 от 31 марта 2011 года, согласно которому Верховный Суд постановил, что суды не могут рассматривать жалобы на нарушения избирательного законодательства, если указанные нарушения не затрагивали права лица, подавшего жалобу.

88. КС установил, что такая практика была связана с нечеткостью соответствующих законодательных положений. Суд постановил, что такая практика несовместима с Конституцией (пункт 4.3). КС предписал федеральному законодательному органу принять закон, который определил бы процедуру и условия исполнения избирателями своих прав на судебный контроль процесса выборов на стадии подсчета голосов и суммирования результатов. В то же время судам общей юрисдикции было предписано принимать на рассмотрение по существу дела жалобы избирателей в отношении процесса подсчета на уровне избирательных участков, на которых они голосовали.

G. Судебный процесс в Городском суде Санкт-Петербурга

1. Первые пять заявителей (выборы в ЗАКС и ГД в Колпинском районе в целом)

89. 12 декабря 2011 года первые пять заявителей обратились в Санкт-Петербургский городской суд с заявлением об отмене решения Городской Избирательной Комиссии от 12 декабря 2011 о результатах выборов в ЗАКС и ГД. Заявление было очень похоже на заявление, поданное в Верховный Суд (см. Раздел Е выше).

66. 90. 23 декабря 2011 судья Городского суда отклонил жалобу по существу по процессуальным соображениям. Во-первых, судья отметил, что юрисдикция Городского суда распространяется на жалобы, поданные против избирательных комиссий на уровне города. Тем не менее, по мнению судьи жалоба заявителей была направлена против действий комиссий более низкого уровня – участковых и территориальных. Следовательно, юрисдикция Суда не распространяется на данные жалобы. Во-вторых, судья отметил, что заявители утверждают, что должностные лица в избирательных комиссиях виновны в фальсификации результатов, что является уголовным преступлением и не может рассматриваться в гражданском процессе. В-третьих, судья отметил, что в своем заявлении заявители не выполнили некоторые формальные требования закона. Судья предложил заявителям внести изменения в свое заявление, приложить отсутствующие документы и подать заявление повторно до 11 января 2012.

91. Заявители подали частную жалобу. Они указали, что не просили суд привлекать кого-либо к уголовной ответственности; единственной целью их жалобы было добиться аннулирования решения Городской избирательной комиссии, утверждающего официальные результаты выборов, опубликованные на сайте 5 декабря 2011 года. Согласно статье 26 ГПК и статье 75(2) Закона об основных гарантиях Городской суд имеет право рассматривать жалобы на решения Городской избирательной комиссии.

92. 22 февраля 2012 решение судьи от 23 декабря 2011 было оставлено в силе Верховным судом в результате апелляции. Верховный суд подтвердил, что Городской суд не имеет соответствующей юрисдикции. По словам заявителей их не проинформировали о решении Верховного суда, они узнали о нем на сайте Верховного суда некоторое время спустя.

93. Параллельно 10 и 11 января 2012 заявители представили в суд уточненное заявление, внеся изменения, предложенные Городским судом.

94. 12 и 13 января 2012 Городской суд отклонил заявление. Судья определил, что заявители пытались оспорить результаты выборов в Колпинском районе на избирательных территориях №№ 18 и 19 (ТИК №21). Тем не менее, в соответствии со статьей 74(2) Закона об основных гарантиях их заявление подпадало под юрисдикцию соответствующих районных судов. Что касается роли Городской избирательной комиссии, судья определил, что ее обязанности заключаются в том, чтобы суммировать данные, полученные от комиссий более низкого уровня. Суд подчеркнул, что суть жалобы заявителей составляли данные, полученные от территориальных и участковых комиссий; следовательно, заявителям следует оспаривать действия указанных комиссий в соответствующих судах районного уровня, а не в Городском суде.

95. Заявители обжаловали решение суда. Они настаивали, что не оспаривали решения УИК. Напротив, их дело полностью строилось на протоколах УИК, которые они представили в поддержку своего заявления. Что касается территориальных комиссий, заявителям было известно только то, что территориальные комиссии получили протоколы у УИК, но не то, что стало с протоколами дальше и как территориальные комиссии обрабатывали данные. Заявители не участвовали в процессе подсчета результатов на уровне территориальных комиссий и не знали, какие цифры территориальные комиссии направили в Городскую комиссию. Они узнали о неверных данных из официальной публикации Городской комиссии от 5 декабря 2011 города, утвержденных решением комиссии от 12 декабря 2011 года. Следовательно, заявители оспаривали именно решение Городской комиссии.

96. В своей жалобе заявители подчеркнули, что они сравнивали «верные» данные, содержащиеся в полученных ими протоколах УИК, и «неверные» данные, опубликованные Городской комиссией. Они не знали и не могли знать, на каком уровне «верные» данные превратились в «неверные». Тем не менее, без рассмотрения дела по существу Городской суд также не смог сделать вывод о том, что жалоба заявителей затрагивала предположительно неправомерные действия со стороны территориальных комиссий.

97. Ссылаясь на статью 26 Закона о выборах депутатов Государственной Думы, заявители указали, что роль Городской комиссии не ограничивается механическим сложением результатов, полученных у комиссий более низкого уровня. В соответствии со статьей 26 Городская комиссия обязана «координировать работу» комиссий более низкого уровня, обеспечить соблюдение избирательных прав, гарантировать применение единой процедуры при подсчете голосов, и т.д. Комиссия также отвечает за объявление и утверждение окончательных результатов голосования. Следовательно, заявители намеренно оспаривали решение Городской комиссии, содержащее неверные данные, а не отдельные решения каждой УИК или территориальных комиссий. По совокупности вышеизложенного заявители считали, что их жалоба, направленная на действия Городской комиссии, находится в юрисдикции Санкт-Петербургского Городского суда.

98. 7 февраля 2012 Городской суд коллегией из трех судей рассмотрел частную жалобу заявителей в отношении решения от 13 января 2012г. и оставил ее без удовлетворения, оставив в силе решение суда низшей инстанции касательно юрисдикции. Он подтвердил, что Городская комиссия просто суммировала данные, полученные от комиссий низшего уровня. Городской суд также указал, что пункт 39 Постановления Верховного суда №5 от 31 марта 2011 предусматривает, что если жалоба на решение, утверждающее результаты голосования относится к предполагаемым нарушениям избирательного законодательства УИК, сутью жалобы фактически является решение УИК и такие дела рассматриваются соответствующим районными судами. Аналогичное решение было принято Городским судом 19 марта 2012г. в отношении жалобы на решение от 12 января 2012г (см.пункт 94 выше).

2. Шестой заявитель (выборы в ЗАКС на участке №637)

99. Шестой заявитель (г-н Беляков) представил в Санкт-Петербургский городской суд жалобу на решение Городской избирательной комиссии, утверждающее окончательные результаты голосования. Его жалоба была схожа с жалобами первых пяти заявителей, но касалась только его собственного участка (№ 637) и только выборов в ЗАКС. Он подал жалобу как избиратель. Заявитель утверждал, что в соответствии с протоколом, полученным им от голосующего члена избирательной комиссии, КПРФ и «Яблоко» получили 200 и 128 голосов соответственно; тем не менее, в соответствии с официальными результатами, указанные партии получили только 14 и 4 голоса. В то же время результаты «Единой России» выросли с 380 до 804 (см.пункт 35 выше). Заявитель не голосовал ни за «Единую Россию», ни за СР. Он полагал, что в результате фальсификации его голос был по сути «украден» и отдан одной из двух партий, выигравших от фальсификации. Он обратился в Городской суд с просьбой аннулировать решение Городской избирательной комиссии в части, относящейся к указанному участку.

100. Заявитель представил копию протокола УИК № 637. На данной копии была официальная печать УИК; она была подписана главой комиссии и восемью ее членами. В документе было указано, что в процессе голосования не было никаких инцидентов и не было получено никаких жалоб в отношении процесса голосования.

101. Кроме того, заявитель приложил копию протокола, выпущенного территориальной комиссией № 21, распечатку с сайта Городской комиссии. Городская комиссия указана в тексте жалобы как «заинтересованная сторона».

102. 25 января 2012 года Санкт-Петербургский городской суд оставил без движения жалобу заявителя, выявив, что дело невозможно рассмотреть без определенных дополнительных уточнений и документов. Суд отметил, что заявитель оспаривает действия Городской комиссии, которые не приняли вид решения, отражения результатов, и т.п. Следовательно, суд предложил заявителю объяснить, какое именно действие Городского суда он оспаривает. Заявителю также предлагалось указать решение Городской комиссии, утверждающее результаты голосования на участке № 637, и предоставить копию такого решения «с еще одной копией для заинтересованной стороны». Заявителю предлагалось объяснить, какое конкретно нарушение избирательного законодательства он оспаривает и кто повинен в таком нарушении, а также указать, в каком отношении Городская комиссии действовала вопреки закону.

103. 3 февраля шестой заявитель повторно представил свое заявление в суд, дополнив его.

104. 9 февраля 2012 Городской суд отклонил жалобу, установив, что заявитель не предоставил разъяснения и дополнительные документы, запрошенные судом определением от 25 января 2012. Суд вынес следующее определение:

«[В соответствии с законом] протокол, составленный УИК по результатам голосования на [определенном] избирательном участке, должен составляться в двух экземплярах, имеющих силу оригинала; [...] УИК направляет первый экземпляр... в территориальную комиссию, которая затем пересылает его в Городскую комиссию Санкт-Петербурга.

Копия протокола с результатами голосования на участке № 637, представленная заявителем, не отражала, с какого оригинала [была сделана копия]; следовательно, нет оснований полагать, что заинтересованная сторона [Городская комиссия] имела копию данного документа.

Принимая во внимание, что жалоба заявителя основана на том утверждении, что [официальные] результаты голосования на участке № 637 отличаются от результатов, отраженных в протоколе УИК № 637, и принимая во внимание, что заявитель ссылается на данное доказательство и предоставил его суду, ему было предложено [в соответствии с законом ...] предоставить, для [использования] заинтересованной стороной, вторую копию данного документа, находившегося в его распоряжении».

105. Заявитель обжаловал решение суда. Он утверждал, что предоставил копию протокола суду. Он получил данную копию от члена УИК, который, в свою очередь, получил ее от комиссии после подсчета голосов. У Городской комиссии (заинтересованной стороны) имелся оригинальный протокол с результатами УИК, поэтому было абсурдно требовать от него предоставить что-либо еще, кроме уже предоставленного суду.

106. 5 марта 2012 Санкт-Петербургский городской суд, выступая в качестве апелляционного суда, оставил без изменений решение суда низшей инстанции. Суд определил, что предоставленная заявителем копия не содержала указаний на то, являлась ли она копией с оригинального протокола № 1 или № 2. Как можно заключить из решения апелляционного суда, заявитель должен был подать в суд низшей инстанции не копию протокола с результатами, полученного от члена УИК, а копию оригинального документа, №1 или №2, чтобы указанная копия могла быть передана ответчику («заинтересованной стороне», т.е. Городской комиссии), и что без данного документа жалоба заявителя не могла быть рассмотрена .

107. В Меморандуме от 14 октября 2014г Правительство указывает, что копия оригинального протокола №1, составленного УИК, содержит ряд приложений, включая особое мнение членов комиссии и полученные в ходе голосования жалобы. Указанная копия была передана в соответствующую ТИК. Копия №2 была оставлена в УИК и была доступна для публики, после чего была передана в ТИК. Копии указанного документа не направлялись в ГИК, поскольку ТИКи суммировали для нее информацию, полученную от соответствующих УИК; следовательно, у ГИК не было копий оригинальных протоколов УИК.

3. Жалоба, поданная Санкт-Петербургским отделением СР (выборы в ЗАКС по Санкт-Петербургу в целом)

108. 19 декабря 2011 Санкт-Петербургское отделение СР подали жалобу в Санкт-Петербургский городской суд. Жалоба касалась нескольких избирательных территорий, в частности №№ 15, 17, 22 и 33. Заявители жаловались, в частности, на расхождение официальных результатов с результатами копий протоколов, полученных наблюдателями и членами УИК на участках. Они также указали, что Городская комиссия не изучила должным образом восемнадцать жалоб, поданных СР, и восемьдесят семь жалоб, поданных другими заинтересованными сторонами.

109. 27 февраля 2012 года Санкт-Петербургский Городской суд отклонил жалобу. Суд определил, что все административные жалобы в Городскую избирательную комиссию были должным образом обсуждены и рассмотрены. Городской суд постановил, что решение, утверждающее результаты выборов, было принято единогласно и в соответствии с законодательно установленной процедурой. По мнению Городского суда сотрудник Городской комиссии проинформировал заинтересованные стороны о времени и дате собрания Комиссии, так что у них была возможность присутствовать. Некоторые участники собрания были от партии «СР». Статья 30(1) Закона об основных гарантиях не предусматривает уведомления всех лиц в списке, указанном в статье. Комиссия была обязана уведомить их «в пределах возможности». Некоторые представители СР были проинформированы о собрании и могли передать информацию остальным. Действительно, информация о собрании 12 декабря 2012 года не была опубликована в СМИ или базе данных «Выборы» в интернете, но этот факт не являлся существенным. Суд решил, что Городская комиссия не совершила никакого нарушения закона, которое повлияло бы на результаты голосования.

110. Заявитель обжаловал решение суда. 23 мая 2012 Верховный суд Российской Федерации отклонил жалобу. Верховный суд оставил без изменений решение суда низшей инстанции. Кроме того, суд отметил, что хотя Городская комиссия не приняла отдельных решений по каждой жалобе, полученной в период 4-12 декабря 2012, это не повлияло на правомерность ее окончательного решения, утверждающего результаты выборов. Члены Комиссии были проинформированы о жалобах, полученных Комиссией, и этого было достаточно для удовлетворения требований закона. В частности, было вполне допустимо, чтобы все данные жалобы рассматривались специальной рабочей группой, созданной внутри Комиссии, а не самой Комиссией. Верховный суд также определил, что лица, подавшие жалобы в Городскую комиссию, в нарушение закона не были приглашены на рассмотрение их жалоб; тем не менее, это не является существенным основанием для объявления окончательного решения Городской комиссии незаконным. Верховный суд также постановил, что «сводный протокол» с результатами голосования в Городе был утвержден в соответствии с правильной процедурой и следовательно является правомерным. Тот факт, что Городская комиссия не уведомила все заинтересованные стороны в соответствии со статьей 30(1) Закона об основных гарантиях, не является основанием для аннулирования результатов выборов, поскольку это "не препятствовало определению фактической воли избирателей".

111. Верховный суд также определил, что заявители не смогли доказать, что жалобы, полученные Городской комиссией, могли повлиять на результаты голосования. По сути указанные жалобы оспаривали результаты голосования на определенных участках. Тем не менее, решения УИК должны были оспариваться в районных судах. Верховный суд решил, что «поскольку не было установлено наличие нарушений избирательного законодательств, которые могли бы повлиять [на определение] воли избирателей», суд низшей инстанции правомерно отклонил жалобу.

H. Судебный процесс в районных судах

1. Шестой заявитель (выборы в ЗАКС на участке №637)

112. 25 января 2012 года шестой заявитель (г-н Беляков, участок № 637) подал в Колпинский районный суд Санкт-Петербурга жалобу на действия Территориальной избирательной комиссии №21 (см.пункт 35 выше).

113. 27 января 2012 Колпинский районный суд Санкт-Петербурга оставил жалобу заявителя без движения. Суд определил, что заявитель не предоставил достаточное количество копий заявления и приложенных документов, в частности, не предоставил копию для прокуратуры. Кроме того, копия сводного протокола голосования была подписана секретарем территориальной комиссии, а не ее главой, и протокол территориальной комиссии не был подписан всеми членами комиссии. Районный суд предложил заявителю приложить отсутствующие документы и повторно подать жалобу.

114. 7 февраля 2012 года заявитель представил суду уточненное заявление.

115. 1 марта 2012 Колпинский районный суд прекратил производство по жалобе. Районный суд отметил, что заявитель подал жалобу как отдельный избиратель на нарушение его «активного избирательного права» (права избирать). Тем не менее, по мнению Районного суда действия территориальной комиссии, оспариваемые заявителем и по его мнению касавшиеся неправильного распределения голосов среди политических партий, могли повлиять на интересы данных партий, но не интересы отдельных избирателей. Заявитель участвовал в выборах в качестве кандидата, но на другом участке. Суд постановил, что права заявителя не были нарушены оспариваемыми действиями территориальной комиссии, и прекратил рассмотрение дела.

116. Заявитель обжаловал решение суда. 12 апреля 2012 Санкт-Петербургский городской суд определил вернуть дело в суд низшей инстанции для рассмотрения по существу, не согласившись с решением о том, что действия территориальной комиссии не нарушили права заявителя в качестве избирателя.

117. 24 мая 2012 Колпинский районный суд рассмотрел жалобу по существу. По словам заявителя, он просил вызвать в суд ряд свидетелей, в частности, членов, председателя и наблюдателей соответствующих комиссий. Однако районный суд отказал заявителю в вызове свидетелей. Районный суд заслушал заявителя, представителей территориальной комиссии №21 и Городской комиссии, а также прокурора. Последний рекомендовал отклонить жалобу заявителя как необоснованную.

118. Районный суд отказал заявителю в удовлетворении заявленных требований. Соответствующая часть решения выглядит следующим образом:

«[...] В подтверждение своих заявлений [...] заявитель представил копии протокола УИК № 637, протокола территориальной комиссии № 21 [...] и сводного протокола [...] с результатами голосования.

Тем не менее, данные документы были составлены в нарушение обязательных формальных требований, установленных Законом об обязательных гарантиях. [А именно], в нарушение [соответствующих положений Закона] копия протокола не указывает номер оригинального протокола, с которого была сделана копия. В нарушение [соответствующих положений Закона] численные данные в протоколе не были написаны прописью. [В нарушение положений законодательства] копия протокола не содержала надписи «копия верна» и не указывала дату и время создания копии.»

119. Кроме того, районный суд определил, что протокол УИК содержал несочетающиеся данные. Например, число действительных бюллетеней в протоколе равно 1276, а суммарное число голосов за все партии указано в размере 1246, хотя обычно оно должно соответствовать числу действительных бюллетеней, полученных УИК. Суммарное число бюллетеней, брошенных в урны, в переносные урны и число «недействительных» бюллетеней, которое должно обычно соответствовать числу бюллетеней, полученных УИК, было выше (1630 вместо 1600). Районный суд установил, что копия протокола УИК не может рассматриваться как доказательство.

120. Районный суд также определил, что 5 декабря 2011 года территориальная комиссия аннулировала решение УИК, которое утверждало результаты голосования, и приказала УИК № 637 произвести пересчет голосов. Заявитель не оспаривал данное решение. Городская комиссия представила районному суду «экземпляр № 2» протокола УИК с примечанием «пересчет голосов». Данные, содержащиеся в данном экземпляре, внесенные после пересчета голосов, соответствовали официально утвержденным результатам выборов. Экземпляр был полностью заполнен и полностью соответствовал формальным требованиям закона. В соответствии с законодательством, в случае, если оригинальный протокол содержал неверные данные, УИК была обязана пересчитать бюллетени и составить новый протокол. Суд отказал заявителю в вызове свидетелей, включая главу УИК и наблюдателей, заключив, что представленные документы являются достаточным доказательством результатов.

121. Районный суд также повторил положения применимого права, согласно которым пересмотр результатов выборов возможен только при обнаружении нарушений законодательства, препятствующих выявлению реальной воли избирателей. Районный суд решил, что жалоба заявителя не выявляла таких нарушений. Районный суд отклонил жалобу заявителя и отказал в отмене официальных результатов выборов на участке № 637.

122. Заявитель обжаловал решение суда. Он утверждал, что по его информации пересчет не производился. Закон предусматривал обязательное присутствие всех членов УИК и наблюдателей при таком пересчете; тем не менее они не были приглашены УИК для данной цели. Даже если пересчет был произведен, он является незаконным. То, что копия протокола, предоставленная заявителем суду, не соответствовала копии протокола в распоряжении Городской комиссии, не оспаривалось судом первой инстанции. Само упоминание о версии протокола «для пересчета» подтверждало существование двух различных протоколов. В заседании заявитель несколько раз просил районный суд проверить, был ли произведен пересчет на законных основаниях, но районный суд не выполнил его просьбу. Заявитель утверждал, что свидетели, чьего присутствия он добивался, смогли бы подтвердить, что пересчет не был произведен. Предполагаемые расхождения в оригинальном протоколе были несущественными; значение имело то, что оригинальный протокол был заменен другим, и указанный второй протокол был фальсификацией.

123. В соответствии с текстом заявления, предполагаемый пересчет был проведен в ответ на жалобу избирателя, некоего г-на Л. Тем не менее, в «оригинальном» протоколе указано, что УИК не получала никаких жалоб ни от избирателей, ни от наблюдателей. Кроме того, согласно письму главы территориальной комиссии от 26 декабря 2011 в ответ на жалобу заявителя, до подписания окончательного протокола комиссия не получила «никаких жалоб от представителей политических партий». Заявитель пришел к выводу, что «жалоба г-на Л.», послужившая основанием для тайного пересчета, была поддельной.

124. Заявитель утверждал о необходимости оспорить решение территориальной комиссии о производстве перечета, поскольку данное решение не было объявлено публике и представителям партий и выяснилось только из документов, представленных Городской комиссией суду.

125. 16 августа 2012 Городской суд Санкт-Петербурга, выступая в качестве апелляционного суда, отклонил жалобу шестого заявителя, по причинам, указанным судом низшей инстанции. Апелляционный суд не прокомментировал отказ суда низшей инстанции в вызове свидетелей. Он отметил, что доказательства, представленные заявителем, были недостоверными, в то время как доказательства, представленные территориальной и городской комиссиями, соответствовали всем формальным требованиям, и районный суд признал их убедительными. Городской суд заключил, что заявитель не смог доказать выдвинутое им заявление.

2. Седьмой заявитель (выборы в ЗАКС в Колпинском районе в целом)

126. 14 декабря 2011 года седьмой заявитель (г-н Якушенко) обратился в Колпинский районный суд с заявлением о фальсификации итогов голосования в Колпино в целом (избирательные территории №№ 18 и 19). Его жалоба касалась следующих участков: №№ 623, 625, 626, 627, 628, 629, 630, 631, 632, 633, 634, 635, 636, 637, 638, 640, 641, 642, 643, 644, 645, 646, 647, 648, 649, 650, 651, 652, 653, 654, 655, 657, 658, 661, 662, 663, 664, 666, 667, 668, 669, 670, 671, 672, 673, 675, 678, 680, 681, 682, 683, 684, 685 и 687. Следовательно, процесс касался участков, результаты на которых оспаривались первыми шестью заявителями на территории России и в Суде (см.пункты 18-36 выше).

127. 19 декабря 2011 года Колпинский районный суд определил возвратить седьмому заявителю его жалобу без рассмотрения. Суд проинформировал его что жалобу следует подать в Городской суд.

128. 28 декабря 2011 года заявитель обратился в Городской суд с жалобой, но 29 декабря 2011 года суд вернул ему жалобу без рассмотрения. Городской суд указала заявителю на то, что его жалоба подпадала под юрисдикцию Колпинского районного суда. Заявитель обжаловал решение, но безуспешно – 26 января 2012 года Городской суд, в качестве апелляционного суда, подтвердил, что такие дела не подпадают под его юрисдикцию.

129. 19 января 2011 года заявитель повторно подал свою жалобу в Колпинский районный суд.

(a) Решение Колпинского районного суда от 16 июля 2012

130. 16 июля 2012 Колпинский районный суд рассмотрел жалобу заявителя. Копия стенограммы заседания представлена Правительством.

131. Согласно решению и стенограмме, Районный суд заслушал прокурора, который рекомендовал отклонить жалобу. Заявитель подал несколько заявлений с просьбой допросить некоторых свидетелей и предъявить определенные документы; некоторые из указанных заявлений были отклонены, другие – удовлетворены. Так, Районный суд заслушал некоторых свидетелей, о чьем присутствии на заседании просил заявитель, а именно наблюдателей и членов избирательных комиссий (включая некоторых Заявителей). Они описали свой статус на выборах и объяснили, каким образом получили копии протоколов. Большинство свидетелей показали, что данные в копиях протоколов, полученных ими на участках, значительно отличаются от официальных результатов, опубликованных городской комиссией, и что они не имели информации о пересчете и не присутствовали при пересчете в ТИК, хотя некоторые там присутствовали для передачи протоколов УИК.

132. Решение Районного суда начинается с описания применимого избирательного законодательства и показаний свидетелей. Районный суд далее постановил, что «[заявитель] не указал в своем заявлении и дополнительных материалах каким образом его права [избирать и быть избранным] были нарушены». Далее Районный суд определил, что копии протоколов, представленные заявителем, не соответствуют некоторым формальным требованиям законодательства.

133. На основании показаний свидетелей Районный суд установил, что ни один из них лично не передавал заявителю (г-ну Якушенко) свою копию протокола. Районный суд также отметил, что на трех участках (№№ 640, 644 и 653) копии протоколов, полученные от УИК, содержали данные, не соответствовавшие данным «оригинальных» протоколов, представленных заявителем.

134. Районный суд подчеркнул, что в его обязанности входит установить, был ли официальный документ составлен органом, который был обязан его составить, был ли он подписан уполномоченным лицом и соответствовал прочим требованиям, как его копировали и хранили, была ли копия, предоставленная суду, идентична оригиналу, и т.п. Районный суд установил, что он не может полагаться на копию документа, если был утерян оригинал, и если копии, представленные сторонами, не идентичны и невозможно установить реальное содержание документа на основании других доказательств.

135. По совокупности вышеизложенного Районный суд заключил, что копии протоколов, представленные заявителем, нельзя принять как доказательства. По мнению Районного суда, заявитель не представил никаких доказательств того, что воля избирателей была отражена неправильно.

136. Районный суд также отказал в объявлении незаконным «пересчета» голосов, предписанного Территориальной избирательной комиссией на участках №№ 627, 630, 633, 635, 637, 638, 641, 646, 651, 652, 654, 657, 661, 662, 664, 665. 666, 667, 668, 675, 678, 680, 681 и 682. По мнению Районного суда, комиссия высшей инстанции имела право предписать пересчет, если протоколы, полученные от комиссий низшего уровня, содержали «ошибки [или] расхождения» или при наличии «сомнений в правильности составления протоколов». Закон обязывал комиссию высшего уровня провести пересчет и составить новый протокол. Районный суд привел следующие причины пересчета: "Сомнения в правильности составления протоколов УИК, жалобы на нарушения закона, совершенные УИК в процессе подсчета голосов, а также жалоба г-на Л., кандидата по списку СР».

137. Суд ссылался на показания г-жи С., являвшейся членом территориальной комиссии № 21. По словам г-жи С., территориальная комиссия приняла решение о проведении пересчета; она лично пересчитала голоса с зам.главы территориальной комиссии, г-ном Р. Наблюдатели и члены комиссий низшего уровня имели право участвовать в пересчете. Член территориальной комиссии, г-жа Ш., «часто присутствовала» при пересчете. Кроме того, в помещении территориальной комиссии присутствовали наблюдатели и наблюдали за процессом подсчета голосов, голосования и принятия решений. Все жалобы были зачитаны главой территориальной комиссии и обсуждены. Большая часть жалоб относилась к разнице результатов в копиях протоколов, полученных наблюдателями, и «данных в распоряжении территориальной комиссии». Протоколы, предоставленные территориальной комиссии, отличались от протоколов, данных наблюдателям. В результате территориальная комиссия приняла решение о пересчете голосов, и информация, имевшаяся у территориальной комиссии, подтвердилась. Когда пересчет был проведен территориальной комиссией, главы УИК не присутствовали, но присутствовали кандидаты. Наблюдателей не проинформировали о пересчете, но они все время присутствовали в помещении территориальной комиссии, и могли видеть все действия, совершаемые территориальной комиссией. В результате пересчета Территориальная комиссия составила новые протоколы.

138. Показания г-жи С. от от 28 мая 2012 и отраженные в материалах слушания дают дополнительную информацию по сравнению с решением районного суда. В частности, пересчет происходил в подвальном помещении здания районной администрации, где располагалась ТИК, и комната оставалась закрыта, поскольку в ней хранились запечатанные мешки с бюллетенями, доставленными от УИК. Г-н Р. вскрыл мешки в ее присутствии, сломав печати УИК. В помещении, где они работали с г-ном Р., не было столов, только два стула. Пересчет производился ею и г-ном Р., на каждый участок ушло примерно 2 часа. Пересчет продолжался практически весь день 5 декабря 2011. Несмотря на то, что специально в это помещение никого не приглашали, наблюдатели, другие члены комиссии и прочие могли войти в комнату и наблюдать за пересчетом. Новые протоколы составлялись в основном помещении ТИК, наверху. Г-н С. не смог объяснить, что случилось с «оригинальными» протоколами.

139. Районный суд решил, что проведя пересчет территориальная комиссия №21 действовала в границах своих полномочий и нет основании считать такие действия незаконными. Члены УИК имели право, но не обязанность присутствовать при пересчете, и «отсутствие членов УИК при пересчете не являлось основанием считать пересчет незаконным». На основании вышеизложенного Районный суд отклонил жалобу заявителя.

140. Заявитель обжаловал решение суда.

(b) Решение апелляционного суда от 18 октября 2012

141. 18 октября 2012 Санкт-Петербургский Городской суд определил оставить жалобу заявителя без удовлетворения. Основания для определения, которые почти полностью совпадают с решением Районного суда, можно кратко указать следующим образом. Во-первых, суд первой инстанции правильно поступил, не приняв во внимание копии протоколов, представленные заявителем, поскольку опрошенные судом свидетели не подтвердили, что дали свои копии заявителю. Копии протоколов, представленные заявителем, не соответствовали всем формальным требованиям закона. Кроме того, копии протоколов в отношении участков №№ 640, 644 и 653 не соответствовали копиям, находившимся в архивах трех соответствующих УИК. Заявитель не смог доказать, что выборы прошли с нарушением избирательного законодательства, которые помешали установить реальную волю избирателей. В соответствии с рядом решений Территориальной комиссии 21 от 5 декабря 2011, результаты голосования были отменены по следующим участкам: №№ 667, 666, 646, 641, 668, 665, 664, 662, 657, 654, 652, 651, 641, 638, 635, 637, 681, 680, 678, 675, 630, 682, 627 и 629. Во всех указанных участках Территориальная комиссия провела пересчет голосов, на основании «сомнения в правильности составления протоколов с результатами голосования», «жалоб на нарушение закона» и «жалобы г-на Л.». Действия Территориальной комиссии были законными. Члены Территориальной комиссии имели право присутствовать при пересчете, но не обязанность; следовательно, их отсутствие не повлияло на законность пересчета.

3. Жалоба СР на незаконность выборов в избирательном округе №19

142. Параллельно вышеизложенному Санкт-Петербургское отделение СР оспорило результаты выборов в ЗАКС по округу №19 в Колпино (ТИК №21). Эти результаты оспаривались первыми пятью заявителями (см.пункты 18-34 выше). Заявитель подчеркивал, что информация с 18 участков (включая участки, указанные в жалобе первых пяти заявителей) была записана неверно, отличается от указанной в «оригинальных» протоколах, составленных в результате подсчета голосов УИК, в присутствии всех членов комиссий и наблюдателей. Жалобы, переданные в ТИК, не могли являться законным основанием для аннулирования указанных результатов и пересчета, поскольку не было зафиксировано никаких жалоб в момент подсчета общего числа голосов на участках.

143. 22 марта 2012 Колпинский районный суд отклонил жалобу (на основаниях, аналогичных использованным позднее в решении суда от 16 июля 2012, см.пункты 130-139 выше). В частности, суд выразил мнение, что копии документов, на которых ссылались заявители, не соответствовали требованиям законодательства, и не могли являться основанием для оспаривания официальных результатов. Напротив, результаты пересчета на участках, включая те, результаты на которых оспаривались заявителями, записывались в соответствии с нормативными требованиями и их подлинность и законность не вызывает сомнений. Районный суд не вызывал дополнительных свидетелей. Стороны указывают на то, что 30 мая 2012 Санкт-Петербургский городской суд отклонил жалобу и оставил в силе решение суда низшей инстанции.

4. Жалоба СР на незаконность выборов на двух «закрытых» избирательных участках

144. Санкт-Петербургское отделение СР подало жалобу относительно законности и результатов выборов в ЗАКС на двух «закрытых» участках - №№ 1852 и 1853, избирательный округ №17 (см.пункт 40 выше, жалоба была подана девятью заявителями). Заявитель утверждал, что выборы на указанных двух участках, созданных 30 ноября 2011 решением ТИК №3 на территории завода (ОАО «Кировский завод»), являются незаконными. Среди прочего, они указали, что УИК были сформированы в нарушение законодательства, а число членов комиссии было меньше установленного в законе (три члена комиссии на каждый УИК, а не менее 7, учитывая, что на каждом участке было более 1 000 избирателей); что не были назначены члены комиссии от партии заявителя; и что в день выборов ни наблюдатели, ни кандидаты не были допущены на участки охраной предприятия.

145. 16 августа 2012 Кировский районный суд отклонил жалобу. Суд постановил, что точное число избирателей было заранее неизвестно, но по предварительным подсчетом составляло примерно 2 000, следовательно, решение о создании комиссии из 3 человек было законным; что истец не смог оспорить решения ТИК №3 от 30 ноября 2011 о формировании двух участков; и что партия сама должна заранее организовать проход наблюдателей на завод, а не в день выборов. Суд отказал в вызове свидетелей и запросе дополнительной информации, например, о списках избирателей и исключении избирателей из списков по месту жительства. Суд отказал в проверке наличия наблюдателей на участках, поскольку «наличие или отсутствие наблюдателей не повлияло на результаты выборов, и нет оснований полагать, что избиратели не могли выразить свою волю». Партия обжаловала решение, но 17 октября 2012 Санкт-Петербургский городской суд оставил в силе решение районного суда.

5. Жалоба СР на результаты выборов в избирательном округе №17

146. Санкт-Петербургское отделение СР направило жалобу на законность и результаты выборов в ЗАКС на нескольких участках в округе №17 (см.жалобу девятого заявителя, пункт 39 выше). Они подчеркивали, что результаты голосования на 10 участках были аннулированы ТИК №3 без предъявления законных оснований, и изменения привели к потере голосов заявителем, а также что пересчет был проведен с нарушением законодательства.

147. 22 июня 2012 Кировский районный суд отклонил жалобу. Во-первых, суд поставил под сомнение верность копий протоколов, предоставленных заявителем, по следующим основаниям: отсутствие указания порядковый номер экземпляра протокола , с которого делалась копия; даты, места и времени составления; указания имен председателя УИК и членов комиссии, подписавших его; а также надписей, подтверждающих подлинность копии. Во-вторых, на 8 участках пересчет был проведен по требованию ТИК. ТИК предоставила копию отчета, с указанием нарушений при составлении отчетов указанными 8 участками, и суд согласился с серьезностью нарушений (незарегистрированные исправления; несоответствие количества голосов, поданных за каждую партию, общему числу голосов; расхождения между суммами цифрами и прописью; и т.п.). В таких обстоятельствах решения о проведении пересчета были законными; окончательные протоколы, составленные после пересчета, являлись верными и результаты соответствовали данным, объявленным ГИК. Суд отказал заявителю в вызове дополнительных свидетелей с УИК или ТИК

148. Заявитель обжаловал решение районного суда, и Санкт-Петербургский городской суд оставил в силе указанное решении от 27 августа 2012.

6. Жалоба СР на результаты выборов в избирательном округе № 15

149. Санкт-Петербургское отделение СР направило жалобу на законность и результаты выборов в ЗАКС на нескольких участках в округе №15 (см.жалобу одиннадцатого заявителя, пункты 43 и далее выше). Кировский районный суд отклонил жалобу 15 мая 2012г. Данное решение было оставлено в силе Санкт-Петербургским городским судом 23 июля 2012г.

7. Жалоба СР на результаты выборов в избирательном округе №33

150. Санкт-Петербургское отделение СР направило жалобу на законность и результаты выборов в ЗАКС на нескольких участках в округе №33 (см.жалобу десятого заявителя, пункты 41 и далее выше). Московский районный суд отклонил жалобу 22 мая 2012г. Заявитель решение суда не обжаловал.

I. Информация о пересчете избирательными комиссиями

1. Фактические и статистические данные, предоставленные заявителями

151. Заявители предоставили копии некоторых «оригинальных» документов, послуживших основанием их жалобы.

152. Они также предоставили сводную таблицу с данными о расхождениях между «оригинальными» и официальными результатами в округах №№ 15, 18, 17, 19, 22 и 33 Санкт-Петербурга, по каждому участку отдельно. В документе указано, что пересчет голосов производился в 100 участках Санкт-Петербурга на выборах в ГД и 86 участках на выборах в ЗАКС. После пересчета на выборах в ГД результаты ЕР были выше на 86 участках и ниже на одном; результаты СР были выше на 3 участках и ниже на78; результаты КПРФ были выше на 6 и ниже на 45 участках; результаты «Яблока» были выше на 4 и ниже на 45 участках. На выборах в ЗАКС результаты ЕР были выше на 93 участках и ниже на 7; результаты СР были выше на 3 участках и ниже на 87; результаты КПРФ были выше на 3 участках и ниже на 52; результаты «Яблока» были выше на одном и ниже на 79 участках.

2. Фактическая и статистическая информация, предоставленная Правительством

153. Правительство предоставило ряд копий официальных документов и сводные таблицы с информацией о процедуре и результатах пересчета на некоторых участках, результаты голосования на которых оспариваются заявителями, а также на других. данные можно суммировать следующим образом.

(a) Копии решений комиссий и информация об их составе и присутствии членов комиссий

154. Правительство предоставило копии документов с решением о проведении пересчета на ряде участков, вынесенного соответствующими ТИК. Некоторые касаются участков, результаты голосования на которых оспариваются заявителями. Например, пересчеты на 11 участках, оспариваемые десятым заявителем (см.пункт 41 выше) были произведены по решению ТИК № 27 (избирательный округ №33). Решения были сформулированы аналогично, подписаны председателем ТИК и секретарем комиссии, время не указано, 5 декабря 2011г; в них говорилось о наличии «жалоб, поданных в ТИК на нарушения закона в УИК № [...] во время подсчета голосов, и других свидетельств, дающих объективные основания сомневаться в верности протоколов». Идентичные решения говорили о том, что в указанных обстоятельствах нарушения могут быт устранены путем проведения пересчета. Соответствующие УИК должны были провести пересчет «немедленно» и составить новые протоколы с пометкой «пересчет». Идентичные решения были вынесены соответствующими ТИК в отношении участков №№ 637 (см.пункт 35 выше), 557 и 597 (см.пункт 43 выше). Решения в отношении участков №№486 (см.пункт 39 выше), 651 (см.пункт 32 выше), 652 (см.пункт 29 выше), 654 (см.пункт 33 выше) были идентичны указанным выше, с той разницей, что пересчет должна была провести сама ТИК.

155. В одном из протоколов были указаны имена и присутствие членов ТИК №3 (пересчет на участках №№ 486 и 509), № 4 (пересчет на участках №№ 725, 728, 731, 733, 742, и 743), №. 7 (пересчет на участках №№ 605 и 610), № 21 (пересчет на участках №№ 638, 646, 651, 652, 654, 657, 662, 664, 665, 667, 668) и № 27 (пересчет на участках №№ 1071, 1091, 1099, 1113 и отдельно № 1109). Из документов следует, что каждая ТИК насчитывала 8 членов из разных партий и НГО, включая, в каждой комиссии, члена от СР и члена от КПРФ. В шести предоставленных протоколах члены от СР и КПРФ присутствовали только в одной комиссии во время пересчета, а именно №21 в отношении СР и №4 в отношении КПРФ; все другие члены комиссий присутствовали при пересчете, за одним исключением.

156. Правительство также предоставило списки с указанием состава десятков УИК, а также копии протоколов, составленных УИК в результате первоначального подсчета, или пересчета, если он производился. Если производился пересчет, это указывалось от руки на первой странице протокола. Копии первоначальных протоколов, т.е. до пересчета, предоставлены не были. Из документов видно, что при проведении пересчета УИК члены комиссий, назначенные СР и/или КПРФ, систематически отсутствовали. Приведем два примера: по округу №33, результаты по которому оспариваются десятым заявителем, Правительство предоставило копии 16 протоколов на выборах в ЗАКС; на 11 из них стояла пометка «пересчет». На протоколах, помеченных словом «пересчет», список подписей членов УИК показывает, что члены комиссий, назначенные СР и КПРФ, не присутствовали при пересчете во всех случаях, если эти политические партии назначали представителей в указанные комиссии. Аналогичным образом, по округу №19, результаты по которому оспариваются первыми пятью заявителями, Правительство предоставило копии протоколов 19УИК, или, если пересчет производился ТИК, протоколы ТИК. Указанные протоколы показывают, что пересчет проводился УИК в 4 случаях; ни в одном из них не присутствовали представители СР и КПРФ.

157. Правительство также суммировало все нарушения формальных требований в «оригинальных» копиях протоколов, предоставленных заявителями в отношении участков, где оспаривались результаты голосования. Так, самые распространенные проблемы, возникающие из протоколов заявителей следующие: не указан порядковый номер оригинала, с которого сделана копия, отсутствует адрес УИК, время, когда была сделана копия, цифры не указаны прописью, указаны не все имена и подписи членов УИК, отсутствует печать комиссии, отсутствует третья страница протокола, или копии были не заверены соответствующей надписью.

(b) Таблицы с информацией о процедуре и результатах пересчета

158. Среди дополнительно предоставленных Правительством документов 22 мая 2015г. содержится отчет по 99 округам, изначально бывших предметом жалобы. В отчете содержатся следующие данные: серийные номера УИК и ТИК, где проводился пересчет, основания для пересчета (отражены во всех случаях как «сомнения в правильности и наличие жалоб») и название органа, проводившего пересчет, присутствие членов соответствующей комиссии, время проведения пересчета, общее количество поданных голосов, и число голосов, которые партия получила или потеряла (последние два поля не был заполнены по всем участкам). Данные таблицы можно суммировать следующим образом:

159. В ТИК № 3, округ №17, входило 32 участка (выборы в ЗАКС). результаты выборов на 12 участках оспаривались г-ном Трускановым, девятым заявителем. Из указанных 12 участков на 8 производился пересчет, во всех случаях по указанию ТИК №3 5 декабря 2011г. Пересчеты по двум участкам проводился ТИК (№№ 486 и 509), по 6 – соответствующими УИК (№№ 489, 496, 497, 500, 501 и 508). В результате пересчетов, на 8 участках, для которых указанны данные цифры, согласно таблице, среди прочего, видно увеличение числа голосов за ЕР на 4 участках (на участке № 496 на 343 голоса из 1 149 поданных; на участке №500 – на 200 голосов из 895 поданных; на участке №501 на 300 голосов из 1 054 поданных; и на участке №508 на 280 из 1 025 поданных голосов). Число голосов, отданных за ЕР, снизилось на 2 участках (на участке № 489 на 40 голосов из 686 поданных, на участке №496 на 104 голоса из 675 поданных). СР потеряла голоса на 2 участках (№489 на 120 голосов из 686 поданных, на участке № 496 на 130 голосов из 677 поданных) и набрала на одном участке (№497, на 10 голосов из 1 149 поданных).

160. К ТИК №7, округ № 15, относилось 33 участка (выборы в ЗАКС). Результаты по 20 участкам оспаривались г-ном Шестаковым, одиннадцатым заявителем. Из этих 20 на 5 проводился пересчет по решению ТИК 5 декабря 2011г. Пересчеты на 3 участках проводились ТИК и на 2 – УИК; в протоколах пересчета не отражено увеличение или уменьшение числа голосов, отданных за партии. Пересчет проводился ТИК в составе 6 членов комиссии между 7.45 и 8.43 утра; следовательно, за 58 минут было пересчитано 4 668 голосов по трем участкам.

161. К ТИК №21, округ №18, относилось 32 участка (выборы в ЗАКС). Результаты по 2 из них (УИК №№ 623 и 637) оспаривались г-ном Якушенко и г-ном Беляковым, седьмым и шестым заявителями. Пересчет по УИК №637 проводился по указанию ТИК от 5 декабря 2011г соответствующим УИК в 19.10 в тот же день; пересчет не показал увеличения или уменьшения голосов, отданных за партии.

162. К ТИК №21, округ №19, относилось 34 участка (выборы в ЗАКС). Результаты по 21 из них оспаривались первыми пятью заявителями. Из указанных 21 участков в 14 производился пересчет по указанию ТИК от 5 декабря 2011г. В 11 из 14случаев перечет проводился ТИК; Правительство не указало увеличения или уменьшения голосов по партиям. Время окончания пересчета ТИК указано как 5 декабря 2011 между 16.05 и 19.50. В частности, пересчет УИК №668 завершился в 16.05 (907 голосов); УИК №646 завершила перечет в 17.10 (1 002 голосов); УИК №667 – в 17.20 (874 голоса); УИК № 638 (1 351 голосов) и №657 (1 122 голосов) завершили пересчет в 17.40; УИК №652 (983 голосов) и №654 (1 066 голосов) завершился в 19.50. Таким образом, таблица показывает, что 5 декабря ТИК №21 пересчитала 11 321 голосов, отданных в 11участках, за 3ч45мин.

163. К ТИК №4, округ №22, относилось 34 участка (выборы в ЗАКС). Результаты по 22 участкам оспаривались г-ном Паялиным, восьмым заявителем (вышел из состава заявителей). Из 22 указанных участков на 6 проводился пересчет по указанию ТИК 5 декабря 2011г. Кроме того, в УИК №722 формального пересчета не было, а новый результат был оглашен «из-за технической ошибки», в 20-00 6 декабря 2011 восемью из двенадцати членами УИК; в результате 482 голоса были перераспределены от ЕР к КПРФ (из 1 600 поданных голосов). Пересчет проводился ТИК на 6 участках (всего 6 565 голосов); бюллетени были пересчитаны 6 членами ТИК за 45 минут, с 21.05 до 21.50 5 декабря 2011г. На всех 6 участках ЕР получила от 202 (УИК №743, всего 1 083 поданных голоса) до 612 (УИК №725, всего подано 1 269) на каждом участке, что равно числу голосов, «потерянных» ЛДПР. Общее количество голосов, приобретенных ЕР на указанных 6 участках, после пересчета составило 2 422 (из 6 565 поданных).

164. К ТИК №27, округ № 33, относилось 40 участков (выборы в ЗАКС). Результаты по 18 из них оспаривала г-жа Пушкарева, десятый заявитель. Из этих 18 на 11 проводился пересчет по указанию ТИК 5 декабря 2011г. Только по одному участку пересчет проводился в ТИК, в 9.15 5 декабря 2011 – №1109, где в результате ЕР добавила себе 322 голоса (за счет СР (уменьшение на 122 голоса), КПРФ (минус 100) и «Яблока» (минус 100)). На других участках пересчет проводился большинством членов соответствующих УИК ночью 5 декабря 2011; в результате число голосов за ЕР выросло в 5 из 8 участков, в соответствии с предоставленными Правительством таблицами. Больше всего голосов добавилось на участке №1090, где число голосов за ЕР выросло на 900 из 1 764 поданных (нет указаний на «потери» других партий). На 3 других участках ЕР потеряла несколько голосов на 2 (на участке №1098 на 337 из 616 поданных; на участке № 1127 на 140 из 898 поданных). Тем не менее, не указано, что эти «потери» привели к соответствующему увеличению голосов других партий, в отличие от уменьшения голов, произошедшего, например, на участке №1109 у трех партий.

165. К ТИК №21, округ «Южная», относилось 337 участков (выборы в ГД). Результаты по 4 оспаривались г-жой Андроновой, г-ном Андроновым, г-жой Николаевой и г-ном Сизеновым, заявителями со второго по пятый. В таблице содержится информация по пересчету на 3 участках (№№651, 652 и 654) и не указано, потеряли партии голоса или получили их в результате пересчета. Пересчет проводился по указанию ТИК самой ТИК 5 декабря 2011; он продолжался 2 часа, с 11 утра до 1 ночи, было пересчитано 3 175 голосов.

166. В тех случаях, когда в таблице указан пересчет, число присутствующих членов УИК и ТИК всегда составляло большинство (6 из 8 в ТИК; 6,7,8 или 9 из 11 или до 10 и 11 из 13 членов соответствующих УИК), за исключением участка № 1127 (ТИК №27, территория 33), где все 11 членов комиссии присутствовали при пересчете, завершившемся в 7-00 5 декабря 2011г., и где, в единственном случае, ЕР потеряла 140 голосов из 898 поданных.

167. В целом, предоставленные Правительством таблицы содержат информацию о пересчете на 48 участках (45 на выборах в ЗАКС и 3 в ГД), общее число поданных голосов составило 51 000 (не по всем участкам в таблице содержались эти данные). По 22 участкам, где эта информация хотя бы частично указана для выборов в ЗАКС (24 000 голосов) в результате пересчета ЕР приобрела 5 155 голосов и потеряла 621 голос; СР получила 10 и потеряла 422 голоса; КПРФ не получила ничего и потеряла 311. Кроме того, на 1 участке (№722, см.пункт 163 выше) 482 голоса были перераспределены от ЕР к КПРФ согласно новому протоколу, составленному соответствующим УИК.

168. Вторая таблица, предоставленная Правительством 22 мая 2015, содержит определенную информацию о пересчетах по 100 участкам; тем не менее, информация не распределена по округам и ТИК, и не относится к данному делу. Отсутствует информация по участкам, результаты по которым оспариваются заявителями. Отсюда следует, что по многим участкам 11 декабря была сделана «вторая запись» (основания не указаны и не ясно, проводился ли формальный пересчет). В результате окончательные цифры по партиям, участвующим в выборах, изменились по сравнению с «первой записью» от 5 декабря 2011.

J. Проверка подлинности предоставленных заявителями документов

169. 2 июля 2014 председатель ЦИК, г-н Чуров, предпринял попытку проверить подлинность «оригинальных» протоколов, на которые ссылались заявители в данном деле. 22 июля 2014 Экспертно-криминалистический центр МВД РФ установил, что копии протоколов, на которые ссылался десятый заявитель (УИК №№1089 и 1104) были заверены печатями, отличными от тех, которые указанные УИК использовали для удостоверения копий, передаваемых в ГИК. По прочим протоколам такое заключение сделано не было. Далее, несколько копий, представленных заявителями, отличались от копий, представленных ЦИК, что означает, что данные наборы документов не были получены путем электронного копирования. В отчете об экспертизе не содержится заключения о том, что соответствующие документы были подделаны или что в них вносились изменения.

170. 14 сентября 2014 председатель ЦИК направил письмо в СК по Санкт-Петербургу. Он утверждал, что заявители по данному делу направили в Европейский суд документы, которые, по их словам, являются действительными копиями «оригинальных» протоколов по ряду избирательных участков в Санкт-Петербурге. В письме указывалось, что подлинность указанных документов вызывает сомнения, и содержался запрос в СК о проведении расследования. 25 сентября 2014 отдел СК по Кировскому району начал проверку. Последующие документы показывают, что следственный отдел пытался связаться с одиннадцатью заявителями по данному делу с целью получения информации. По-видимому, опрошен был только г-н Шестаков, одиннадцатый заявитель. Он повторил свое заявление о том, что получил копии протоколов от членов УИК наблюдателей. 27 октября 2014 следователь районного отдела принял решение об отказе в возбуждении уголовного дела, не найдя признаков состава преступления по статьям 141, 142 и 142.1 УК (см.пункт 191 ниже). В то же время, поскольку вопрос касался копий «оригинальных»протоколов, следователь направил соответствующий материал в МВД по Санкт-Петербургу для ого, чтобы установить, производилась ли фальсификация официальных документов.

171. 14 ноября 2014 следователь ГУ МВД по Санкт-Петербургу отказал в возбуждении уголовного дела по статье327 (подделка официальных документов) за истечением срока давности (2 года). В данном решении содержалась отсылка на заключение экспертов от 22 июля 2014 (см.пункт 169 выше), но указывалось, что не были установлены лица, которые могли совершить действия в отношении двух указанных документов.

172. Согласно дополнительному Меморандуму Правительства от 22 мая 2015г., 12 декабря 2014 зам.прокурора Санкт-Петербурга отменил решение от 14 ноября 2014. Он указал, что копии протоколов УИК были неправильно названы «официальными документами». 18 февраля 2015 отдел СК по Кировскому району отказал в возбуждении уголовно дела в отношении действий г-на Давыдова и других в связи с отсутствием состава преступления по статьям 141, 142 и 142.1 УК.

II. ПРИМЕНИМОЕ ВНУТРЕННЕЕ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО. ПРАКТИКА

A. Законодательная база выборов декабря 2011 года в Санкт-Петербурге

173. Выборы на федеральном уровне регулировались Федеральным законом № 51-ФЗ "О выборах депутатов Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации» от 18 мая 2005 года (Закон о выборах в Думу).

174. Кроме того, федеральные выборы регулируются Федеральным законом № 67-ФЗ об основных принципах проведения выборов и референдумов от 12 июня 2002 (Закон об основных гарантиях).

175. Выборы на уровне города регулировались Законом № 252-35 города Санкт-Петербурга «О выборах депутатов Законодательного Собрания Санкт-Петербурга» от 15 июня 2005 года (Закон Санкт-Петербурга о выборах). Все законодательные акты цитируются в редакции на соответствующий момент времени.

B. Регулирование отельных вопросов

1. Права наблюдателей и членов избирательных комиссий на федеральных выборах

176. Статья 30(9) Закона об основных гарантиях предусматривает, что наблюдатели имеют право знакомиться с протоколами избирательных комиссий и получить «заверенные копии указанных протоколов».

177. Статья 29(23)(г) Закона об основных гарантиях предусматривает, что члены избирательных комиссий (голосующие и члены с правом совещательного голоса) имеют право получить заверенные копии документов, составленных избирательными комиссиями. Хотя протоколы с результатами голосования прямо не упомянуты, это положение по-видимому распространяется и на указанные документы.

2. Формальные требования по отношению к протоколами другим документам, составляемым избирательными комиссиями; копирование

178. Статьи 78-19 Закона о выборах в Думу и статьи 52-53 Закона Санкт-Петербурга о выборах содержа идентичные формальные требования в отношении протоколов УИК: номер экземпляра; название выборов, дату голосования; слово "Протокол"; адрес помещения для голосования с указанием номера избирательного участка; числа по каждому полю цифрами и прописью; дату и время (часы и минуты) подписания протокола; фамилии и инициалы и подписи председателя, заместителя председателя, секретаря и других членов участковой избирательной комиссии; печать участковой избирательной комиссии. если протокол составлен более чем на одном листе - на каждом листе протокола указываются фамилии/подписи, дата и время составления и проставляется печать комиссии.

179. Протокол должен быть в двух экземплярах, с указанием номера экземпляра. Немедленно после подписания первого экземпляра протокола по просьбе уполномоченных лиц (члены комиссии, наблюдатели) комиссия обязана выдать указанным лицам заверенные копии протокола. Участковая избирательная комиссия отмечает факт выдачи заверенной копии протокола в соответствующем реестре. Лицо, получившее заверенную копию протокола, расписывается в указанном реестре (статья 79(26) Закона о выборах в Думу и 53(23) Закона Санкт-Петербурга о выборах).

180. Первый экземпляр протокола участковой избирательной комиссии об итогах голосования после подписания его всеми членами участковой избирательной комиссии незамедлительно направляется в соответствующую территориальную избирательную комиссию. К первому экземпляру протокола прилагаются такие документы как жалобы и принятые по указанным жалобам (заявлениям) решения участковой избирательной комиссии, а также особые мнения членов УИК. При передаче протокола вправе присутствовать другие члены участковой избирательной комиссии, а также наблюдатели.

181. Второй экземпляр протокола остается в ТИК до завершения ее работы (пять дней с момента официального объявления результатов выборов) и доступен для ознакомления членам комиссий, наблюдателям, кандидатам, представителям политических партий. Заевренные копии приложений, указанных в предыдущем пункте, прилагаются. Заверенная копия второго экземпляра вывешивается для всеобщего ознакомления в УИК.

3. Установление итогов голосования ТИК

182. Статья 80 Закона о выборах в Думу и статья 54 Закона Санкт-Петербурга о выборах устанавливает аналогичную процедуру проверки результатов выборов ТИК. Так, члены ТИК принимают протоколы от УИК и после установления соответствия протоколов формальным требованиям и наличия приложений вводят данные для суммирования результатов по территории. Прием протоколов участковых избирательных комиссий об итогах голосования, суммирование данных, содержащихся в этих протоколах, и составление протокола территориальной избирательной комиссии об итогах голосования осуществляются в одном помещении, в присутствии членов ТИК и наблюдателей.

183. В указанном помещении должна находиться увеличенная форма сводной таблицы территориальной избирательной комиссии, в которую немедленно после прибытия члена участковой избирательной комиссии с первым экземпляром протокола участковой избирательной комиссии об итогах голосования вносятся данные этого протокола с указанием времени их внесения, наряду с изменением общего результата. данные также вносятся в ГАС «Выборы».

184. После введения данных по всем УИК ТИК составляет свой протокол, в двух экземплярах с указанием номера экземпляра, с фамилиями и подписями всех членов комиссии и точной датой и временем подписания.

4. Пересчет

185. Согласно статье 69(9) Закона об основных гарантиях:

«При выявлении ошибок, несоответствий в протоколах об итогах голосования [...],[или] возникновении сомнений в правильности составления протоколов [...], поступивших из нижестоящей комиссии, вышестоящая комиссия вправе принять решение о проведении повторного подсчета голосов избирателей [нижестоящей комиссией…] либо о самостоятельном проведении повторного подсчета голосов избирателей [...].Повторный подсчет голосов избирателей, участников референдума проводится в присутствии члена (членов) вышестоящей комиссии с правом решающего голоса комиссией, составившей и утвердившей протокол [т.е. нижестоящей комиссией] или комиссией, принявшей решение о повторном подсчете голосов избирателей [т.е. вышестоящей комиссией] с обязательным извещением об этом членов соответствующей комиссии с правом совещательного голоса, наблюдателей, кандидатов, иных лиц […], которые вправе присутствовать при проведении повторного подсчета голосов избирателей»

186. Статьи 79(31) и 80(15-17) Закона о выборах в Думу предусматривают способ пересчета в УИК и ТИК. Так, если выявлены неточности в строках, не затрагивающих подсчет голосов в отношении кандидатов и партий, УИК обязана проинформировать всех присутствовавших при первоначальном подсчете, составить протокол с пометкой «Повторный» и передать его в ТИК вместе в первоначальным протоколом. ТИК может провести пересчет собственных результатов и выпустить «повторный» протокол на тех же условиях. Кроме того, при выявлении ошибок или расхождений, или в случае сомнений в отношении верности результатов УИК ТИК может потребовать проведения пересчета или провести его самостоятельно, на условиях, указанных в предыдущем пункте, до или после формального утверждения протоколов УИК.

187. Аналогичные положения содержатся в Законе Санкт-Петербурга о выборах (статьи 53 (27) и 54 (15-16)).

5. Обжалование

188. Статья 75 Закона об основных гарантиях предусматривает обжалование в суде решений различных избирательных комиссий и их членов, нарушающих избирательные права. Решения и действия (бездействие) ЦИК обжалуются в Верховный суд; решения и действия (бездействие) региональных избирательных комиссий по выборам в законодательные (представительные) органы государственной власти субъектов Российской Федерации обжалуются в региональные суд;, решения и действия (бездействие) иных комиссий обжалуются в районные суды. При рассмотрении жалоб на решения избирательной комиссии соответствующий суд должен принять во внимание решение нижестоящей комиссии, если допущенные ими нарушения могли повлиять на результаты данных выборов (статья 75 (4)). Решения судов имеют обязательную силу и среди прочего могу аннулировать решение комиссии о результатах выборов. В апреле 2014 в данную статью закона об основных гарантиях были внесены изменения и указано право избирателей оспаривать результаты на участках, на которых они голосовали, приняв во внимание постановление КС (см.пункты 80-88 выше).

189. Обращаться также можно в вышестоящую комиссию, которая должна рассмотреть жалобу и принять решение; заявители должны быть проинформированы о таком решении. В случае принятия жалобы к рассмотрению судом и обращения того же заявителя с аналогичной жалобой в соответствующую комиссию эта комиссия приостанавливает рассмотрение жалобы до вступления решения суда в законную силу. (статья 75 (9)). С жалобами могут обратиться избиратели, кандидаты, их доверенные лица, избирательные объединения, иные общественные объединения, наблюдатели, а также комиссии. На заседание комиссии приглашаются заявители, а также лица, действия (бездействие) которых обжалуются или являются предметом рассмотрения (статья 75 (10 и 12)). Если комиссия выявляет нарушения закона в процессе голосования или подведения итогов, она может объявить результаты недействительными, при необходимости, потребовать пересчета голосов. Комиссия может принимать решения по жалобам до официального утверждения результатов выборов; после этого результаты выборов могут быть оспорены только в суде соответствующей юрисдикции (статья 77).

190. Аналогичные положения содержатся в Законе о выборах Санкт-Петербурга (статьи 61 и 63).

С. Положения УК

191. Статья 141 Уголовного кодекса Российской Федерации (УК) запрещает воспрепятствование свободному осуществлению гражданином своих избирательных прав, а также воспрепятствование работе избирательных комиссий, комиссий референдума либо деятельности члена избирательной комиссии, комиссии референдума, связанной с исполнением им своих обязанностей РФ. Статья 142 и 142.1 УК устанавливают, соответственно, уголовную ответственность за фальсификацию бюллетеней и иных избирательных документов, а также фальсификацию итогов выборов. Согласно комментариям, если фальсификация избирательных документов может осуществляться как официальными, так и частными лицами, фальсификация результатов голосования может осуществляться только членами избирательных комиссий и другими лицами, участвующими в работе комиссий.

D. Примеры соответствующей судебной практики, приведенные сторонами

1. Примеры, приведенные заявителями

192. Заявители предоставили копии пяти решений районных судов Санкт-Петербурга, которые соответствуют их опыту в данном деле в отношении заявителей и СР. Решения были вынесены в отношении жалоб, поданных Санкт-Петербургским отделением СР, и касались результатов выборов 4 декабря 2011 на семи участках в кругах №№2, 4, 5, 8, 14 и 22, которые не вошли в данную жалобу. Во всех случаях суды отклонили жалобы в отношении предполагаемых расхождений» между «оригинальными» копиями протоколов, полученных членами УИК, и окончательными результатами, в связи с процедурными недочетами в указанных «оригинальных» копиях.

2. Примеры, приведенные Правительством

193. Правительство предоставило данные о более 20 уголовных приговоров, вынесенных различными районными судами в России в период с 2010 до 2014. Большинство касается действий членов и председателей УИК, посредством которых они фальсифицировали избирательные документы и результаты муниципальных и региональных выборов, проведенных в период с 2010 по 2014. Приговоры по статье 142 (фальсификация бюллетеней и других избирательных документов) иногда упоминали пострадавших, а именно избирателей, чьи права были нарушены; в приговорах по статье 142.1 (фальсификация результатов голосования) пострадавшие не упоминались.

194. Правительство также предоставило семь решений, устанавливающих недействительность решений УИК и, в одном случае, ТИК, полностью или частично, на муниципальных региональных и федеральных выборах с 2011 по 2014. Жалобы подавались членами избирательных комиссий, кандидатами и наблюдателями. Кроме того, в одном деле 2012 года мировой судья в Санкт-Петербурге оштрафовал председателя УИК за отказ предоставить копию окончательного протокола члену той же комиссии.

195. В дополнительных документах от 22 мая 2015 Правительство предоставило статистику по общему числу жалоб на избирательный процесс, поданных и рассмотренных судами с 2009 по 2014. Согласно данному документу, каждый год в суд подавалось от 3 000 до 3 819 жалоб в данном отношении. За каждый год от 25% до 43% жалоб удовлетворялось. В 2012 35% всех жалоб на выборы, поданных в суд, удовлетворялись.

III. СООТВЕТСТВУЮЩИЕ МЕЖДУНАРОДНЫЕ ДОКУМЕНТЫ

A. Кодекс добросовестной практики по избирательным вопросам

196. Приводим соответствующие выдержки из Кодекса добросовестной практики по избирательным вопросам (CDL-AD (2002) 23), принятого Европейской комиссией за демократию через право («Венецианской комиссией») на 51 и 52 сессиях (5-6 июля и 18 19 октября 2002):

НАЛЕЖАЩАЯ ИЗБИРАТЕЛЬНАЯ ПРАКТИКА

I. Общеевропейские принципы в области выборов

Пять основных принципов: всеобщее, равное, свободное, тайное и прямое голосование. Кроме того, выборы должны поводиться с регулярными промежутками.

...

3. Свободное голосование

...

3.2. Свободное волеизъявление и борьба с нарушениями на выборах

...

x. на избирательных участках должны находиться представители ряда партий, а наблюдателям, назначенным кандидатами, должно быть дано разрешение присутствовать во время голосования и подсчета голосов;

...

xii. подсчет голосов рекомендуется производить на избирательных участках;

xiii. подсчет голосов должен быть транспарентным. Наблюдателям, представителям кандидатов и представителям средств массовой информации должно быть разрешено присутствовать при подсчете голосов. Эти лица должны также иметь доступ ко всем записям;

xiv. результаты должны открыто передаваться вышестоящему органу;

xv. государство должно наказывать за любую подтасовку результатов выборов.

...

3. Процессуальные гарантии

3.1. Организация выборов беспристрастным органом

a. Ответственность за соблюдение избирательного законодательства должен нести беспристрастный орган.

b. Там, где отсутствует многолетняя традиция независимости административных властей от органов политической власти, на всех уровнях – от общенационального уровня до отдельного избирательного участка – должны создаваться независимые, беспристрастные избирательные комиссии.

c. Центральная избирательная комиссия должна быть постоянно действующим органом.

d. В ее состав должны входить:

i. по крайней мере один представитель судебной власти;

ii. представители партий, уже представленных в парламенте или набравших более определенного процента голосов; эти лица должны хорошо разбираться в избирательных вопросах..

...

e. Политические партии должны быть в равной мере представлены в избирательных комиссиях или должны иметь возможность наблюдать за работой этих беспристрастных органов. Равенство может пониматься как строгое или пропорциональное (см. пункт 1.2.3.b).

f. Органы, назначающие членов избирательных комиссий, не должны иметь возможность свободно отзывать их.

g. Члены избирательных комиссий должны проходить стандартную подготовку.

h. Желательно, чтобы решения избирательных комиссий принимались квалифицированным большинством голосов или консенсусом.

3.2. Наблюдение за выборами

a. Как национальным, так и международным наблюдателям должны быть предоставлены как можно более широкие возможности для участия в наблюдении за проведением выборов.

b. Наблюдение не ограничивается непосредственно днем выборов, а должно включать период регистрации кандидатов и, при необходимости, избирателей, а также период проведения избирательной кампании. Это должно дать возможность установить, не было ли допущено каких-либо нарушений до, в ходе или после выборов. Наблюдение всегда должно разрешаться на этапе подсчета голосов.

c. Места, в которых наблюдатели не имеют права появляться, должны быть четко оговорены в законе.

d. Наблюдатели должны, среди прочего, обращать особое внимание на то, чтобы власти оставались, как им и положено, беспристрастными.

3.3. Эффективная система обжалования

a. Обжалование по всем избирательным вопросам производится либо в избирательной комиссии, либо в суде. Обжалование в связи с выборами в парламент производится в прежде всего непосредственно в парламенте. В любом случае, должно допускаться окончательное обжалование в суде.

b. Процедура должна быть простой и не слишком сложной в формальном отношении, в частности в отношении приемлемости жалоб.

c. Процедура обжалования, особенно полномочия и обязанности различных органов, должна быть четко прописана в законе, с тем чтобы избежать коллизии прав (как позитивной, так и негативной). Ни сторона, требующая обжалования, ни власти не должны иметь возможности выбирать орган по рассмотрению заявлений об обжаловании.

d. Орган по рассмотрению заявлений об обжаловании должен быть уполномочен

рассматривать, в частности, такие вопросы, как право избирать – включая списки избирателей – и быть избранным, соответствие кандидатур установленным требованиям, должное соблюдение правил, регулирующих проведение избирательных кампаний, и результаты выборов.

e. Орган по рассмотрению заявлений об обжаловании должен быть уполномочен

аннулировать выборы в тех случаях, когда существует опасность, что допущенные нарушения могли повлиять на их результаты. Он должен также иметь возможность аннулировать все результаты выборов или только результаты по отдельным избирательным округам или избирательным участкам. В случае аннулирования результатов голосования в соответствующем районе должны быть организованы новые выборы.

f. Все кандидаты и избиратели, зарегистрированные по соответствующему избирательному округу, должны иметь право на обжалование. В отношении поступающих от избирателей заявлений об обжаловании результатов выборов могут устанавливаться разумные требования в отношении минимального числа избирателей.

g. Срок подачи и рассмотрения заявлений об обжаловании должен быть коротким (в первой инстанции от трех до пяти дней).

h. Необходимо гарантировать обжалующей стороне такой порядок разбирательства, при котором будут заслушаны обе стороны.

i. В тех случаях, когда в роли органа по рассмотрению заявлений об обжаловании выступает вышестоящая избирательная комиссия, она должна иметь возможность ex officio исправлять или аннулировать решения нижестоящих избирательных комиссий.

...

ПОЯСНИТЕЛЬНЫЙ ДОКЛАД

3.2.2.4. Подсчет голосов

45. Подсчет голосов рекомендуется производить на избирательных участках, а не в специальных центрах. Сотрудники на участках сами могут справиться с этой задачей, и устраняется необходимость перевозить урны для голосования и сопутствующие документы, таким образом снижается риск подмены.

46. Подсчет должен проводиться в транспарентной манере. Избиратели, прикрепленные к участку, могут присутствовать; должно быть разрешено присутствие наблюдателей, включая иностранных. Им должно быть разрешено присутствовать при любых условиях. Должно быть достаточно копий протоколов, чтобы все указанные лица получили по копии; одна копия незамедлительно вывешивается на информационный стенд, еще одна остается на участке, третья направляется в комиссию или соответствующую вышестоящую инстанцию.

47. Соответствующие положения должны оговаривать практические меры предосторожности в отношении оборудования. Например, протоколы следует заполнять шариковой ручкой, а не карандашом, поскольку текст, написанный карандашом, легко стереть.

48. На практике, время на подсчет голосов зависит от компетентности главы участковой комиссии. Временные промежутки могут значительно варьироваться, вот почему в законодательстве или положениях, включаемых в инструкции для членов комиссии, должна быть прописана простая проверенная процедура.

49. Рекомендуется избегать помечать слишком много бюллетеней как недействительные или испорченные. В случае сомнений необходимо попытаться понять волеизъявление избирателя.

3.2.2.5. Передача результатов

50. Существует два вида результатов: промежуточные и окончательные (до момента исчерпания всех способов обжалования). СМИ, как и население, всегда ждут промежуточные результаты. Скорость сообщения результатов зависит от коммуникаций в стране. Результаты участков могут быть переданы в округ (например) главой УИК, в сопровождении двух членов комиссии, представляющих оппозиционные друг другу партии, в некоторых случаях в сопровождении охраны, несущей протоколы, урны и т.п..

51. Сколь бы тщательно небыли проведены этапы голосования и подсчета голосов, передача результатов является жизненно важной операцией, и ее значимость часто недооценивают; следовательно, ее необходимо осуществлять открыто. Передача результатов от участка в округ и ЦИК – или иные компетентные вышестоящие инстанции – может производиться по факсу. В этом случае протоколы сканируются и результаты отображаются по мере поступления. Для демонстрации результатов можно использовать телевидение, но слишком большая прозрачность может быть опасна, если население не готово к такому способу получения информации частями. Первые результаты приходят из крупных и маленьких городов, а они обычно голосуют не так, как жители в сельской местности. Важно донести до населения, что окончательный результат может сильно отличаться или оказаться противоположным промежуточному, что совершенно не свидетельствует о нарушениях.

...

3. Процессуальные меры

3.1. Организация выборов беспристрастным органом

68. Лишь прозрачность, беспристрастность и независимость от политически мотивированной манипуляции обеспечат надлежащее проведение избирательного процесса, от предвыборного периода до обработки результатов..

69. В государствах, где административные органы имеют многолетнюю традицию независимости от политической власти, государственные служащие применяют закон о выборах, не подвергаясь политическому давлению. Таким образом, нормальной и приемлемой является организация выборов административными органами под контролем министерства внутренних дел..

70. Однако в государствах с небольшим опытом организации плюралистических выборов существует слишком большой риск того, что правительство будет оказывать давление на административные органы, чтобы они делали то, что оно хочет. Это применимо как к центральному, так и к местному правительствам — даже если последнее контролируется национальной оппозицией.

71. Вот почему независимые, беспристрастные избирательные комиссии должны быть созданы от национального уровня до уровня избирательных участков для обеспечения того, чтобы выборы проводились надлежащим образом или, по крайней мере, для устранения серьезных подозрений о наличии нарушений.

72. Согласно отчетам БПА Совета Европы о наблюдении за ходом выборов, в ряде стран-членов были отмечены следующие недостатки в деятельности избирательных комиссий: отсутствие прозрачности действий ЦИК; различия в истолковании процедуры подсчета; политически пристрастная администрация; противоречия при назначении членов ЦИК; назначение членов государственным органом; доминирующее число представителей правящей партии в избирательном органе.

73. Все ЦИК должны быть постоянными, будучи административным институтом, ответственным за связи с местными органами власти и другими нижестоящими комиссиями, например, в отношении составления и обновления списков.

74. Состав ЦИК может вызвать споры и стать основным политическим вопросом при разработке выборного законодательства. Выполнение следующих мер должно способствовать максимальной беспристрастности и компетентности комиссии.

75. По общему правилу комиссия должна состоять из:

- судьи или служащего суда: если судебный орган отвечает за выборы, его независимость должна обеспечиваться за счет прозрачной процедуры. Служащие суда не должны быть подотчетны кандидатам;

- представителей партий, уже представленных в парламенте, или получившие более определенного процента голосов. Политические партии должны быть поровну представлены в ЦИКе; «поровну» можно толковать строго или пропорционально, т.е. с учетом соответствующей избирательной силы партий или без оной. Более того, делегаты от партий должны разбираться в избирательных вопросах и не должны вести агитацию.

76. Кроме того, комиссия может включать:

- представителей национальных меньшинств; их присутствие желательно, если национальное меньшинство имеет определенное значение на соответствующей территории;

- представителя МВД. Тем не менее, по причинам, связанным с историей соответствующей страны, не всегда целесообразно включать в состав комиссии представителя МВД. Во время миссий по наблюдению за выборами ПА выразила обеспокоенность в нескольких случаях о передаче ответственности от полноценной многопартийной избирательной комиссии институту, подчиненному исполнительной власти. Тем не менее, сотрудничество между ЦИК и МВД возможно, пусть по практическим соображениям, например, перевозка и хранение бюллетеней и оборудования. В остальном, исполнительная власть не должна иметь полномочия влиять на состав избирательных комиссий.

...

82. Прочие избирательные комиссии на региональном уровне или уровне субъекта должны иметь состав аналогичный ЦИК. Комиссии субъектов играют важную роль в системах, когда избирается один кандидат, поскольку они определяют победителя на всеобщих выборах. Региональные комиссии также играют важную роль в сообщении результатов в ЦИК.

...

3.2. Наблюдение за ходом выборов

86. Наблюдение за ходом выборов играет важную роль, поскольку удостоверяет правильность процесса.

87. Существуют различные виды наблюдателей: партийные наблюдатели и международные (непартийные) наблюдатели. На практике различие между ними не всегда очевидно. Вот почему лучше сделать процедуру наблюдения максимально широкой на национальном и международном уровне.

88. Наблюдение за ходом выборов не ограничивается днем голосовании, и включает проверку на наличие нарушений перед выборами (например, неправильное составление списков избирателей, воспрепятствование регистрации кандидатов, ограничение свободы выражения, и нарушение правил доступа к СМИ или государственному финансированию избирательных кампаний), во время выборов (например, посредством оказания давления на избирателей, многоразовое голосование, нарушение тайны голосования и т.п.) или после выборов (особенно в процессе подсчета голосов объявления результатов). Наблюдение должно сосредотачиваться на отношении властей к обязанности сохранять нейтральность.

...

91. Закон должен четко пояснять, куда наблюдатели не имеют доступа, таким образом, чтобы их деятельности не препятствовали. Например, закон, разрешающий наблюдателям присутствовать только в местах проведения выборов (голосования) может толковаться некоторыми участками неправомерно узко.

3.3. Эффективная система обжалования

92. Чтобы нормы закона о выборах были чем-то большим, чем слова на бумаге, должна быть предусмотрена возможность обжалования нарушений закона о выборах в орган, рассматривающий жалобы. Это применимо, в частности, к результатам выборов: граждане могут оспаривать их на основании нарушений в процессе голосования. Это также применимо к решениям, принимаемым до выборов, особенно в связи с правом избирать, списками избирателей и выдвижением кандидатур, пригодностью кандидатур, соблюдением правил, регулирующих избирательные кампании и доступ к средствам массовой информации или финансированию партий.

93. Существуют два возможных решения:

- жалобы могут рассматриваться судами общей юрисдикции, специальным судом или конституционным судом;

- жалобы могут рассматриваться избирательной комиссией. Есть много доводов в пользу последней системы, в которой комиссии имеют узкую специализацию, тогда как суды, как правило, имеют меньше опыта в отношении избирательных вопросов. В качестве меры предосторожности желательно, однако, чтобы имела место некая форма судебной проверки, когда вышестоящая комиссия является первой инстанцией для обжалования, а компетентный суд — второй.

95. Процедура обжалования должна быть как можно более краткой, в любом случае в отношении решений, которые должны быть приняты до выборов. В этом отношении необходимо избегать двух опасностей: первая заключается в том, что процедура обжалования тормозит избирательный процесс, а вторая заключается в том, что из-за отсутствия приостанавливающего эффекта решения по жалобам, которые могли быть приняты до, принимаются после выборов. Кроме того, решения о результатах выборов также не должны занимать слишком много времени, особенно в напряженной политической обстановке. Это означает и то, что сроки на обжалование должны быть очень короткими, и то, что орган, рассматривающий жалобу, должен вынести решение как можно быстрее. Сроки должны, однако, быть достаточно длительными, чтобы сделать обжалование возможным и гарантировать осуществление прав защиты и взвешенное решение. Срок от трех до пяти дней в первой инстанции (как для подачи жалоб, так и для вынесения решений) представляется обоснованным для решений, которые должны приниматься до выборов. Вместе с тем верховному и конституционному судам допустимо предоставлять несколько большее время для вынесения решений..

96. Процедура также должна быть простой, и предоставление избирателям специальных формуляров жалоб способствует этому. Необходимо исключить формализм и поэтому избегать решений о неприемлемости, особенно по политически чувствительным делам.

97. Также необходимо, чтобы процедура обжалования, особенно права и обязанности участвующих органов, должна четко регулироваться законом, чтобы избежать положительных или отрицательных конфликтов юрисдикций Ни заявитель, ни власти не должны иметь права выбора органа обжалования. Вероятность того, что последующие инстанции откажут в вынесении решения, сильно возрастает в случаях, когда теоретически возможно обжалование либо в суд, либо в избирательную комиссию, или когда полномочия разных судов – например, обычных судов и конституционного суда – четко не разведены.

...

99. Право подачи таких жалоб должно предоставляться как можно более широкому кругу лиц. Каждому избирателю в избирательном округе и каждому кандидату, участвующему в выборах, должна быть предоставлена возможность подачи жалобы. Однако разумный кворум может требоваться для жалоб избирателей относительно результатов выборов.

100. Процедура обжалования должна иметь судебный характер, в том смысле, что должно гарантироваться право заявителей жалобы на разбирательство, в котором заслушиваются обе стороны..

101. Также важны полномочия органов, рассматривающих жалобы. Они должны иметь полномочие аннулировать выборы, если нарушения могли повлиять на их результат, то есть затронуть распределение мест. Это общий принцип, но он должен быть открыт для корректировки, то есть аннулирование не должно с необходимостью затрагивать всю страну или избирательный округ, напротив, должно быть возможно аннулировать результаты лишь на одном избирательном участке. Это позволяет избежать двух крайностей: аннулирования выборов в целом, в то время как нарушения касаются лишь небольшой территории, и отказа в аннулировании по причине того, что затронутая территория чересчур мала. На территориях, где результаты аннулированы, выборы должны быть проведены повторно.

102. Если органами, рассматривающими жалобы, являются вышестоящие комиссии, они должны иметь возможность исправить или отменить ex officio решения нижестоящих избирательных комиссий.”

B. Итоговый отчет миссии по наблюдению за парламентскими выборами в Государственную думу 4 декабря 2011 г. Бюро по демократическим институтам и правам человека организации по безопасности и сотрудничеству в Европе (ОБСЕ/БДИПЧ) (г. Варшава, 12 2012 г.)

197. ОБСЕ выпустило следующее резюме:

«В техническом отношении подготовка к выборам в Государственную Думу РФ 4 декабря была организована хорошо, но сами выборы характеризовались тесным слиянием государственных органов власти и правящей партии. Несмотря на то, что в выборах принимали участие семь партий, отказ некоторым партиям в регистрации сузил пространство для политической конкуренции. Также, борьба была смещена в пользу правящей партии. Свидетельством тому послужили отсутствие независимости избирательных органов, предвзятость большинства СМИ, а также излишнее вмешательство государственных органов на разных уровнях. Это не обеспечило необходимых условий для честной предвыборной борьбы. Несмотря на отсутствие равных условий для участников избирательного процесса, избиратели воспользовались правом выбора и выразили свое мнение.

В ходе голосования сотрудники избирательных комиссий предстали в глазах наблюдателей как преданные делу и опытные специалисты, и все процедуры были в целом соблюдены. Однако качество процесса значительно ухудшилось во время подсчета голосов, который характеризовался частыми процедурными нарушениями и случаями явных манипуляций, включая несколько случаев с серьёзными признаками вброса бюллетеней. Более чем на одной трети избирательных участков, на которых осуществлялось наблюдение, для публичного ознакомления не были вывешены протоколы с результатами голосования. В течение дня голосования наблюдатели также сообщили о целом ряде случаев препятствования их деятельности, особенно во время подсчета голосов и сведения результатов.

ЦИК объявил окончательные результаты 9 декабря. Состоялся ряд массовых митингов и демонстраций, связанных с обвинениями в фальсификациях в день голосования; эти манифестации вызвали большой общественный резонанс, также в сети интернет.

Законодательная база содержит все необходимые положения и предоставляет достаточную основу для проведения выборов. Вместе с тем, законодательство имеет сложную структуру и открыто для интерпретаций, что привело к его непоследовательному применению различными участниками избирательного процесса, часто в пользу одной партии по отношению к другим. Законы, гарантирующие свободу собраний, в некоторых случаях применялись как ограничивающие, что нарушало права участников избирательного процесса. С момента последних выборов в законодательную базу было внесено большое количество поправок. Некоторые изменения положительно сказались на определенных аспектах избирательного процесса, хотя снижение парламентского порога до пяти процентов к этим выборам не применялось.

ЦИК приняла ряд подробных инструкций для обеспечения подготовки к выборам. Комиссия проводила регулярные сессии, большинство решений принимались единогласно и без обсуждений. Процесс рассмотрения жалоб ЦИК не был прозрачным, что не позволило участникам выборов своевременно и эффективно бороться с нарушениями. ЦИК не следовала положению закона, в котором говорится, что по всем жалобам должны предприниматься действия, и по каждой должен быть дан письменный ответ. Представители большинства политических партий выразили серьезные сомнения относительно беспристрастности избирательных комиссий всех уровней и поставили под вопрос их независимость от различных органов государственной власти».

198. Более конкретно, в отношении подсчета голосов и жалоб ОБСЕ отмечает следующее:

XIV. ДЕНЬ ГОЛОСОВАНИЯ

Процесс голосования получил положительную оценку на 93 процентах избирательных участков, на которых осуществлялось наблюдение. В целом,. ...

Представители партий присутствовали практически на всех посещенных избирательных участках. Большинство из них были направлены ЕР (на 85 % посещенных участков), КПРФ (на 75 %) и СР (на 59 %). ...

Процесс подсчета голосов получил оценку «плохо» или «очень плохо» на каждом третьем избирательном участке, где осуществлялось наблюдение. Основными причинами стали неудовлетворительная организация, отсутствие прозрачности и серьезные отклонения от процедур подсчета, изложенных ЦИК. На 42 избирательных участках не осуществлялся подсчет подписей проголосовавших избирателей, а на 38 участках не фиксировалось число бюллетеней, выданных для «голосования вне избирательного участка». Практически в половине подсчетов, на которых велось наблюдение, отмеченные избирателями бюллетени не демонстрировались присутствующим на избирательном участке. ...

Были получены сообщения о двенадцати случаях продолжительных перерывов в процессе подсчета голосов. В некоторых случаях УИК прерывали подсчет, иногда убирая материалы из поля зрения наблюдателей. Наблюдатели были ограничены в своем наблюдении на 20 избирательных участках. В 7 случаях их попросили покинуть избирательный участок во время подсчета голосов. Наблюдатели не получили копии протоколов с результатами на 21 избирательном участке, где осуществлялось наблюдение, и практически на половине посещенных избирательных участков подписанные протоколы не были вывешены для всеобщего ознакомления.

Процесс сведения результатов получил негативную оценку в 17 ТИК, на которых осуществлялось наблюдение. В 41 случае наблюдатели сообщили что условия для приема и записи результатов не были соответствующими. Организация приема данных получила оценку «плохо» или «очень плохо» в 11 отчетах наблюдателей. В 24 случаях была отмечена недостаточная прозрачность процесса. Предоставляемые УИК протоколы не всегда были заполнены. Кроме того, в 21 случае на них отсутствовали подписи, поставленные ручкой, а в 32 случаях они не содержали всех необходимых количественных данных. Кроме того, в 10 посещенных ТИК было отмечено несколько нарушений процедур, в том числе невнесение данных из протоколов УИК в сводные таблицы ТИК.

...

C. Объявление результатов

... ЦИК объявила предварительные результаты на следующий день после выборов. Окончательные результаты были утверждены 9 декабря. ЦИК опубликовала таблицы, с итоговыми результатами всех избирательных комиссий на своем веб-сайте, что повысило прозрачность и дало возможность индивидуальным участникам избирательного процесса проводить независимую сверку. Явка избирателей, по данным ЦИК, составила 60,21 %. ЕР получила 49,32% голосов и выиграла 238 мест, КПРФ – 19,19% и 92 места, Справедливая Россия – 13,24% и 64 места и ЛДПР – 11,67% и 56 мест. Другие партии не преодолели требуемый порог; вместе с тем, партия “Яблоко”, набравшая 3,43% голосов, получит государственное финансирование.

Один член ЦИК не согласился с объявленными официальными результатами и подал особое мнение. Он заявил, что выборы не способствовали свободному волеизъявлению граждан и характеризовались предвзятым отношением к участникам предвыборной гонки различными государственными учреждениями в пользу Единой России. Он также обозначил, что во время подсчета голосов имели место многочисленные нарушения закона. Он также заявил, что несмотря на многочисленные требования, он не получил копии всех 33 особых мнений, которые были приложены к итоговым протоколам ИКС.

Другой член ЦИК без права голоса от КПРФ выступил с предложением чтобы, принимая во внимание количество сообщений о нарушениях в течение этих выборов, ЦИК приняла решение об отставке ее председателя. Предложение было отклонено. Представители ЛДПР и СР в ЦИК также подвергли проведение выборов в Государственную Думу жесткой критике.»

ПРАВО

I. ЗАЯВЛЕННЫЕ НАРУШЕНИЯ СТАТЬИ 3 ПРОТОКОЛА № 1 КОНВЕНЦИИ И СТАТЬИ 13 КОНВЕНЦИИ

199. Заявители заявили о нарушении Статьи 3 Протокола 31 к Конвенции нарушение Статьи 13 Конвенции. Суд недавно объяснял разницу между делами, в которых заявители подают жалобу в отношении послевыборных споров, которые не были предметом судебного рассмотрения, и в которых может возникнуть отдельный вопрос по статьей 13 (см. Grosaru v. Romania, № 78039/01, §§ 55-56, ECHR 2010), и, делами, где национальное законодательство и практика подразумевают судебный надзор за такими спорами. Во втором случае Суд ограничивает рассмотрение Статьей 3 Протокола №1 к Конвенции (см. Namat Aliyev v. Azerbaijan, № 18705/06, §§ 57 и 81, 8 апреля 2010; Kerimova v. Azerbaijan, № 20799/06, §§ 31-32, 30 сентября 2010, и Riza and Others v. Bulgaria, №№ 48555/10 и 48377/10, §§ 94-95, 13 октября 2015).

200. В данном деле, учитывая акцент на внутренней судебной практике, Суд считает возможным рассмотрение жалобы только в рамках Статьи 3 Протокола №1 к Конвенции, и что отдельное рассмотрение по Статье 13 Конвенции не является необходимым. Статья 3 Протокола №1 к Конвенции звучит следующим образом:

«Высокие Договаривающиеся Стороны обязуются проводить с разумной периодичностью свободные выборы путем тайного голосования в таких условиях, которые обеспечивали бы свободное волеизъявление народа при выборе органов законодательной власти» .

201. Правительство оспорило заявление.

A. Процессуальные вопросы и приемлемость

1. Просьбы об отзыве заявлений

202. Суд отмечает, что после передачи жалобы двое заявителей подали заявление о выходе из состава заявителей. 4 апреля 2014 г-жа Напара проинформировала Суд о том, что седьмой заявитель (г-н Якушенко) хочет выйти из состава заявителей. 12 мая 2014 восьмой заявитель (г-н Паялин) подписал обращение к Суду о выходе из состава заявителей по личным причинам.

203. Суд принял во внимание просьбы заявителей. Руководствуясь Статьей 37 Конвенции, Суд считает, что седьмой и восьмой заявители не имеют намерения более добиваться рассмотрения своей жалобы в значении Статьи 37 § 1 (a) Конвенции. Суд также не видит причин общего характера, влияющих на соблюдение прав человека в соответствии с Конвенцией, требующих дальнейшего рассмотрения их жалоб в силу Статьи 37 § 1 Конвенции in fine. Суд прекращает производство по двум указанным жалобам.

204. Суд следовательно не может рассматривать поданные этими двумя заявителями жалобы и факты, на которых они основаны. Факты, приведенные седьмым и восьмым заявителем, будут использованы при анализе ниже в той мере, в которой они релевантны для жалоб остальных заявителей.

2. Вопрос Правительства в отношении представительства

205. В своих замечаниях от 24 октября 2012 Правительство ставит под сомнение право представителей представлять всех заявителей. Они считали, что Суду следует строго применять правила в отношении возбуждении дела и считать, что г-жа Москаленко и г-жа Напара являлись в определенный момент представителями только тех заявителей, которые предоставили действительные доверенности, и только если это было сделано в течение 8 недель с момента получения письма, подтверждающего получение жалобы. Они утверждали, что данную ситуацию следует рассматривать как основание для неприемлемости, и ссылались на решения о неприемлемости в отношении Нидерландов (см. Post v. the Netherlands (dec.), № 21727/08, 20 января 2009; Kemevuako v. the Netherlands (dec.), № 65938/09, § 22, 1 июня 2010; и Kaur v. the Netherlands (dec.), № 35864/11, §§ 17-18, 1 июня 2010).

206. Суд отмечает, что всех заявителей, которые не вышли из состава заявителей, представляют и г-жа Москаленко, и г-жа Напара (см.данные в Приложении). На момент подачи первоначальной жалобы в декабре 2011 и январе 2012, заявители предоставили по меньшей мере одну действительную доверенность каждый. Следовательно, данный случай отличается от дела Post, указанного выше, в котором доверенность предоставлена не была. По аналогичной причине Суд не считает, что решения, в которых поздняя подача должным образом составленной доверенности оказала влияние на расчет шестимесячного срока (см.Kemevuako и Kaur, оба дела указаны выше), релевантны для данного дела.

207. Следовательно, Суд считает, что в соответствии с вышеуказанными Правилами Суда не возникает никаких вопросов, требующих рассмотрения.

3. Предварительные возражения Правительства в отношении компетенции Суда ratione materiae

(a) Данные, предоставленные сторонами

208. Правительство считало, что заявители поставили перед Судом вопросы о результатах выборов в ГД и ЗАКС. Суд не может рассматривать указанные вопросы, поскольку они не входят в сферу действия права на свободные выборы, гарантированного Статьей 3 Протокола №1 к Конвенции. Ссылаясь на дело Namat Aliyev (см.выше, § 77), Правительство предложило Суду воспользоваться теми же аргументами и воздержаться от оценки представленных заявителями доказательств, не подтвержденных тщательным внутренним расследованием в рамках судебного процесса.

209. В том же разделе Правительство утверждало, что в той части, в которой Суд будет заниматься оценкой эффективности судебного рассмотрения жалоб заявителей внутренними судами, такая жалоба является неприемлемой ratione materiae в соответствии со Статьей 6 § 1 Конвенции, в рамках устоявшейся практики Суда (они ссылались, среди прочего, на дела Cherepkov v. Russia (dec.), № 51501/99, 22 января 2000, и Gorizdra v. Moldova (dec.), № 53180/99, 2 июля 2002).

210. Заявители возразили, что их жалоба подана по Статьей 3 Протокола № 1 к Конвенции и, следовательно, подпадает под юрисдикцию Суда.

(b) Оценка Суда

211. Суд уже устанавливал, что права, гарантированные Статьей 3 Протокола №1 к Конвенции, распространяются не только на процесс организации процесса голосования, но и на способ рассмотрения результата выборов и споров, касающихся удостоверения результатов выборов (см.Kovach v. Ukraine, № 39424/02, § 55 et seq., ECHR 2008; Namat Aliyev, см.выше, § 72; и Kerimova, см.выше, § 54). В свете вышеизложенного Суд отклоняет возражения Правительства относительно совей юрисдикции ratione materiae.

4. Предварительные возражения Правительства относительно исчерпания внутренних средств правовой защиты

(a) Данные, предоставленные сторонами

(i) Правительство

212. Правительство просило признать жалобу неприемлемой в связи с неисчерпанием внутренних средств правовой защиты. Правительство привело несколько аргументов в данном отношении.

?. Общая правовая база

213. Правительство указало, что заявители имели право использовать ряд средств защиты в рамках внутреннего законодательства, которые могли предоставить им эффективный механизм рассмотрения их жалоб.

214. Во-первых, Правительство указало, что заявители могли требовать возбуждения уголовного дела по статье 142.1 УК (см.пункт 191 выше). Правительство привело примеры осуждений за мошенничество членов избирательных комиссий (см.пункт 193 выше), и утверждало, что аналогичная процедура была доступна заявителям по настоящему делу. Аналогичным образом, некоторые нарушения законодательства о выборах можно было классифицировать как административные нарушения. Соответствующая практика показывает, что должностных лиц в избирательном процессе можно подвергнуть взысканию (см.пункт 194 выше).

215. Правительство также отметило, что суды имеют право рассматривать жалобы на нарушения со стороны избирательных комиссий. Суды могут аннулировать результаты голосования в случае серьезных нарушений. В указанное время заявители имели право требовать судебного разбирательства в отношении результатов выборов в течение одного года с даты объявления результатов соответствующих выборов. Суд обязан принять решение в течение 2 месяцев в даты подачи жалобы. Правительство привело успешные примеры такого рассмотрения (см.пункт 194 выше).

216. Далее Правительство заявило, что вышестоящие избирательные комиссии могут рассматривать жалобы и, при необходимости, аннулировать результаты или требовать пересчета голосов. В качестве примера Правительство приводит решения ТИК №27 в Санкт-Петербурге об аннулировании результатов на участках №№1071, 1091, 1099 и 1113 (оспоренные десятым заявителем, см.пункт 42 выше). ТИК отреагировала на жалобы избирателей, наблюдателей и кандидатов и провела пересчет. В результате было выявлено, что поскольку число бюллетеней в урнах превышало число бюллетеней, выданных соответствующими УИК, результат голосования невозможно установить. Результат голосования был в результате аннулирован.

217. В качестве общего комментария Правительство отмечает, что средства защиты должны были быть исчерпаны на момент подачи жалобы. Поскольку большинство заявителей подали жалобы 8 декабря 2011, судебные и административные процессы еще не были проведены.

?. Возражения в отношении каждого конкретного заявителя

218. Правительство затем предоставило подробные аргументы в отношении отдельных заявителей, отметив, что не все из них подавали жалобы в соответствующие внутренние суды. Результаты на некоторых участках были оспорены Санкт-Петербургским отделением СР. СР в последнем заявлении в Санкт-Петербургский городской суд просила аннулировать результаты выборов в Санкт-Петербурге в целом, а не по отдельным округам, указанным в жалобе заявителей. (см.пункты 108-111 выше). Более того, в тех случаях, когда жалобы были поданы, не было кассации; следовательно, заявители не исчерпали доступные им внутренние средства правовой защиты.

219. Наконец, Правительство утверждает, что после 22 апреля 2013, даты вынесения КС постановления №8-P (см.пункты 80-88 выше), указанные заявители могли повторно подать жалобы в суд в качестве отдельных избирателей. То, что это сделано не было, следует рассматривать как неисчерпание внутренних средств правовой защиты.

(ii) Заявители

220. Заявители настаивают, что о нарушениях, явившихся основанием их жалобы, они сообщили в соответствующие органы власти РФ. Они использовали все внутренние средства защиты, предложенные Правительством, но не добились эффективного рассмотрения своих жалоб. По мнению заявителей, заявленные нарушения имели системный характер, что сделало все и любые средства защиты неэффективными, поскольку ни один орган государственной власти не был готов раскрыть систематические фальсификации в пользу правящей партии.

?. Рассмотрение жалоб избирательными комиссиями

221. В той мере, в которой Правительство утверждало, что заявители должны были оспаривать каждое решение УИК или ТИК в вышестоящей комиссии, заявители указали, что ГИК отнесла их жалобы к компетенции прокуратуры. В результате последовавших задержек ГИК утвердила результаты голосования и заявителям было предложено обратиться в суд (см.пункты 48-59 выше). Заявители подчеркивают, что способ рассмотрения их жалоб показал отсутствие единой линии в разграничении юрисдикции избирательных комиссий, судов и правоохранительных органов, которые перенаправляли друг другу их жалобы. В результате на практике ни одно из использованных средств защиты не оказалось эффективным.

?. Уголовное расследование

222. В той степени в которой Правительство утверждало, что заявители могли обратиться с просьбой о возбуждении уголовного дела, заявители подчеркивают, что предполагаемые нарушения законодательства о выборах были донесены до сведения компетентных органов вторым, третьим, четвертым и восьмым заявителем, а именно прокуратуры и СК. Было принято решение об отказе в возбуждении уголовного дела (см.раздел E выше). Правоохранительные органы единым образом ссылались на удостоверение результатов ЦИК и районными судами, и отказали в рассмотрении предоставленных заявителями дополнительных доказательств.

223. Заявители, в частности, подчеркивают, что их обращения в СК содержали все необходимые элементы заявления о возбуждении уголовного дела. Несмотря на это, СК счел заявления второго, третьего и четвертого заявителей «информацией о нарушении законодательства» и перенаправил их в прокуратуру (см.пункты 64-70 выше). Аналогичное заявление шестого заявителя было перенаправлено в ГИК (см.пункт 71 выше). Попытки добиться судебного рассмотрения действий СК не привели ни к чему (см.пункт 72 выше).

224. В качестве конкретного примера третий заявитель подчеркивает, что его заявление в СК содержало конкретные указания на признаки мошенничества в отношении УИК №651, поскольку на указанном участке были якобы опубликованы до передачи соответствующего протокола в ТИК № 21. Несмотря на подробную информацию, предоставленную третьим заявителем в указанном отношении, включая аудиозапись телефонных разговоров, прокуратура Колпинского района не обнаружила нарушения законодательства (см.пункты 49 и 53 выше). Решение СК по Колпинскому району от 21 мая 2013 относилось к законности решения ТИК №21 о проведении пересчета и к правильности отражения результатов пересчета на сайте ГИК (см.пункт 74 выше). СК таким образом воздержался от какой-либо оценки свидетельств совершения мошенничества. Заявители призвали Суд рассматривать данный пример как характерное отношение внутренних правоохранительных органов, которые устранились от какого-либо глубокого анализа предоставленных заявителями свидетельств.

?. Обращения в суд

225. Заявители оспорили заявление Правительства о том, что они не обращались в соответствующие внутренние суды, к компетенции которых относится рассмотрение жалоб на действия избирательных комиссий. Они объяснили, что оспаривали решения избирательных комиссий на всех уровнях судебной системы, но реального судебного рассмотрения не добились. Суды под формальным предлогами воздержались от ответа по существу жалобы на фальсификацию результатов голосования и перераспределение голосов , по сути в пользу ЕР.

226. Точнее говоря, первые пять заявителей обращались в Верховный суд, который отказался рассматривать их жалобу по существу, ссылаясь на отсутствие у частных лиц права оспаривать результаты голосования по партийным спискам (см.пункты 75-79 выше).

227. Первые шесть заявителей, выступая в качестве отдельных избирателей и членов УИК, обращались в Санкт-Петерубргский городской суд два раза, оспаривая решения ГИК в отношении как выборов ГД, так и выборов в ЗАКС, но указанный суд отказал в рассмотрении дела по существу (см.пункты 89-106 выше).

228. Другие заявители (девятый, десятый и одиннадцатый) участвовали в выборах в ЗАКС в качестве кандидатов от СР. Ввиду масштабов фальсификации Санкт-Петербургское отделение СР обратилось в жалобой в Санкт-Петербургский городской суд в попытке оспорить результаты в городе. (см.пункты 108-111 выше). Городской суд воздержался от анализа существа жалоб, сосредоточившись на процедуре рассмотрения жалоб ГИК. Не выявив серьезных нарушений процедуры, суды утвердили официальные результаты выборов.

229. Что касается районных судов, Колпинский районный суд рассмотрел жалобы отдельных избирателей на предполагаемые нарушения. Два процесса, один из которых относился к всему Колпинскому району, закончились отклонением жалоб заявителей, несмотря на наличие существенных, по мнению заявителей, свидетельств серьезных нарушений законодательства. В решении от 24 мая 2012, оставленного в силе городским судом 16 августа 2012, районный суд отказался вызвать дополнительных свидетелей или разъяснить процедуру и причины пересчета голосов УИК №637 (см.пункты 117-121 выше). Что касается процессов относительно результатов в округах №№18 и 19, Колпинский районный суд вызвал ряд свидетелей, включая членов нескольких УИК и одного члена ТИК №21. Тем не менее, суд не принял во внимание доказательства нарушений процедуры пересчета, и утвердил решение ТИК в отношении «правильности» результатов голосования (см.пункты 126-141 выше).

230. Аналогичным образом, когда Санкт-Петербургское отделение СР оспаривало в судах результаты выборов на участках, указанных заявителями, подавшими жалобу как кандидаты, суды отказались вдаваться в существо жалоб. Напротив, они систематически сосредотачивались на «незначительных» дефектах в копиях «оригинальных» протоколов, поданных заявителями, и отклоняли десятки должным образом заверенных копии как неприемлемое доказательство. Тем не менее, окончательные результаты, предоставленные ТИК, были утверждены без какого-либо анализа их законности и проверки на соответствие процедуре. Суды также систематически отказывались от дополнительных доказательств, которые могли бы пролить свет на существо жалоб, таких как «оригинальные» протоколы там, где производился пересчет, показания свидетелей, данные соответствующими официальными лицами, и т.п. (см.пункты 142-150 выше).

?. Обращение в Конституционный суд

231. Заявители не согласились с Правительством в том, что после постановления КС от 22 апреля 2013, с целью исчерпания средств правовой защиты им следовало добиваться нового судебного процесса уже в качестве избирателей.

232. Они подчеркивают, что притом, что указанное постановление признало неконституционной практику, исключающую право избирателей оспаривать результаты выборов, суд обязал федеральных законодателей внести соответствующие изменения в законодательство. До этого у них не было гарантированного доступа к судам с соответствующими жалобами, следовательно, они не могли требовать повторного рассмотрения дела в виду вновь открывшихся обстоятельств.

(b) Оценка Суда

233. Суд подчеркивает, что статья 35 § 1 Конвенции, устанавливающая правила по исчерпанию внутренних средств правовой защиты, предусматривает распределение бремени доказывания. Правительство, заявляющее о неисчерпании, должно доказать Суду, что средства правовой защиты были эффективными в теории и на практике в соответствующий момент времени, т.е. являлись доступными, были способны предоставить возмещение в отношении жалоб заявителей, и имели разумную перспективу (см. Akdivar and Others v. Turkey, 16 сентября 1996, § 68, Отчет о решениях и постановлениях 1996-IV, и Selmouni v. France [GC], № 25803/94, § 76, ECHR 1999-V). Суд также подчеркивает, что внутренние средства правовой защиты должны быть «эффективными» в отношении предотвращения предполагаемых нарушений или из продолжения, или же в отношении предоставления соразмерного возмещения в отношении уже совершенного нарушения (см. Kudla v. Poland [GC], № 30210/96, § 158, ECHR 2000-XI). В случае наличия нескольких средств правовой защиты заявитель, исчерпавший средство защиты, несомненно являющееся эффективным и достаточным, не может быть обязан прибегнуть к другим средствам защиты, которые являлись доступными но по всей вероятности не более перспективными (см Aquilina v. Malta [GC], № 25642/94, § 39, ECHR 1999 III). Нельзя сказать, что заявитель не исчерпал внутренние средства правовой защиты если он может доказать, предоставив соответствующую внутреннюю практику или иные доказательства, что доступное средство защиты, которое не было им использовано, очевидно не имело никакой перспективы. Например, заявители, не воспользовавшиеся средством защиты, оказавшимся неэффективным для других заявителей, находящимся в аналогичном положении, могут быть разумным образом освобождены от их использования (см., mutatis mutandis, Kleyn and Others v. the Netherlands [GC], №№ 39343/98 и 3 др, § 156, ECHR 2003 VI).

234. Суд, во-первых, отмечает, что хотя заявления подавались заявителями в различных качествах и в различные внутренние органы власти, межу ними имеется очевидное сходство. Суть их заявления сводилась к наличию расхождения между изначально зафиксированными УИК результатами голосования и официальным результатом, опубликованным ГИК. Далее, согласно предоставленным ими документам, внутренние органы власти неэффективно рассматривали данное заявление.

235. Что касается исчерпания средств защиты, первые шесть заявителей обращались к разным средствам правовой защиты до обращения в Суд. Жалобы в отношении каждого избирательного округа, результаты на котором ими оспаривались, были поданы для рассмотрения по крайней мере в один орган власти, предложенный Правительством. Совместно они исчерпали все указанные средства и убедились, что эффективное рассмотрение проведено не было. В той мере, в которой Правительство заявляет о том, что заявители должны были прибегнуть к кассационной процедуре, Суд действительно постановил в мае 2015, что двухуровневая процедура кассации, введенная в январе 2012, является внутренним средством правовой защиты и должна быть исчерпана (см. Abramyan and Others v. Russia (dec.), №№ 38951/13 и 59611/13, §§ 76-96, 12 мая 2015). Тем не менее, данное требование не может быть применено к жалобам, поданным до 12 мая 2015, поскольку эффективность данного средства правовой защиты до указанной даты не признавалось в практике Суда (см. Kocherov and Sergeyeva v. Russia, №. 16899/13, §§ 64-69, 29 марта 2016, с дальнейшими отсылками). Следовательно, в этой части возражения Правительства отклоняются.

236. Ситуация с девятым, десятым и одиннадцатым заявителями несколько иная. Будучи кандидатами по списку от СР, они не прибегали к внутренней судебной процедуре в индивидуальном качестве, но участвовали в процессе, инициированном указанной партией в отношении соответствующих избирательных округов (см.пункты 144 150 выше) и выборов в ЗАКС в Санкт-Петербурге в целом (см.пункты 108-111 выше). Суд отмечает, что позиция Верховного суда РФ, выраженная в его решении от 9 февраля 2012 и до признания ее неправильной в постановлении КС от 22 апреля 2013, заключалась в том, что заявленные нарушения затрагивали интересы политических партий, кандидаты от которых участвовали в выборах, а не избирателей или кандидатов, не имевших права оспаривать их в суде (см.пункт 79 выше). В свете изложенного, указанные три заявителя могли разумно заключить, что у них отсутствует право обжалования в внутреннем суде и передать партии право подать жалобу от их лица. В данных обстоятельствах они могут быть на разумных основаниях освобождены от обязанности использовать средство защиты, оказавшееся недоступным другим лицам, находящимся в аналогичном положении.

237. Суд отмечает, что вопрос о том, было ли проведено судебное рассмотрение аналогичных заявлений о нарушении прав, установленных Конвенцией, и является сутью спора между сторонами. В данных обстоятельствах невозможно рассматривать вопрос соответствия жалоб заявителей критериям приемлемости, на которые ссылается Правительство по Статьей 35 § 1 Конвенции, без рассмотрения существа жалоб по Статье 3 Протокола №1 к Конвенции. Следовательно, данное возражение присоединяется к существу дела.

5. Предварительное возражение Правительства в отношении обоснованности жалобы и нарушения права на петицию

(a) Правительство

238. Правительство утверждает, что заявители предоставили Суду недействительные документы в рамках жалобы. ЦИК отрицает, что документы, на которые ссылаются заявители, являются подлинными копиями протоколов УИК. Правительство ссылаются на таблицу, в которой перечислены процессуальные дефекты в документах. Наиболее распространенными были отсутствие указания на номер экземпляра, с которого была сделана копия; отсутствие указания даты, времени и адреса УИК; отсутствие количества в цифровом выражении; отсутствие одной или более подписей членов УИК; отсутствие печати, удостоверяющей подписи; отсутствие надписи «Копия верна». По заявлению Правительства, некоторые копии подписаны лицами, не являвшимися членами соответствующих УИК (см.пункт 157 выше).

239. Правительство также указало, что в июле 2014 Экспертно-криминалистический центр МВД РФ установил, что копии протоколов, предоставленные десятым заявителем (УИК №№1089 и 1104) были удостоверены печатями, отличными от оригинальных печатей, использовавшихся указанными УИК (см.пункт 169 выше).

240. Правительство подчеркивает, что в тех случаях, когда на участке производился пересчет, первоначальный протокол с результатами не имеет никакой юридической силы касательно установления результатов выборов. Следовательно, в случае проведения пересчета в ГИК направлялся только второй протокол.

241. Что касается документа, составленного заявителями, в котором сведены данные по всем участкам (см.пункт 152 выше), Правительство заявляет, что заявители оспаривали в суде не все указанные результаты, а только отдельные, перечисленные Правительством. С другой стороны, не по всем участкам, результаты голосования на которых оспаривались заявителями, производился пересчет.

242. Наконец, Правительство указывает, что на некоторых участках пересчет привел либо к подтверждению первоначальных результатов (УИК №№1084 и 1126), либо к снижению числа голосов, отданных за ЕР (УИК №№1098, 1127) (см.пункты 164 и 167 выше).

243. Опираясь на вышеизложенное, Правительство указывает на практику Суда по отклонению жалоб, основанных на заведомо ложных фактах или при подаче в Суд документов, заведомо являющихся подделкой (Правительство ссылается на дела Bagheri and Maliki v. the Netherlands (dec.), № 30164/06, 15 мая 2007, и Poznanski and Others v. Germany (dec.), № 25101/05, 3 июля 2007).

(b) Заявители

244. Заявители не согласны. Они подчеркивают, что сам факт существования «первоначальных» результатов голосования, которые они узнали он членов и председателей УИК, наблюдателей и других кандидатов, не оспаривается Правительством, по крайней мере в отношении участков, на которых производился пересчет. Тем не менее, «подлинные» копии оригиналов указанных документов также не были предоставлены Правительством. В таких обстоятельствах указанное возражение необоснованно.

(c) Оценка Суда

245. В отличие от дел, на которые ссылается Правительство выше, вопрос подделки или искажения основных фактов – в данном случае «первоначальных» результатов голосования, указанных различными наблюдателями, кандидатами и членами комиссий – так и не был разрешен ни одним внутренним органом власти. Суть жалоб заявителей заключается как раз в отсутствии эффективного внутреннего рассмотрения их заявлений. При данных обстоятельствах Суд не может согласиться с Правительством в том, что жалобу необходимо рассматривать как злоупотребление правом петиции по Статье 35 §§ 3 (a) и 4 Конвенции, или в том, что она должна быть отклонена на данном основании как абсолютно необоснованная.

6. Заключение по вопросу приемлемости

246. Суд отмечает, что жалоба поднимает серьезные вопросы относительно фактов и закона и не является неприемлемой по каким-либо основаниям. Следовательно, жалоба является приемлемой.

B. Существо дела

1. Документы, предоставленные сторонами

(a) Заявители

247. Заявители по сути повторно заявляют свои первоначальные жалобы. В частности, они утверждали, что «пересчеты» и, следовательно, расхождения в результатах, не оспариваемые Правительством, являются серьезным нарушением права на свободные выборы. Заявители считают неприемлемым, что результаты, зафиксированные на десятках участков, всеми членами УИК и в присутствии наблюдателей и журналистов, являются ошибочными, в то время как пересчеты, проведенные при невыясненных обстоятельствах и на сомнительных основаниях, лучше отражают волеизъявление избирателей. Заявители подчеркнули, что недопустимо отсутствие при пересчете некоторых членов комиссий и наблюдателей – что на самом деле и произошло. Результаты пересчетов в значительной степени были в пользу правящей партии и в ущерб оппозиционным партиям. В качестве примера заявители приводят округ №22, где пересчет проводился на 29 из 34 участков (85% поданных голосов) и где в результате ЕР дополнительно получила на каждом участке от 200 до 440 голосов, а СР потеряла голоса на всех участках (см.пункты 37 и 163 выше). Заявители придерживались мнения, что Правительство не смогло прояснить ряд важных вопросов относительно пересчетов, таких как точное время и место их проведения, и не предоставило ряд важных документов, включая копии «оригинальных» протоколов «до пересчета».

248. Заявители подчеркивают, что Правительство, представленное внутренними органами власти, не утверждало, что «оригинальные» протоколы являются неверными или что они были фальсифицированы. Замечания о подлинности указанных документов сводились к чисто формальным требованиям. В любом случае, данные формальные требования были применимы к работе соответствующих УИК и не могли быть поставлены в вину заявителям, которые просто получили копии, должным образом подписанные и содержащие печати, у уполномоченного официального лица.

249. Заявители еще раз подчеркивают, что их жалобы не были эффективным образом рассмотрены на внутреннем уровне. Избирательные комиссии напрямую занимались фальсификацией, и защищали своих председателей и членов комиссий. Правоохранительные органы, под любыми предлогами, избегали начала расследования их утверждений. Самодовольные суды воздержались от рассмотрения сути их многочисленных, подтвержденных документами обращений. Заявители пришли к выводу о том, что они столкнулись с «системным, массовым и согласованным» поведением со стороны всех органов власти, свидетельствующим об отсутствии независимости. Массовый характер фальсификаций и удивительное сходство используемых методов по мнению заявителей указывает на существование отработанной технологии. В таких обстоятельствах все попытки получить возмещение на национальном уровне становятся бесполезными.

(b) Правительство

250. Точка зрения Правительства многословно изложена в меморандуме от 14 октября 2014 и дополнениях от 22 мая 2015. Позиция Правительства может быть кратко изложена следующим образом.

(i) Общие аргументы относительно существования ограничений, целях и пропорциональности

251. В дополнениях от 22 мая 2015 Правительство утверждало, что в тех случаях, когда некоторые заявители обращались с жалобой как избиратели, факты не выявили никаких нарушений Статьи 3 Протокола №1 к Конвенции, поскольку они могли проголосовать свободно и без какого-либо вмешательства. Они привели аналогию с решением Суда в деле Russian Conservative Party of Entrepreneurs and Others v. Russia (№№ 55066/00 и 55638/00, §§ 75 и 79, 11 января 2007). Аналогичным образом, как утверждает Правительство, жалобы заявителей на нарушение пассивного избирательного права на свободные выборы были основаны на предположениях и неподтвержденных заключениях о намерениях избирателей.

252. Во-первых, Правительство утверждало, что права заявителей по Статье 3 Протокола №1 к Конвенции не были никоим образом ограничены. Правительство подчеркнуло, что заявители могли свободно отдать свой голос или выдвинуть свою кандидатуру. Государство не вмешивалось в свободное волеизъявление народа ни на одном этапе процесса выборов; избиратели могли голосовать; результаты были верно оценены и зафиксированы; все поданные жалобы были эффективно рассмотрены. В отношении заявителей, которые жаловались на нарушение их пассивного избирательного права, Правительство заявляет, что они могли выдвинуть свою кандидатуру по партийному списку и полностью участвовать в выборах. Число голосов, отданных за каждого заявителя, и хороший общий результат СР по Санкт-Петербургу (второе место на выборах в ЗАКС и третье – в ГД) показали, что выборы были свободными и плюралистичными. Нет никаких гарантий избрания, при условии соблюдения общих требований свободного волеизъявления. Санкт-Петербургский региональный список СР, касавшийся пяти заявителей (г-на Давыдова, г-на Паялина, г-на Трусканова, г-жи Пушкаревой и г-на Шестакова) насчитывал более 50 кандидатов, и первые 12 прошли в ЗАКС. Указанные пять заявителей сохранили свои позиции в списке и имели бы право заменить кандидатов в ЗАКСе или какой-либо из депутатов ЗАКС от СР потерял бы мандат. Пять заявителей продолжали свою политическую деятельность; некоторые были избраны в муниципальные советы (г-н Шестаков и г-н Трусканов), другие участвовали в муниципальных выборах в 2014г, с различными результатами. Тот факт, что на некоторых участках был проведен пересчет, в соответствии с гарантиями применимого права, не может интерпретироваться как вмешательство. Более того, результаты пересчетов показали, что увеличение или уменьшение числа голосов не было повсеместно в пользу или в ущерб одной отдельной партии; вопреки утверждениям заявителей, на многих участках ЕР потеряла голоса, а СР получила или сохранила имеющееся число голосов.

253. Кроме того, Правительство утверждает, что имевшиеся ограничения были соразмерны целям, которые могли считаться законными в контексте демократических выборов, включая защиту суверенитета и демократии; защиту прав избирателей и кандидатов; адекватный подсчет голосов и отражение результатов голосования; а также предотвращение искажения волеизъявления, что могло привести к нарушению принципов демократии, являющихся основой Конституции РФ. Правительство подчеркивает, что Государствам в избирательной сфере предоставлена значительная свобода усмотрения (Правительство ссылается на решения Суда по делам Mathieu-Mohin and Clerfayt v. Belgium, 2 марта 1987, §§ 52 и 54 серия A № 113; Yumak and Sadak v. Turkey [GC], № 10226/03, § 109, ECHR 2008; Zdanoka v. Latvia [GC], №. 58278/00, §§ 100, 110, 132 и 135, ECHR 2006 IV, ECHR 2008; и др.) и утверждает, что предел свободы усмотрения в данном случае не был превышен.

(ii) По вопросу эффективности рассмотрения жалоб заявителей

254. В той мере, в которой заявители обращались с заявлениями об открытии уголовного дела, Правительство придерживается мнения, что заключения правоохранительных органов были хорошо обоснованы. Так, второй, третий и четвертый заявители обратились в СК по Санкт-Петербургу 6 декабря 2011 с жалобой на фальсификацию. В ответ на это обращение прокурор Колпинского района не нашел оснований для возбуждения уголовного дела, поскольку действия избирательных комиссий подлежат рассмотрению в суде. Только третий заявитель обжаловал данное решение в суде, и 11 июля 2012 Санкт-Петербургский городской суд постановил, что СК был обязан рассмотреть обращение. 21 августа 2012 отдел СК по Колпинскому району не нашел признаков нарушения законодательства о выборах УИК №651. Разница результатов, указанная заявителями, объяснялась пересчетами, поведенными соответствующей ТИК. Аналогичные решения были приняты по обращениям других заявителей (см.раздел E выше).

255. Правительство также подчеркивает, что расследование возможной фальсификации «оригинальных» протоколов позволило заключить об отсутствии состава преступления, хотя заключение экспертизы оставило сомнения в подлинности некоторых документов, представленных заявителями (см.раздел J выше).

256. Что касается утверждений заявителей о том, что их жалобы не были эффективно рассмотрены судами, Правительство утверждает, что во-первых, указанный процесс не может оцениваться в рамках Статьи 6 Конвенции, в силу неприменимости. В качестве альтернативного довода Правительство утверждает, что суды эффективно рассмотрели все вопросы, поднятые заявителями в своих обращениях, и изучили все соответствующие источники информации и все документы, которые можно было получить. В той части, в которой в отношении по крайней мере некоторых заявителей можно считать исчерпавшими внутренние средства защиты, суды тщательно изучили их заявлении и оценили их в соответствии с правилами оценки доказательств, установленными национальным законодательством. Общие правила приемлемости и релевантности доказательств, бремя доказывания, и юрисдикция были применены судами верно. Их заключения нельзя считать спорными (Правительство сослалось на дела I.Z. v. Greece, № 18997/91, Решение Комиссии от 28 февраля 1994, Решения и отчеты (DR) 76 B, стр. 65, на стр. 68, и Babenko v. Ukraine (dec.), № 43476/98, 15 сентября 1998).

257. В дополнениях от 22 мая 2015 Правительство заявляет, что судебное рассмотрение предполагаемого нарушения законодательства о выборах не обязательно ведет к аннулированию результатов выборов. Чтобы суд мог аннулировать результаты голосования или выборов, нарушения должны быть столь серьезными чтобы препятствовать свободному волеизъявлению избирателей и следовательно некорректно отразить это волеизъявление в результатах выборов.

258. Более конкретно, касаемо процесса в отношении законности выборов в городском суде Санкт-Петербурга, инициированного СР (см.пункты 108-111 выше), Правительство придерживается мнения о том, что Городской суд правильно сосредоточился на процедуре, проведенной ГИК, поскольку именно ГИК должна заниматься такими обращениями.

259. Правительство также прокомментировало процесс в Колпинском районном суде, инициированный шестым заявителем в отношении результатов голосования на участке № 637 (см.пункты 112-125 выше). Суд первой инстанции и апелляционный суд провели подробное и обоснованное рассмотрение обращений заявителей. Они тщательно изучили соответствующие доказательства и правильно постановили, что «копия», предоставленная заявителем, не может считаться доказательством разницы в результате выборов, учитывая формальные нарушения в документе. Напротив, окончательные результаты были основаны на решении ТИК №21 от 5 декабря 2011 о проведении пересчета, и копия протокола после пересчета, составленного ТИК, была должным образом удостоверена. Просьбы заявителей к комиссиям о вызове дополнительных свидетелей были направлены на доказательство «надуманного» утверждения о том, что пересчет не производился, или что он был произведен с нарушениями процедуры. Суды верно основывали свои решения на имеющих силу документах и отклонили необоснованные обвинения.

260. Аналогичным образом, рассмотрение жалобы на результат голосования по всем округам №№18 и 19 было проведено в соответствии с применимыми национальными нормами и с учетом имеющих силу и необходимых доказательств, предоставленных сторонами (см.пункты 126-141 выше). Колпинский районный суд вызвал и допросил 24свидетеля; суд пытался вызвать дополнительных свидетелей, в соответствии с просьбами сторон. Суд не смог расценить предоставленные заявителями документы как действительное доказательство результатов голосования. Решение суда первой инстанции было основано на большом количестве доказательств, предъявленных в заседании, а обоснованность указанного решения была подтверждена апелляционным судом. Правительство приводит аналогичные аргументы в отношении процесса в Колпинском районном суде, инициированного СР (см.пункты 142-143 выше).

261. Правительство ставит под сомнение релевантность примеров аналогичных решений, вынесенных другими районными судами Санкт-Петербурга по обращениям СР (см.пункт 192 выше). Правительство подчеркивает, что в указанных процессах суд не смог получить какие-либо доказательства фальсификации результатов выборов. Суды постановили, на основании убедительных доказательств и показаний свидетелей и в отношении соответствующих участков, что «оригиналы», предоставленные заявителем, были составлены наблюдателями до подсчета окончательных результатов, и что указанные документы не были должным образом проверены и заверены. Сами же пересчеты, проведенные по указанию ТИК при наличии сомнений или жалоб, показали, что система стремится добиться наиболее точного отражения волеизъявления народа. Суды рассмотрели и отклонили, в случаях, когда это было оправдано, просьбы о вызове дополнительных свидетелей для установления точных обстоятельств проведения пересчета.

262. Наконец, Правительство отклонило заявление о том, что суды применили разные критерии при принятии доказательств, представленных заявителями и комиссиями. Правительство подчеркивает, что суды оценивают каждое доказательство отдельно, их выводы основаны на законе и объясняются в решениях.

(iii) По вопросу состава и процедуры избирательных комиссий

263. Правительство отрицает наличие причин подозревать ГИК или ТИК в пристрастности. Указанные комиссии функционировали на постоянной основе, в их состав входило от 5 до 14человек, назначенных на 5 лет. Все политические партии, присутствующие в региональном законодательном органе, имели право назначить своих представителей. УИК создавались на время выборов, также на основе многопартийного представительства. Каждая партия назначала не более одного члена комиссии с правом решающего голоса.

264. Правительство также подчеркивает, что кроме членов комиссий с правом решающего голоса, партии и союзы могли назначить членов комиссии без права голоса. На выборах декабря 2011в Санкт-Петербурге было назначено 6 091 наблюдателей, из них 1 507 от СР и 1 217 от ЕР. Это являлось дополнительной гарантией беспристрастности комиссий, и воспользоваться своим правом могли заинтересованные партии.

265. В отношении двух «временных» УИК на участках №№ 1852 и 1853, Правительство в дополнениях подчеркивает, что их создание и состав были основаны на информации о предполагаемом числе избирателей (до 1 000 в каждом случае), представленном администрацией OAO «Кировский завод», и в соответствии с применимыми положениями права (см.пункты 40 и 144 145 выше). Заявители не оспаривали законность учреждения двух указанных комиссий.

266. Правительство указало на то, что заявители не пытались привлечь к административной ответственности председателей и членов УИК за передачу им предположительно неверных результатов выборов.

267. Правительство повторно описывает процедуру пересчета, проведенного УИК и ТИК. По их данным, из 99 участков в первоначальной жалобе пересчет проводился на 48 (см.пункты 158-167 выше). Целью пересчета было установление точного результата голосования, и соответствующая процедура была соблюдена. Результаты пересчета не могут быть поставлены под сомнение. В частности, там, где заявители указывали на показания в суде члена ТИК № 21 с целью доказать, что пересчет проводился в нарушение правил (см.пункты 137-138 выше), Правительство отмечает, что из 24 пересчетов по участкам только 11 проводились ТИК №21 (УИК №№ 638, 646, 651, 652, 654, 657, 662, 664, 667 и 668). Пересчет проводился в соответствии с правилами, и новые результаты были удостоверены большинством членов ТИК, в соответствии с законом. Пересчеты на 4 участках (УИК №№ 637, 641, 661 и 666) проводились соответствующими УИК, и также удостоверены подписями большинства членов комиссий. Районный суд в решении от 16 июля 2012 верно оценил предоставленные доказательства, включая показания членов ТИК, и пришел к выводу об отсутствии заявленных нарушений (пункты 126-141 выше).

268. В том, что касается утверждений заявителей о нарушении ТИК процедуры посредством требования о пересчете, при отсутствии письменных жалоб на нарушение процедуры на уровне участка, Правительство считает, что ТИК имели право действовать с целью рассеять любые сомнения в точности установления результатов голосования. Копии соответствующих отчетов о решениях ТИК (Правительство указывает ТИК №№ 3, 4, 7, 21 и 27) показывают, что во всех случаях решение принималось на достаточных основаниях и в законном составе, а именно большинством членов комиссии. Все комиссии являлись коллегиальными органами, основанными на принципах многопартийного представительства, и у каждого члена комиссии был один голос. Копии указанных решений были предоставлены Суду (см.пункты 154-157 выше). Все решения был опубликованы и не обжалованы заявителями или членами ТИК, отсутствовавшими при пересчете. Закон не устанавливает, какая комиссия, участковая или территориальная, должна проводить пересчет; это зависит от обстоятельств дела. Касаемо метода проведения пересчета, правительство объяснило, что «в отличие от [первоначальной] процедуры определения результатов выборов, пересчет означает пересчет бюллетеней, уже рассортированных (рассортированных по пачкам), что значительно ускоряет процесс. Вот почему число бюллетеней в …. урнах не может являться критерием определения периода времени, необходимого для пересчета» [стр. 262 дополнений].

269. В целом, в отношении состава и работы комиссий Правительство придерживается мнения о том, что состав комиссий был хорошо сбалансирован: туда входили представители всех заинтересованных партий, у каждого было по одному голосу; и что заявители не смогли предоставить «достаточные доказательства конкретных злоупотреблений полномочиями или нарушений в ущерб стороны заявителя» (цит. Georgian Labour Party v. Georgia, №. 9103/04, § 110, ECHR 2008).

270. В дополнениях от 22 мая 2015 Правительство указало, что ЦИК удовлетворил до 40% поданных жалоб (без указания соответствующих дат и источника данных). Правительство не согласно с тем, что отсутствовала ясность в распределении полномочий между избирательными комиссиями и правоохранительными органами, что утверждалось заявителями. Правительство подчеркивает, что соответствующие комиссии действовали в пределах полномочий, и являлись эффективными и независимыми органами, задачей которых было рассматривать жалобы на нарушение законодательства о выборах – если не было причин подозревать наличие уголовного преступления – фальсификации документов.

2. Оценка Суда

(a) Общие принципы

271. Статья 3 Протокола №1 к Конвенции устанавливает принцип, свидетельствующие о наличии эффективной политической демократии и соответственно являющийся очень важным для всей системы Конвенции (см. Mathieu-Mohin and Clerfayt, цит.выше, § 47). Данная статья поначалу кажется отличной от других положений Конвенции и Протоколов к ней, поскольку она сформулирована в терминах, обязывающих Высокие договаривающие стороны проводить выборы на условиях, обеспечивающих свободное выражение волеизъявления народы, а не в терминах конкретного права или свободы. Тем не менее, Суд установил, что речь идет о гарантии индивидуальных прав, включая право избирать и быт избранным (там же, §§ 46-51).

272. Суд неоднократно подчеркивал важность демократических принципов, лежащих в основе толкования и применения Конвенции, а также подчеркивал права, Конвенции, являющиеся необходимыми для установления и поддержания основ эффективной и осмысленной демократии, существующей в правовом государстве (см. Hirst v. the United Kingdom (no. 2) [GC], № 74025/01, § 58, ECHR 2005 IX). Тем не менее, указанные права не являются абсолютными. Существует возможность для «подразумеваемых ограничений», и Договаривающиеся стороны имеют право усмотрения в данной сфере (см. Matthews v. the United Kingdom [GC], № 24833/94, § 63, ECHR 1999 I; Labita v. Italy [GC], №. 26772/95, § 201, ECHR 2000 IV; и Podkolzina v. Latvia, №. 46726/99, § 33, ECHR 2002 II). Несмотря на то, что у Договаривающихся сторон есть право усмотрения при установлении условий в отношении права избирать и быт избранным, Суд является последней инстанцией для определения соответствия правилам Статьи 3 Протокола №1 к Конвенции; Суд должен убедить самого себя в том, что указанные условия не привели к умалению указанных прав в такой степени, что сама их суть и эффективность поставлена под сомнение; что они используются для достижения законной цели; и что используемые средства не являются непропорциональными или спорными (см. Mathieu Mohin and Clerfayt, цит.выше § 52, и Yumak and Sadak, цит.выше, § 109 (iii)).

273. Далее, цель Конвенции, являющейся инструментом защиты прав человека, требует, чтобы ее положения толковались и применялись таким образом, чтобы постулаты были не теоретическими или иллюзорными, а практическими и эффективными (см., среди проч., United Communist Party of Turkey and Others v. Turkey, 30 января 1998, § 33, Отчеты о решениях и постановлениях 1998 I, и Lykourezos v. Greece, №. 33554/03, § 56, ECHR 2006 VIII). Хотя изначально принцип, требующий предотвращения произвола, был указан в связи с условиями, допускающими возможность баллотироваться, он в равной степени применим в других ситуациях, где на карту поставлена эффективность индивидуальных избирательных прав (см. Namat Aliyev, цит.выше, § 72), включая характер рассмотрения и оценки результата выборов (см. Kovach, цит.выше, § 55).

274. Суд установил, что наличие внутренней системы эффективной проверки индивидуальных жалоб и апелляций по вопросам избирательных прав является одной из основных гарантий свободных и честных выборов. Указанная система обеспечивает эффективное исполнение индивидуальных прав избирать и быть избранным, поддерживает общее доверие к проведению государством избирательного процесса, и является важным инструментом в распоряжении государства для достижения им выполнения своей обязанности в соответствии со Статьей 3 Протокола №1 к Конвенции о проведении демократических выборов. На самом деле, торжественные обязательства государства по статье 3 Протокола №1 к Конвенции и индивидуальные права, гарантированные этим положением, будут иллюзорными, если на протяжении выборов отдельные случаи, свидетельствующие о неспособности обеспечить демократические выборы, не могут быть оспорены гражданами в соответствующем национальном органе, способном эффективно разобраться в указанном вопросе (см. Namat Aliyev, цит.выше, § 81).

275. Суд также подчеркивал необходимость для органов, ответственных за избирательный процесс, функционировать в транспарентной манере и сохранять беспристрастность и независимость от политических манипуляций (см. Georgian Labour Party, цит.выше, § 101) и обеспечивать обоснованность решений (см. Namat Aliyev, цит.выше, §§ 81-90).

276. Что касается фактов в данном деле, Суд не обязан согласно Статье 3 Протокола №1 к Конвенции проверять, являлся ли каждый отдельный заявленный случай нарушения нарушением внутреннего законодательства о выборах (см. I.Z. v. Greece, цит.выше, § 68). Суд не должен брать на себя обязанность устанавливать факты в попытке определит, имели ли мест все нарушения или только некоторые из них, и, если да, могли ли эти нарушения препятствовать свободному волеизъявлению. Благодаря своей вспомогательной роли Суд должен с осторожностью относиться к взятию на себя функции судебного органа, исследующего и решающего вопросы факта, в тех случаях, когда это не является неизбежным в связи с обстоятельствами конкретного дела. Тем не менее, его задача – убедит себя, с общей точки зрения, в том, что государство-ответчик выполнило свои обязательства по проведению выборов на свободных и справедливых условиях и обеспечило эффективное исполнение индивидуальных избирательных прав (см. Namat Aliyev, цит.выше, § 77, и Gahramanli and Others v. Azerbaijan, № 36503/11, § 72, 8 октября 2015).

277. В связи с этим, Суд считает, что в случаях, когда утверждается, что нарушение внутренних законов таково, что серьезно подрывает законность выборов в целом, Статья 3 Протокола № 1 к Конвенции требует от Суда оценить, имело ли место такое нарушение и привело ли оно в результате в невозможности провести свободные и справедливые выборы. Суд в таком случае может определять, проводилась ли соответствующая оценка внутренними судами; если да, Суд может оценить, были ли решения внутренних судов спорными (см. Kovach, цит.выше, § 55; и Karimov v. Azerbaijan, № 12535/06, § 43, 25 сентября 2014).

(b) Применимость в данном деле

(i) Применимость Статьи 3 Протокола №1 к Конвенции

278. Очевидно, что выборы в ГД являются выборами в законодательный орган в смысле Статьи 3 Протокола №1 к Конвенции. Стороны не оспаривают применимость Статьи 3 Протокола №1 к Конвенции к выборам в ЗАКС, законодательный орган субъекта РФ (см. аналогично дело Antonenko v. Russia, № 42482/02 (dec.), 23 мая 2006, в котором стороны и Суд не оспаривали применимость положения). Суд подчеркивает, что слово «законодательный орган» в Статьей 3 Протокола №1 к Конвенции не обязательно означает национальный парламент: это слово должно толковаться в свете конституционной структуры соответствующего государства (см. Mathieu-Mohin and Clerfayt, § 53, и Matthews, § 40,оба цит.выше). Суд, следовательно, нашел термин для Фламандского Совета в Бельгии, на том снованииon, что конституционная реформа передала ему значительные полномочия, сделав его наряду с Советом франкоязычного общества и Валлонским региональным советом составной частью законодательного органа Бельгии, в дополнение к Палате представителей и Сенату (Mathieu-Mohin and Clerfayt, цит.выше, § 53). Аналогичным образом, региональные советы и L?nder являются частью законодательного органа в Италии, Австрии и Германии (см. Vito Sante Santoro v. Italy, №. 36681/97, §§ 52 53, ECHR 2004 VI; X v. Austria, № 7008/75, решение от 12 июля 1976, Решения и отчеты (DR) 6, p. 120; и Timke v. Germany, № 27311/95, решение от 11 сентября 1995, DR 82-A, p. 158).

279. Согласно статье 73 Конституции РФ, субъекты РФ обладают всей полнотой государственной власти вне пределов ведения Российской Федерации и полномочий Российской Федерации по предметам совместного ведения Российской Федерации и субъектов Российской Федерации. Законодательное собрание Санкт-Петербурга является демократическим органом управления одного из субъектов РФ, обладающего широким кругом полномочий на своей территории, основываясь на разделении полномочий между регионами и Федерацией. Суд подтверждает, что как таковое, оно подпадает под определение «законодательный орган» в значении Статьи 3 Протокола №1 к Конвенции.

(ii) Характер предполагаемых нарушений

280. Заявители жаловались на несколько нарушений права на свободные выборы во время выборов в два законодательных органа – ЗАКС и ГД. Самая распространенная жалоба состоит в том, что на выборах в ЗАКС существовала разница результатов, полученных политическими партиями, изначально зафиксированных после подсчета на участках, и официальными результатами, опубликованными ГИК. В результате заявители утверждают, что внутренние органы власти не смогли обеспечить эффективное рассмотрение этого заявления, в нарушение своих обязательств по статье 3 Протокола №1 к Конвенции. Четверо заявителей (со второго по пятый) по той же причине ставят под сомнение результат выборов в ГД на соответствующих участках. Суд проведет анализ по жалобе.

281. Правительство отрицало существование реального расхождения между результатами, отраженными в протоколами УИК, и протоколами, опубликованными ГИК. Они указывают на процедурные недостатки копий «оригинальных» протоколов, и настаивают, что они не могут являться достоверным доказательством существования результатов, отличных от официальных. С точки зрения Правительства, этот вопрос был тщательно изучен компетентным органами в тех случаях, когда заявители требовали такого рассмотрения, следовательно, не было и нарушения обязанности по установлению эффективной системы рассмотрения жалоб. В то же время, Правительство признает, что результаты, полученные на некоторых участках, были подвергнуты пересчету; тем не менее, процедура пересчета проводилась в соответствии с законом и ее результаты были не столь бесспорно в ущерб оппозиционным партиям, как утверждали заявители. Правительство таким образом отрицало наличие нарушений и одновременно предоставило данные о том, что обязанность по рассмотрению была им выполнена.

282. Суд отмечает, что все заявители оспаривали официальные результаты по крайней мере по одному участку в Санкт-Петербурге (сводную информацию по жалобам см.в Приложении). В процессе они ссылались на ряд фактических утверждений, показывающих, что результаты различных политических партий изменились с момента, когда УИК завершили подсчет, и к моменту сведения результатов в таблицу и введения их в систему на территориальном уровне. Они предоставили копии протоколов УИК, содержащих цифры отличные от официальных, и показали, что реальное объяснение данному расхождению предоставлено не было. В результате указанного расхождения, по словам заявителей, свободное волеизъявление избирателей по выбору законодательного органа было нарушено; кроме того, пассивное избирательное право нескольких заявителей в отношении получения мандата в ЗАКС было нарушено.

283. Суд ссылается на Кодекс Венецианской комиссии, который уделяет значительное внимание процессу подсчета, передачи и сведению в таблицы результатов, настаивая на том, что этот процесс должен быть прозрачным и открытым, и что наблюдатели и представители кандидатов должны иметь возможность присутствовать и получить копии составленных протоколов (см.п. 3.2 Кодекса, пункт 196 выше). Аналогичным образом, Пояснительный отчет к Кодексу содержит дополнительные рекомендации применительно к процессу подсчета, фиксации результата и передачи его в вышестоящую инстанцию (см.Пояснительный отчет, пп. 3.2.2.4. Подсчет and 3.2.2.5. Передача результата, пункт 196 выше). Согласно отчету, наблюдатели, СМИ и другие лица, имеющие право присутствовать на участке, должны иметь право присутствовать при подсчете, и что должно быть «достаточное количество копий, чтобы все указанные лица получили по одной». Следовательно, передача результатов – «очень важная операция, чье значение часто недооценивают» – также должна проводиться открыто и под контролем, а человек, ответственный за передачу результатов – обычно глава комиссии, должен сопровождаться другими членами комиссии, представляющими оппозиционные партии, при необходимости под охраной (там же).

284. Указанные подробные рекомендации отражают важность технических деталей, которые могут оказаться очень важными для обеспечения открытой и прозрачной процедуры установления воли избирателей посредством подсчета бюллетеней и точного отражения результатов сквозь всю систему, от местного участка до ЦИК. Они подтверждают, что с точки зрения Кодекса добросовестной практики этап выборов после голосования, которая включает подсчет, фиксацию и передачу результатов голосования, является неотъемлемой частью процесса выборов. Необходимы четкие процессуальные гарантии, открытость и прозрачность, а также наблюдение со стороны всех участников по всему политическому спектру, включая оппозицию, для обеспечения реализации принципа свободы волеизъявления и необходимости бороться с нарушениями.

285. Статья 3 Протокола №1 к Конвенции действительно не была задумана как кодекс выборных практик, имеющий целью регулировать все аспекты избирательного процесса (см.Communist Party of Russia and Others v. Russia, № 29400/05, § 108, 19 июня 2012). Тем не менее, Суд уже подтверждал, что общие принципы европейского законодательства, формирующие основу поистине демократического общества, содержат право голоса в смысле возможности отдать свой голос на всеобщих, равных, свободных, тайных и прямых выборах, проводимых с определенной периодичностью (см.Положения о выборах пункт 196 выше). Статья 3 Протокола №1 к Конвенции недвусмысленно предусматривает право на свободные выборы путем тайного голосования, проводимые с определенной периодичностью, а также другие принципы, признанные в практике институтов Конвенции (см. Russian Conservative Party of Entrepreneurs and Others, цит.выше, § 70). При этом свободные выборы следует рассматривать и как индивидуальное право, и как прямое обязательство государства, включающее ряд гарантий, начиная с права избирателей на свободное выражение своего мнения и до тщательного регулирования процесса утверждения, обработки и фиксации результатов голосования.

286. В то же время, Суд подчеркивает, что уровень его собственного рассмотрения зависит от аспекта права на свободные выборы. Так, более тщательное расследование применяется при отклонении от принципа всеобщего избирательного права (см. Hirst (no. 2), цит.выше, § 62). Более широкое усмотрение предоставляется государствам при наличии мер, препятствующим кандидатам участвовать в выборах, но такое вмешательство не должно быть несоразмерным (см. Krasnov and Skuratov v. Russia, №№ 17864/04 и 21396/04, § 65, 19 июля 2007, и Russian Conservative Party of Entrepreneurs and Others, цит.выше, § 65).

287. Еще менее тщательное расследование применяется к более технической стадии подсчета и сведения в таблицу результата голосования. Должное внимание должно уделяться тому факту, что это сложный процесс, в котором на разных уровнях задействовано много людей. Обычная ошибка или нарушение на данном этапе само по себе не означает нечестность выборов, при соблюдении общих принципов равенства, прозрачности, беспристрастности и независимости комиссии. Концепция свободных выборов будет под угрозой только при наличии свидетельств процессуальных нарушений, могущих нарушить свободное волеизъявление народа, например, посредством масштабного искажения воли избирателей; и в случае, если подобные жалобы эффективно не рассматриваются на внутреннем уровне. Более того, Суд должен с осторожностью предоставлять право оспаривать данный этап выборов отдельным участникам избирательного процесса. Это особенно верно в тех случаях, когда внутреннее законодательство содержит разумные ограничения права отдельных избирателей оспаривать результаты на их участках, такие как кворум избирателей (см. п. 3.3 (f) Кодекса добросовестной практики, пункт 196 выше). Тем не менее, государства должны обеспечить доступ к системе обжалования, достаточный для того, чтобы обеспечить эффективность гарантий по Статье 3 Протокола №1 к Конвенции на протяжении избирательного цикла. В контексте России постановление КС от 22 апреля 2013 подтвердило право отдельных избирателей оспаривать результаты на участках, на которых они голосовали; последующие изменения в законодательстве подтвердили данное право (см.пункт 188 выше).

288. Следовательно, Суд подтверждает, что только серьезные нарушения в процессе подсчета и сведения в таблицу результатов голосования, которые не были эффективно рассмотрены на внутреннем уровне, могут являться нарушением индивидуального права на сводные выборы, гарантированного Статьей 3 Протокола №1 к Конвенции, как в активной, так и в пассивной форме. В соответствии с его второстепенной ролью, задача Суда будет ограничена обеспечением того, что такое рассмотрение предоставило минимальные процессуальные гарантии и что решения внутренних инстанций не было произвольным или явно неразумным (см. Communist Party of Russia and Others, цит.выше, §§ 116-17). Суд далее будет анализировать жалобы заявителей соответственно.

(iii) Относилась ли жалоба заявителей к серьезным нарушениям

289. Первый вопрос заключается в том, является ли жалоба заявителей серьезной и доказуемой, раскрывающей явную неспособность провести свободные и честные выборы на участках избирателей (см. Gahramanli and Others, цит.выше, § 73). Для ответа на данный вопрос суд будет рассматривать представленные сторонами документы, а также статистические и иные данные.

(?) Резюме соответствующих документов, представленных сторонами

290. Во-первых, Суд отмечает, что все заявители представили достаточно подробную и согласованную информацию о предполагаемых нарушениях. Так, первые пять заявителей выступая в разных качествах оспаривали результат выборов в ЗАКС на 35 участках в Колпинском районе Санкт-Петербурга, избирательный округ № 19. Четыре заявителя, оспаривающие результаты в ГД, также предоставили необходимую информацию в данном отношении (второй, третий, четвертый и пятый заявители). Они предоставили копии протоколов по 21 участку, составленные и удостоверенные соответствующими УИК, полученные ими либо в качестве кандидата от СР (первый заявитель, см.пункт 20 выше), или члена соответствующей УИК с правом решающего голоса (заявители со второго по пятый см.пункты 29-34 выше).

291. Жалоба шестого заявителя касается участка, на котором он был обычным избирателем, но получил копию «оригинального» документа у наблюдателя на указанном участке (см.пункт 35 выше).

292. Девятый заявитель оспаривал официальные результаты на 10 участках, избирательный округ № 17, и, в качестве кандидата от СР, получил копии «оригинальных» протоколов УИК от наблюдателей и членов комиссии от указанной партии с правом голоса (см.пункт 39 выше).

293. Десятый заявитель оспаривал официальные результаты на 18 участках, избирательный округ №33, и, будучи кандидатом от СР, получил копии «оригинальных» протоколов УИК от наблюдателей и членов комиссии от указанной партии с правом голоса (см.пункт 41 выше). Одиннадцатый заявитель, оспаривающий результаты по 13 участкам, избирательный округ №15, находился в таком же положении (см.пункт 43 выше).

294. Суд отмечает, что хотя ряд утверждений заявителей оспаривается Правительством, некоторые важные заявления подтверждаются информацией, содержащейся в представленных Правительством и официальных документах. Суд осознает имеющиеся для него ограничения в установлении фактов в данном типе дела (см.пункт 276 выше), поэтому Суд сосредоточился на моментах, которые не оспариваются сторонами.

(?) Пересчеты

295. Стороны не оспаривают тот факт, что на многих участках был проведен пересчет после проведения изначального подсчета голосов УИК и после того, как протоколы, должным образом подписанные и заверенные соответствующими должностными лицами комиссий, были переданы в ТИК (см.пункты 158-167 выше).

296. Более конкретно, из вышеуказанной таблицы, предоставленной Правительством, следует, что пересчеты проводились по крайней мере на нескольких участках, результаты по которым оспариваются всеми заявителями на выборах в ЗАКС. В отношении первых пяти заявителей, жалоба которых касается общих и отдельных результатов на участках в округе №19, из 21 участка, по которым они представили «оригинальные» протоколы, пересчет проводился на 14, включая участки, результаты на которых оспаривались заявителями со второго по пятый (№№ 651, 652, 654 и 661). Аналогична ситуация с шестым заявителем (участок № 637, избирательный округ № 18), девятым (пересчет проводился на 8 участках из оспариваемых 12, округ № 17), десятым (пересчет проводился на 11 участках из оспариваемых 18, округ №33) и одиннадцатым (пересчет проводился на 5 участках из 20, округ № 15). На выборах в ГД, результаты которых оспаривают заявители со второго по пятый, пересчет проводился на 3 участках (№№ 651, 652 и 654).

297. Из резюмирующего документа, представленного Правительством, следует, что из 99 участков, результаты на которых первоначально оспаривались заявителями по данному делу, пересчет производился почти в половине – на 48 участках (45 на выборах в ЗАКС и 3 на выборах в ГД). Пересчет охватил более 50 000 поданных голосов. Причины такого высокого процента пересчетов были указаны стандартным образом и кратко, чаще всего как «сомнения в правильности и жалобы» (см.пункт 158 выше).

298. Суд принял во внимание аргумент Правительства, что возможность таких пересчетов могла быть необходима для обеспечения точного отражения волеизъявления и предотвращения искажения результатов, например, в результате ошибок и фальсификаций. Действительно, масштабное применение данной процедуры не обязательно ведет к подозрениям в махинациях, при условии, что причины пересчета четко указаны, представляются достаточно серьезными, чтобы поставить под сомнение результат работы избирательных комиссий, а прозрачность и тщательное соблюдение процедуры наблюдаются как в процессе принятия решения, так и при самом пересчете.

299. В данном деле Суду трудно принять, без дополнительных объяснений, что масштаб ошибок и фальсификаций почти на половине участков был столь велик, что результаты голосования на них должны были быть аннулированы вышестоящей комиссией и переоценены, а между двумя подсчетами имелись такие существенные расхождения (см.пункт 167 выше). Столь масштабный пересчет голосов сам по себе указывает на серьезные проблемы в функционировании избирательной системы, и может поставить под сомнение справедливость всего процесса. Суд в данном отношении отмечает рекомендации Венецианской комиссии (п.3.2. Кодекса) о том, что «подсчет голосов следует проводить на участках»; п.45 Пояснительного доклада: «устраняется необходимость перевозить урны для голосования и сопутствующие документы, таким образом снижается риск подмены» (см.пункт 196 выше).В случае, когда результат по каждому второму участку впоследствии аннулируется и заменяется новым, существует риск , что весь процесс будет скомпрометирован.

(?) Причины пересчета

300. Причины, приведшие к аннулированию первоначальных протоколов и последующим процедурам в случае пересчета указаны в национальном законодательстве (см.пункты 185-187 выше). Трудно оценить с абстрактной точки зрения, предоставляют ли указанные положения достаточные гарантии против возможных злоупотреблений. Так, может показаться, что причины пересчета сформулированы достаточно обтекаемо, и включают просто «ошибки или расхождения», или даже сомнения в точности протоколов (см.Закон об основных гарантиях, Закон о выборах в ГД и аналогичные положения Закона Санкт-Петербурга о выборах). С другой стороны, к процессу принятия реешний и пересчету должны применяться те же гарантии прозрачности и открытости, что и к первоначальному подсчету, включая обязательное уведомление членов соответствующих УИК и ТИК с правом решающего голоса, гарантии их присутствия, наряду с наблюдателями и другими заинтересованными лицами, и немедленное сообщение окончательного результата всем вышеуказанным лицам.

301. В данном деле утверждения заявителей частично касаются как раз отсутствия прозрачности и уведомлений на уровне ТИК. Суд считает, что эти утверждения подтверждаются рядом весомых аргументов, которые не оспариваются сторонами. Так, решения ТИК б аннулировании протоколов УИК имели сходные формулировки и указывали на общие, неустановленные причины (см.пункт 154 выше). Такие недостаточные доводы делают сложным оценку того, существовала ли реальная необходимость аннулировать результаты по такому большому числу участков, и, в свою очередь, укрепляет подозрение в недобросовестности.

(?) Процедура и гарантии проведения пересчетов

302. Касаемо прозрачности и гарантий, из представленных Правительством документов следует, что в тех случаях, когда решение о пересчете принималось на территориальном уровне, из пяти указанных ТИК (№№ 3, 4, 7, 21 и 27) представитель СР присутствовал только в одном случае (№ 21), как и представитель КПРФ (№ 4), в то время как другие члены комиссий присутствовали во всех других случаях, за одним исключением (см.пункт 155 выше). Это свидетельствует о том, что на момент принятия решений об аннулировании первоначальных результатов и проведении повторного подсчета голосов в 3 комиссиях из 5 вообще не было представителей партий, считающихся оппозиционными (СР и КПРФ), а в двухt других представительство было ограниченным.

303. В тех случаях, когда пересчет проводился УИК, члены комиссий от СР и КПРФ тоже систематически отсутствовали (см.пункт 156 выше). Это отражает проблемы, указанные выше в отношении ТИК, которые приняли решение о пересчете и провели его. Такое частое и распространенное отсутствие наблюдателей и членов комиссий с правом решающего голоса от оппозиционных партий на ключевой стадии установления результатов выборов подтверждает обоснованность утверждений заявителей о несправедливости процесса.

304. Стороны не оспаривают тот факт, что решения ТИК об аннулировании результатов УИК и проведении пересчета не были доведены до сведения тех заявителей, которые являлись членами соответствующих комиссий, и что об этих решениях они узнали позднее, во время процедуры обжалования.

305. В тех случаях, когда ТИК аннулировали результаты УИК, они либо провели пересчет сами, либо отдали соответствующие указания УИК. Из копий протоколов и документов, предоставленных Правительством, следует, что из 48 участков, на которых ТИК потребовала пересчета голосов, ТИК провела пересчет в 26, на остальных пересчеты проводили УИК (см.пункты 158-167 выше). Что касается пересчетов, проведенных ТИК, кроме отсутствия членов комиссий от СР и КПРФ (см.предыдущий параграф), Суд отмечает, что ряд моментов, не оспариваемых сторонами, вызывает дальнейшие сомнения в отношении соблюдения достаточно строгих требований внутреннего законодательства (см.пункты 185-187 выше).

306. Например, сложно соотнести скорость проведения пересчета некоторыми ТИК и объемом работы и необходимостью следования применимым требованиям процедуры. Так, как показывают протоколы, в ТИК №7 пересчет по трем участкам (около 4 700 бюллетеней) занял менее часа; в ТИК №21 пересчет по 11 участкам (свыше 11 300 бюллетеней) был проведен за 3часа 45минут; а в ТИК № 4 пересчет по 6 участкам (около 6 600 бюллетеней) был проведен за рекордные 45 минут (см.пункты 160, 161, и 163 выше). Даже аргумент Правительства, что пересчет провести легче, чем первоначальный подсчет голосов, поскольку бюллетени уже рассортированы по стопкам (предположительно в соответствии с результатом – см.пункт 268 in fine выше), все равно требовалась ручная проверка каждого бюллетеня, для получения результатов, которые отличаются от первоначальных.

(?) Результаты пересчетов

307. В тех случаях, когда Правительство предоставило данные, в целом можно сделать вывод о том, что в результате таких перечетов голоса получила ЕР. По 23 участкам, по которым Правительство предоставило соответствующие данные, пересчитано было более 24 000 голосов; в данной группе ЕР дополнительно получила 5 155 голосов. Другими словами, стороны не оспаривают, что в результате пересчетов более пятой части голосов были перераспределены в пользу правящей партии. Те же документы показывают, что в результате пересчета оппозиционные партии (СР, КПРФ и «Яблоко») потеряли большое число голосов (см.пункт 167 выше).

308. Суд отмечает, что Правительство оспорило ценность доказательств, предоставленных заявителями в виде «первоначальных протоколов», полученных от УИК по завершении подсчета голосов. Суд будет рассматривать данный вопрос в последующем подразделе об эффективном рассмотрении жалоб заявителей, поскольку внутренние органы власти уделили ему значительное внимание. Тем не менее, Суд отмечает, что общая оценка жалобы заявителей как серьезной подтверждается отсутствием должных копий «первоначальных протоколов» в тех случаях, когда проводился пересчет, отсутствием информации об их дальнейшей судьбе и неполной картиной результатов пересчетов, представленной Правительством.

(?) Отчет ОБСЕ

309. Наконец, Суд отмечает, что миссия ОБСЕ выявила нарушения, а также частое несоответствие процедуре на этапе подсчета голосов и сведения результатов в таблицы. Они оценили подсчет голосов как «плохо или очень плохо» на каждом третьем участке, на котором проводилось наблюдение; они отметили частые нарушения процедуры, отсутствие прозрачности и плохую организацию, среди прочего (см.пункты 197-198 выше).

(?) Заключение о серьезности заявленных нарушений

310. Резюмируя, Суд заключил, что следующие элементы жалоб заявителей на несправедливость выборов не оспариваются сторонами: результаты почти по половине участков, изначально оспариваемые заявителями на выборах в ЗАКС (и 3 из 4 на выборах в ГД) были аннулированы ТИК и был назначен пересчет; эти решения были краткими и сформулированным сходным образом, что мешает оценить, были ли они оправданы; состав ТИК, принимавших решения о перечете, исключал членов комиссий от обеих оппозиционных партий в большинстве случаев; не все члены соответствующих УИК были уведомлены о принятых решениях и следовательно не участвовали в пересчете; пересчеты в ТИК производились за такой короткий срок, что это ставит под сомнение соответствие процедурным требованиям национального законодательства; члены комиссий от оппозиции систематически отсутствовали при пересчете на уровне кК ТИК, так и УИК; в результате пересчетов правящая партия в целом выиграла, а оппозиционные партии проиграли. Более того, утверждения заявителей косвенно подтверждаются независимой и достойной доверия международной миссией, которая оценила этапы подсчета и сведения в таблицы как наиболее проблемные на указанных выборах.

311. В свете вышеизложенных доказательств, Суд считает, что заявители предоставили, как внутренним властям, так и Суду небезосновательную жалобу о том, что справедливость выборов серьезно скомпрометирована процедурой пересчета голосов. Такие нарушения могут привести к масштабному искажению волеизъявления избирателей, в отношении всех участков, результаты по которым оспариваются заявителями. Далее Суд рассмотрит, были ли жалобы заявителей эффективно рассмотрены внутри страны.

(iv) Эффективное рассмотрение жалоб заявителей

312. Как указано выше, заявители представили небезосновательную жалобу о том, что справедливость выборов в ЗАКС (и, где применимо, в ГД) на соответствующих участках была поставлена под сомнение в отношении масштабного нарушения воли избирателей. В частности, пересчет вызывал серьезные сомнения в отношении соблюдения процедуры применимого национального законодательства, включая гарантии прозрачности, открытости и равенства участия всех акторов. Жалоба была доведена до сведения национальных органов власти. Совместно заявители испробовали все средства правовой защиты в рамках национального законодательства, которые Правительство считает эффективными и доступными. Суд уже постановил, что в отношении аргументов сторон вопрос исчерпания внутренних средств правовой защиты должен быть отнесен к существу дела (см.пункт 237 выше). Суд далее будет рассматривать вопрос о том, получили ли заявители в рамках соответствующих процессов адекватное и эффективное рассмотрение их жалоб на серьезные нарушения со стороны независимого органа.

(?) Избирательные комиссии

313. Суд начнет рассмотрение с обращений в избирательные комиссии. В соответствии с законом, вышестоящие комиссии имеют полномочия рассматривать жалобы на решения нижестоящих комиссий. Для данной процедуры предусмотрены важные процессуальные гарантии, такие как право заявителя на уведомление о рассмотрении жалобы и присутствие. Комиссии могут аннулировать решения нижестоящих комиссий и потребовать пересчет, но только в короткий временной промежуток до официального утверждения результатов выборов (см.пункты 189-190 выше).

314. В данном деле, второй, третий и четвертый заявители подали административные жалобы в ГИК 6 декабря 2011, как только результаты выборов были объявлены (см.пункты 48-58 выше). Все трое заявителей, будучи членами УИК с правом решающего голоса, жаловались на объявленные результаты по соответствующим участкам, а именно №№ 651, 652 и 654. В жалобах указывалось, что результаты, объявленные ГИК, отличались от результатов в копиях протоколов, полученных ими по окончании подсчета. Кроме того, третий заявитель утверждал, что результаты по участку №651 были объявлены до того, как председатель УИК передал протокол в ТИК, и в подтверждение предоставил запись телефонного разговора.

315. Предоставленные сторонами документы показывают, что ГИК не рассматривала жалобы заявителей по существу; по получении они были направлены в прокуратуру. 12 декабря 2011 результаты выборов по Санкт-Петербургу были официально утверждены Комиссией, что сделало невозможным дальнейшие обращения в избирательные комиссии. Заявители подали жалобу на действия ГИК в Октябрьский районный суд, который отельными но сходными решениями подтвердил, что жалоба подпадает под юрисдикцию прокуратуры (см.пункты 56 и 59 выше). В таких обстоятельствах Суд считает, что жалобы в вышестоящую избирательную комиссию были неэффективны, поскольку указанный орган отказал в рассмотрении жалоб по существу, и это решение было утверждено судами.

(?) Уголовное расследование

316. Как указано в предыдущих пунктах, жалобы, поданные вторым, третьим и четвертым заявителями в ГИК по мнению последней свидетельствовали о совершении уголовного преступления, и в указанном качестве был направлены в прокуратуру. Указанные заявители также подали отдельные жалобы в СК – второй заявитель 5 декабря 2011, третий и четвертый - 6 декабря 2011 (см.пункты 64, 67 выше). Заявление о предполагаемых фальсификациях на участке 646 было подано первым заявителем в прокуратуру по Колпинскому району 20 декабря 2011 (см.пункт 60 выше). Также в декабре 2011 шестой заявитель обратился с заявлением в СК по Колпинскому району (см.пункт 71 выше). Таким образом, правоохранительные органы ознакомились с сутью жалоб заявителей сразу же после выборов. Жалоба третьего заявителя особенно подробна: он настаивал, что результаты по участку №651, отличавшиеся от указанных в «оригинальных» протоколах, были объявлены до их передачи в ТИК. Другие заявители привели меньше подробностей, но также предположили, что разница цифр, полученных по окончании подсчета по пяти соответствующим УИК (№№ 637, 646, 651, 652 и 654) и результатов, объявленных ТИК №21 5 декабря 2011, свидетельствовала о фальсификации.

317. В соответствии с решениями суда и иными документами, подсчеты, проведенные 6 УИК, были аннулированы ТИК вечером 5 декабря и был объявлен пересчет. Правоохранительные органы придерживались мнения о том, что жалобы заявителей, указывающие на разницу результатов, относились к результатам выборов, и предложили им оспорить указанные результаты в соответствующих судах. Во всех случаях, когда данная процедура уже применялась, правительство полагалось на решения судов с целью отклонить жалобы как необоснованные (см.пункты 70 и 74 выше). Проведенные прокурорами и СК расследования заключили, что поскольку результаты выборов были утверждены избирательными комиссиями и подтверждены соответствующими судами, признаков состава уголовного преступления не было обнаружено (см.пункты 66, 70, 61-63 и 74 выше). Предположительно никаких независимых действий для проверки утверждений заявителей не предпринималось: никого не опрашивали, никакие дополнительные документы и информация не изучались. Из решения одного следователя об отказе в проведении расследования следует, что возможность назначения графологической экспертизы в какой-то момент рассматривалась, тем не менее, не похоже, что она была назначена и проведена (см.пункт 62 выше).

318. Резюмируя, прокуратура и СК не увидели основания для принятия процессуальных мер, направленных на проверку обвинений в фальсификации на 6 соответствующих участках, и отказала в возбуждении уголовного дела. Ни один из заявителей не получил статус пострадавшего, следовательно, у них было мало возможности влиять на ход дела. Правоохранительные органы были едины во мнении, что дело подпадает под юрисдикцию судов, рассматривающих жалобы на процессуальные решения соответствующих избирательных комиссий, которые, в свою очередь, утвердили результаты выборов без возражений. Трудно понять, как заявители могли изменить ситуацию в отсутствии предпринимаемых следователями действий.

319. Правительство дополнило свои аргументы об эффективности уголовного процесса по делам о предполагаемой фальсификации, сославшись на ряд уголовных обвинительных приговоров, вынесенных судами в различных регионах и по различным видам выборов (см.пункт 193 выше). Безусловно, не вызывает возражений тот факт, что государство в принципе может расследовать, преследовать и привлекать к ответственности лиц, виновных в нарушении правил выборов. Тем не менее, Суд не убежден в том, что указанные примеры имеют прямое отношение к заключению о том, что расследование в данном деле было проведено неэффективно. Во-первых, Суд отмечает, что участие лиц, подающих жалобу в таком деле, не является необходимым, а характер нарушения таков, что дело может рассматриваться с участием пострадавших, без участия пострадавших или с минимальным участием. Во-вторых, и в связи с первым, роль следственных органов, которые должны предпринимать меры в ответ на нарушения организации демократического процесса как такового, который необязательно связан с индивидуальными правами установленного лица. В-третьих, ни один из примеров не указывает на ситуацию, в которой заявители оспаривали результаты пересчета, сочтенные верными избирательными комиссиями, как в данном деле.

320. В той мере, в которой Правительство утверждало, что заявители далее не оспаривали решение об отказе в возбуждении уголовного дела, Правительство подразумевает, что уголовное расследование относится к средствам правовой защиты, которые нужно было исчерпать. Тем не менее, и прокуратура, и СК последовательно заявляли, что такую жалобу необходимо подавать в суд; следовательно, с разумной точки зрения заявители должны были в это поверить.

321. В силу вышеизложенного, Суд отклоняет возражение Правительства о неисчерпании внутренних средств правовой защиты, выразившегося в том, что заявители не обжаловали решение об отказе в возбуждении уголовного дела. Суд также заключает, что указанный процесс не предоставил возможности эффективной оценки обстоятельств проведения пересчета.

(?) Обращения в суд

322. Национальные суды на нескольких уровнях рассматривали предполагаемые нарушения, связанные с пересчетом. Стороны не согласны в отношении того, было ли проведено эффективное и адекватное рассмотрение их заявлений в указанных процессах. В контексте установления фактических обстоятельств, являющихся предполагаемым нарушением Статьи 3 Протокола № 1 к Конвенции, Суд считает, что сначала необходимо убедиться в том, что рассмотрение дела в суде не было произвольным и явно необоснованным (см.пункт 288 выше; и Communist Party of Russia and Others, цит.выше, §§ 116-17).

323. Касаемо заявителей, их обращения в суды можно резюмировать следующим образом. Во-первых, толкование национального законодательства в соответствующий момент времени не давало права избирателям оспаривать результат выборов (см.пункты 75-79 выше). В результате, для тех заявителей, которые обращались в суд как избиратели, судебный пересмотр не был гарантирован, хотя национальная судебная практика по данному вопросу выглядит неоднородно (см.пункт 116 выше). КС РФ постановил, что толкование, исключающее право на обжалование отдельных избирателей в ряде субъектов, противоречит Конституции, и рекомендовал внести соответствующие изменения (см.пункты 80-88 выше). Данное хорошо обоснованное постановление открыло путь к судебному пересмотру для последующих избирателей, но результаты выборов декабря 2011г, являвшиеся предметом жалоб заявителей, остались без изменений.

324. Санкт-Петербургский городской суд отказал в рассмотрении жалоб, поданных отдельными заявителями в отношении решения ГИК по выборам в ЗАКС и ГД (первые шесть заявителей) по существу. В ряде процессуальных решений, все из которых были утверждены апелляционными судами, городской суд постановил, что у него отсутствует юрисдикция по данным вопросам, поскольку результаты УИК были рассмотрены и утверждены ТИК; у ГИК даже не было копий соответствующих протоколов (см.пункты 98 и 106 выше).

325. Санкт-Петербургский городской суд рассмотрел жалобу, поданную одной политической партией – СР – на результаты в нескольких округах на выборах в ЗАКС, включая оспариваемые заявителями (см.пункты 108-111 выше). Правительство указало, что в тех случаях, когда жалобы подавались СР, а не отдельными заявителями, такие процессы нельзя учитывать в контексте исчерпания средств правовой защиты (см.пункт 218 выше). Тем не менее, учитывая неопределенный характер доступа отдельных избирателей к судебному пересмотру, заявителей нельзя упрекнуть в том, что они воспользовались результатами процесса, инициированного СР.

326. Суд считает, что процессы, инициированные СР в Санкт-Петербургском городском суде, могли стать ключевыми в расследовании заявлений о масштабный нарушениях избирательного законодательства, озвученных заявителями. Если рассматривать жалобу заявителей как модель, примерно в половине из 99 участков, результаты голосования на которых ими изначально оспаривались, был проведен пересчет. Суд выше заключил, что такой массовый пересчет сам по себе вызывает серьезные сомнения в честности процесса (см.пункт 299 выше). Это сопровождалось серьезными, постоянными и необъяснимыми недостатками процедуры, например, неясные причины пересчета, систематическое неинформирование и необеспечение присутствия представителей «оппозиционных» партий в комиссиях, принимавших решения о пересчете и проводивших его, и вызывающие вопросы условия его проведения. Городской суд представляется соответствующей инстанцией для рассмотрения повторяющихся аналогичных заявлений по нескольким территориям, и независимой беспристрастной оценки обоснованных жалоб.

327. Тем не менее, городской суд ограничился рассмотрением процедурных аспектов вынесения ЦИК решения по жалобам, которые были ранее поданы. Из решения явно следует, что единственный вопрос, некоторым образом рассмотренный городским судом, заключался в том, уведомила ли ГИК должным образом представителей партий о заседании и была ли у них возможность присутствовать. Удостоверившись, что данная процедура не была серьезно нарушена, суд пришел к выводу, что комиссия правомерно отклонила жалобы. Это заключение позволило городскому суду, а затем и Верховному, воздержаться от рассмотрения существа жалоб на оправданность процедуры и причин, могущих объяснить расхождение результатов между десятками УИК и окончательными цифрами (см.пункты 108-111 выше.

328. В процедурном аспекте, этот подход не согласуется с положениями национального законодательства, возлагающего на судей независимые и обширные полномочия по осуществлению контроля за результатами выборов по жалобам уполномоченных субъектов (см.пункты 188 и 190 выше). Избирательные комиссии рассматривают жалобы в очень короткий промежуток времени, только до официального утверждения результатов выборов (см.пункт 189 выше). Это является предпосылкой ограничений процедуры, в рамках которой решения должны приниматься быстро, а объем рассмотрения будет ограничен. Суды, с другой стороны, не связаны решениями избирательных комиссий, и могут аннулировать их решения о результате выборов если нарушения являются настолько серьезными, что ставят под сомнение корректное отражение волеизъявления. Следовательно, вызывает удивление то, что в деле, вызвавшем такие серьезные, распространенные и подкрепленные документами заявления о самом доверии к избирательной системе суды ограничились рассмотрением процедурных аспектов рассмотрения ГИК жалоб заявителей в данном отношении. По сути, заявители – включая заявителей, чьи жалобы на результаты на соответствующих участках на выборах в ЗАКС рассматриваются в данном деле – был лишены рассмотрения сути их жалобы компетентным и независимым органом. Такой результат представляется произвольным и явно необоснованным.

329. В свете такого подхода, выбранного Санкт-Петербургским городским судом в своем решении от 27 февраля 2012, и позднее утвержденного Верховным судом, неудивительно, что процессы, инициированные отдельными заявителями и СР в районных судах, не увенчались успехом. Суды в основном ограничились рассмотрением чисто формальных вопросов, преимущественно тем, соответствовали ли копии протоколов, полученные в УИК после завершения подсчета голосов, многочисленным требованиям к указанным документам. Суды в рабочем порядке отклоняли документы, заверенные подписями уполномоченных членов УИК печатями как не имеющие законную силу доказательства по незначительным причинам, таким как невозможность установить порядковый номер экземпляра, с которого была сделана копия, отсутствие адреса УИК, или надписи «копия верна» (см. например пункты 118, 134, 143, 147 выше). Суд не имеет намерения отрицать важность следования процедуре в вопросах проведения выборов и отражения их результата. В то же время, национальные суды имеют в своем распоряжении другие способы проверки подлинности документов и обеспечения рассмотрения жалоб по существу, даже если подлинность определенных документы вызывает сомнения. Центральный вопрос жалоб касался причин и процедурных гарантий пересчетов, а также результатов в ущерб СР и в пользу ЕР. Эти аспекты не затрагивались районными судами, которые регулярно ссылались на официальное утверждение окончательных результатов избирательными комиссиями как на основную причину для отклонения обращений как необоснованных (см. например пункты 120 и 136 выше).

330. Создается впечатление, что лишь в редких случаях суды сочли необходимым вызвать дополнительных свидетелей для того, чтобы установить причины и условия проведения пересчета. Так, в процессе в отношении 54 участков в округах №№18 и 19 (результаты по которым оспариваются первыми шестью заявителями) Колпинский районный суд вызвал ряд официальных лиц и наблюдателей с соответствующих УИК. Свидетельские показания подтвердили утверждения заявителя о наличии расхождения цифр, полученных УИК, и официальных результатов, систематическое отсутствие уведомления должностных лиц УИК о решениях о пересчете, и от факт, что они не имели возможности присутствовать при процессе пересчета (см.пункт 118 выше).

331. Показания одного члена ТИК №21, которая потребовала и провела пересчет, безусловно показывают, что по крайней мере некоторые положения национального законодательства применительно к процедуре не были соблюдены: причины перечета не были четко прописаны, лица, имевшие право присутствовать, не были проинформированы, пересчет проходил в другом помещении, куда не имели свободного доступа наблюдатели и другие официальные лица (см.пункты 137 и 138 выше). Тот же свидетель показал, что пересчет проводился двумя людьми – ею самой и заместителем председателя ТИК – в подвальном помещении, где из мебели было только два стула, в котором хранились все бюллетени, переданные в ТИК; притом, что протоколы, составленные ТИК №21 показывают, что пересчет более 11 300 голосов по округу №19 проводился всего лишь в течение 3 часов 45 минут (см.пункт 162 выше). Кроме всего прочего, трудно соотнести плохие физические условия для пересчета со скоростью его проведения. Тем не менее, даже такое весомое свидетельство в пользу обвинения в серьезных нарушениях процедуры не заставило районный суд, или Санкт-Петербургский городской суд, выступавший в качестве апелляционного суда, поставить под сомнение законность результатов.

332. В других процессах, инициированных разными лицами в районных судах (см.раздел H Обстоятельств дела), как и в вышеуказанных процессах, суды систематически отказывались требовать и принимать дополнительные доказательства для того, чтобы развеять сомнения в достоверности «оригинальных» протоколов, отказывали в вызове свидетелей, и удовлетворились утверждением результатов выборов, объявленных избирательными комиссиями. Примеры решений, вынесенных другими районными судами Санкт-Петербурга по аналогичным жалобам (см.пункт 192 выше) явно указывают на существование практики, в отношении данных выборов, посредством которой такие жалобы, сколь бы распространенными и подтвержденными документами они ни были, были отклонены по чисто формальным основаниям.

333. Резюмируя, жалобы на нарушения на выборах в ЗАКС и ГД в виде пересчета и последующих результатов на участках были должным образом поданы в суды, заявителями в качестве избирателей, членов избирательных комиссий и кандидатов, и отделений политических партий. Суды имели право, в рамках как федерального, так и регионального законодательства, провести независимую и эффективную оценку заявлений о нарушениях права на справедливые и свободные выборы. Тем не менее, они в целом воздержались от изучения сути жалоб, ограничившись несущественными формальными вопросами и проигнорировав доказательства, указывающие на серьезные и масштабные нарушения процедуры и прозрачности. По сути, они утвердили решения избирательных комиссий, не проведя реального рассмотрения причин для подачи жалоб.

334. В свете вышеизложенного, Суд считает, что возражения Правительства о неисчерпании внутренних средств защиты, выразившееся в том, что некоторые заявители не стали далее обращаться в суд, отклоняются. Суд также считает, что внутренние суды не обеспечили процедуру, соответствующую требованиям о предоставлении достаточных гарантий отсутствия произвола при рассмотрении небезосновательной жалобы на серьезные нарушения избирательных прав.

(v) Заключение

335. Суд подтверждает, что право отдельных избирателей обжаловать результаты голосования может быть разумно ограничено внутренним законодательством. Тем не менее, в тех случаях, когда серьезные нарушения в процессе подсчета и сведения в таблицы результатов могут привести к серьезным искажениям волеизъявления, такие жалобы должны быть эффективно рассмотрены внутренними органами власти. Неспособность обеспечить эффективное рассмотрение таких жалоб будет являться нарушением индивидуального права на свободные выборы, гарантированного Статьей 3 Протокола №1 к Конвенции, как пассивного, так и активного.

336. Заявители в данном деле сделали небезосновательное заявление о том, что справедливость выборов и в ЗАКС, и в ГД на соответствующих участках была серьезно скомпрометирована процедурой пересчета. В частности, масштаб пересчета, непонятные причины его проведения, отсутствие прозрачности и нарушения процедурных гарантий его проведения, а также результаты, посредством которых правящая партия получила дополнительно значительное число голосов, серьезным образом подтверждают подозрения в несправедливости. Данная жалоба подавалась в разные органы государственной власти, которые могли, по крайней мере потенциально, рассматриваться как эффективные и доступное средство правовой защиты. В частности, суды имели право рассмотреть жалобы участников избирательного процесса, получать и рассматривать соответствующие доказательства и, если нарушения были достаточно серьезными, отменить решения соответствующих избирательных комиссий. Тем не менее, ни один из путей, которыми воспользовались заявителями, не привел к рассмотрению, предоставившему достаточные гарантии отсутствия произвола.

337. Следовательно, имеется нарушение Статьи 3 Протокола №1 к Конвенции в отношении каждого заявителя, поскольку им было отказано в эффективном рассмотрении жалоб на серьезные нарушения процедуры пересчета.

338. В свете изожженного, Суд постановил, что нет необходимости отдельно рассматривать остальные жалобы заявителей по Статьей 3 Протокола №1 к Конвенции.

II. ПРЕДПОЛАГАЕМОЕ НАРУШЕНИЕ СТАТЬИ 34 КОНВЕНЦИИ

339. Двое заявителей жаловались на воспрепятствование и праву индивидуальной петиции согласно статье 34 Конвенции, согласно которой:

«Суд может принимать жалобы от любого физического лица, любой неправительственной организации или любой группы частных лиц, которые утверждают, что явились жертвами нарушения одной из Высоких Договаривающихся Сторон их прав, признанных в настоящей Конвенции или в Протоколах к ней. Высокие Договаривающиеся Стороны обязуются никоим образом не препятствовать эффективному осуществлению этого права ».

340. 27 октября 2014 первый заявитель проинформировал Суд, через г-жу Напара, о том, что он получил телефонный звонок с приглашением прийти к следователю Санкт-Петербургского отделения СК. Он воспринял данное приглашение как связанное с жалобой, поданной в Суд, имеющее целью убедить его выйти из состава заявителей. На встречу он не пошел.

341. В феврале 2015 г-жа Напара проинформировала Суд о том, что в сентябре 2014 второй заявитель, г-жа Андронова, не получила необходимую медицинскую помощь в Санкт-Петербурге, что могло быть связано с ее жалобой.

342. Правительство заявило, что только первый заявитель, г-н Давыдов, уведомил Суд о своем контакте со следователем. Правительство также заявило, что заявитель мог воспользоваться своим правом индивидуальной петиции без каких-либо помех. Он проигнорировал приглашение и следователь, собрав достаточную информацию другими способами, принял решение об отказе в возбуждении уголовного дела, действуя по запросу председателя ЦИК (см.пункты 169-172 выше).

343. Суд признает, что только первый заявитель подал подтвержденную жалобу на препятствия осуществлению его прав. Утверждения второго заявителя предположительно не вызывают вопросы prima facie по статье 34 Конвенции, и следовательно отклоняются.

344. В отношении контакта следователя и первого заявителя, что не оспаривается сторонами, Суд подчеркивает, что заявители должны иметь возможность свободно обращаться в Суд, не подвергаясь какому-либо давлению со стороны властей об отзыве или изменении своей жалобы. Выражение «какое-либо давление» включает не только прямое принуждение и очевидные акты запугивания заявителей или их представителей, но и предосудительные косвенные действия или случаи контакта, целью которых является убедить их отказаться от использования средств правовой защиты в рамках Конвенции, или такие, которые имеют «демотивирующий эффект» на исполнение права на индивидуальную петицию заявителями и их представителями (см. Fedotova v. Russia, № 73225/01, § 48, 13 апреля 2006; Mechenkov v. Russia, № 35421/05, § 116, 7 февраля 2008; и Yefimenko v. Russia, № 152/04, § 164, 12 февраля 2013). В то же время, статья 34 не лишает государство возможности принимать меры по улучшению положения заявителя или даже решению проблемы, являющееся сутью разбирательства в Страсбурге (см. Vladimir Sokolov v. Russia, № 31242/05, § 81, 29 марта 2011).

345. Суд подчеркивает, что указанное разбирательство было инициировано главой ЦИК, с целью проверки подлинности документов, представленных заявителями, в рамках внутреннего разбирательства и в Суде. Не создается впечатления, что представители власти пытались убедить заявителя, напрямую или косвенно, отозвать жалобу, или что такой вызов в СК сам по себе является нарушением права индивидуальной петиции.

346. Стороны согласны с тем, что первый заявитель проигнорировал вызов и что соответствующая жалоба была в итоге отклонена за недоказанностью. В таких обстоятельствах имеется недостаточные фактические основания для того, чтобы Суд мог заключить, что на первого заявителя было оказано неправомерное давление или какая-либо форма принуждения в результате жалобы в Суд (см.Alpatu Israilova v. Russia, № 15438/05, §§ 95-98, 14 марта 2013, и Lyapin v. Russia, № 46956/09, § 40, 24 июля 2014).

347. В таких обстоятельствах Суд постановил, что государство-ответчик не может считаться нарушившим свои обязательства по статье 34 Конвенции в отношении первых двух заявителей.

III. ПРИМЕНЕНИЕ СТАТЬИ 41 КОНВЕНЦИИ

348. Согласно статье 41 Конвенции:

« Если Суд объявляет, что имело место нарушение Конвенции или Протоколов к ней, а внутреннее право Высокой Договаривающейся Стороны допускает возможность лишь частичного устранения последствий этого нарушения, Суд, в случае необходимости, присуждает справедливую компенсацию потерпевшей стороне».

A. Компенсация

349. Четверо заявителей (г-н Давыдов, г-н Беляков, г-н Трусканови г-жа Пушкарева) требовали 10 000 евро (EUR) каждый в качестве компенсации морального вреда. Другие заявители компенсации не требовали.

350. Правительство сочло заявленные суммы чрезмерными.

351. Суд согласен с тем, что заявители пострадали от нарушения прав на свободные выборы и что такое решение может привести к присуждению компенсации морального вреда. Суд присуждает четверым вышеуказанным заявителям 7 500 евро в качестве возмещения морального вреда.

B. Расходы и издержки

352. Шесть заявителей требовали 8 000 евро в качестве возмещения расходов, понесенных в данном деле при обращении в Суд. Они утверждали, что г-жа Напара потратила 50 тарифицируемых часов работы на данное дело (по ставке 100 евро/час), а г-жа Москаленко – 25 тарифицируемых часов (по ставке 150 евро/час).

353. Правительство подчеркивало, что у заявителей не было письменного договора с представителями, что делает их требования необоснованными.

354. Согласно практике Суда, заявитель имеет право на возмещение своих расходов только в той степени, в которой они были фактически и по необходимости понесены, а размер компенсации является разумным. Отсутствие письменного договора с целью возмещения расходов не исключает наличия договорных обязательств (см. Fadeyeva v. Russia, № 55723/00, § 147, ECHR 2005 IV). Суд констатирует, что г-жа Москаленко и г-жа Напара представляли заявителей в течение всего процесса в Суде; в частности, от имени заявителей они подавали их заявления и письменные сведения. Учитывая находящиеся в его распоряжении документы и вышеуказанные критерии, Суд считает разумным присудить требуемые 8 000 евро (5 000 евро г-же Напара и 3 000 г-же Москаленко), плюс какие-либо налоговые сборы в отношении заявителей. Указанные суммы выплачиваются напрямую на банковские счета представителей в соответствии с предоставленными ими сведениями.

C. Штрафная ставка

355. Суд считает, что штрафная процентная ставка должна равняться предельной учетной ставке ЕЦБ плюс три процентных пункта.

В СИЛУ ВЫШЕИЗЛОЖЕННОГО СУД ЕДИНОГЛАСНО

1. Принял решение об исключении седьмого и восьмого заявителей (г-н Якушенко и г-н Паялин) из состава заявителей в данном деле (см.Приложение);

2. Объявляет жалобы остальных девяти заявителей приемлемыми по статье 3 Протокола №1 к Конвенции;

3. Постановил что в отношении указанных девяти заявителей было совершено нарушение статьи 3 Протокола №1 к Конвенции;

4. Постановил отсутствие необходимости отдельно рассматривать жалобу по статье 13 Конвенции;

5. Постановил что государство-ответчик выполнило свои обязательства по статье 34 Конвенции в отношении первых двух заявителей;

6. Постановил

(a) что государство-ответчик должно выплатить заявителям, в течение трех месяцев с момента окончательного постановления в соответствии со статьей 44 § 2 Конвенции, следующие суммы в валюте государства-ответчика по курсу на день платежа:

(i) 7 500 (семь тысяч пятьсот) евро каждому, плюс любой применимый налог, в качестве возмещения морального вреда, г-ну Давыдову, г-ну Белякову, г-ну Трусканову и г-же Пушкаревой;

(ii) 8 000 (восемь тысяч) евро плюс любой применимый налог в качестве возмещения расходов и издержек. данная сумма выплачивается напрямую на счета заявителей, в соответствии с п. 354 выше;

(б) что с момента истечения вышеуказанных трех месяцев и до момента расчета на указанную сумму начисляется простой процент равный предельной учетной ставке ЕЦБ в течение срока начисления плюс три процентных пункта;

7. Отклонил жалобу заявителей в части справедливой компенсации.

Составлено на английском языке и объявлено в письменном виде 30 мая 2017 в соответствии с Правилом 77 §§ 2 и 3 Регламента ЕСПЧ.

Стефен Филлипс,

Секретарь секции Хелена Ядерблом

Председатель

ПРИЛОЖЕНИЕ

Данные заявителей

No.

ФИО, год рождения Дата подачи/отзыва жалобы Представитель/дата подписания доверенности Участие в выборах и соответствующая ТИК/УИК Суть жалобы 1. Давыдов Андрей Владимирович,

8 декабря 2011 Г-жа Москаленко (8 декабря 2011);

Г-жа Напара

(8 декабря 2011; 31 марта 2014) Кандидат в ЗАКС по списку партии «Справедливая Россия» (СР). Жалоба касается результатов голосования в округе №19 (Колпинский район) Санкт-Петербурга. Оспаривает результаты по 21 участку №№ 638, 639, 641, 642, 643, 644, 646, 648, 649, 651, 652, 653, 654, 657, 661, 662, 664, 665, 666, 667 and 668. Право быть избранным в ЗАКС

2. Андронова Ольга Олеговна

Г-жа Москаленко (9 декабря 2011);

Г-жа Напара

(9 декабря 2011) Избиратель и член комиссии с правом решающего голоса УИК №652 (СР) в Колпинском районе, округ №19. Активное избирательное право на выборах в ЗАКС и ГД 3. Андронов Алексей Викторович

Г-жа Москаленко (9 декабря 2011);

Г-жа Напара

(9 декабря 2011)

Избиратель и член комиссии с правом решающего голоса УИК №651 (СР) в Колпинском районе, округ №19. 4. Николаева Татьяна Алексеевна

Г-жа Москаленко (дата отсутствует);

Г-жа Напара

(дата отсутствует)

Избиратель и член комиссии с правом решающего голоса УИК №654 (СР) в Колпинском районе, округ №19. 5. Сизенов Евгений Петрович

Г-жа Москаленко (дата отсутствует);

Г-жа Напара

(31 марта 2014)

Избиратель и член комиссии с правом решающего голоса («Яблоко») УИК №661 в Колпинском районе, округ №19. 6. Беляков Владимир Геннадьевич

15 марта 2012 Г-жа Москаленко (27 января 2012);

Г-жа Напара

(27 января 2012,

2 апреля 2014)

Избиратель на участке №637 в Колпинском районе, округ № 18. Активное избирательное право на выборах в ЗАКС 7. Якушенко Сергей Васильевич

15 марта 2012.

4 апреля 2014

Г-жа Напара проинформировала Суд о просьбе выхода из состава заявителей. Г-жа Москаленко (16 января 2012) Избиратель на участке № 623 в Колпинском районе, округ № 18. 8. Паялин Николай Львович,

15 марта 2012.

12 мая 2014 подписал просьбу о выходе из состава заявителей, по личным причинам. Г-жа Москаленко (12 января 2012);

Г-жа Напара

(12 января 2012,

31 марта 2014) Кандидат на выборах в ЗАКС по списку СР. Жалоба касается результатов в округе № 22 в Санкт-Петербурге. Оспаривает официальные результаты по 22 участкам №№ 721, 722, 723, 724, 725, 726, 727, 728, 729, 731, 733, 734, 735, 736, 739, 740, 741, 742, 743, 744, 745 и 794. Право быть избранным в ЗАКС

9. Трусканов Геннадий Борисовичя

15 марта 2012 Г-жа Москаленко (27 января 2012);

Г-жа Напара

(27 января 2012,

31 марта 2014) Кандидат на выборах в ЗАКС по списку СР. Жалоба касается результатов в округе № 17 в Санкт-Петербурге. Оспаривает официальные результаты по 10 участкам №№ 486, 489, 495, 496, 497, 498, 500, 501, 508 и 509; и процедуру на двух «закрытых» участках №№1852 и 1853. 10. Пушкарева Людмила Васильевна

Г-жа Москаленко (8 декабря 2011);

Г-жа Напара

(10 марта 2012) Кандидат на выборах в ЗАКС по списку СР. Жалоба касается результатов в округе № 33 в Санкт-Петербурге. Оспаривает официальные результаты по 18 участкам №№ 1070, 1084, 1089, 1090, 1093, 1097, 1098, 1103, 1104, 1107, 1108, 1109, 1111, 1114, 1115, 1118, 1126 и 1127; и отмену результатов на участках №№ 1071, 1091, 1099 и 1113. 11. Шестаков Сергей Сергеевич

Г-жа Москаленко (8 декабря 2011);

Г-жа Напара

(10 марта 2012) Кандидат на выборах в ЗАКС по списку СР. Жалоба касается результатов в округе № 15 в Санкт-Петербурге. Оспаривает официальные результаты по 13 участкам №№ 554, 555, 557, 592, 593, 597, 598, 600, 601, 605, 606, 610 и 611; а также процедурные нарушения на 16 участках: №№549, 552, 553, 554, 444, 446, 558, 592, 594, 598, 601, 605, 606, 607, 608 и 611.


Вместе мы победим!