SpasiPiter.ru

 

ГЛАВНАЯ

ЗАКОНЫ

СУДЫ

Европейский суд

ПУБЛИКАЦИИ И ВЫСТУПЛЕНИЯ

ДОКУМЕНТЫ

ОБРАЩЕНИЯ К ВЛАСТЯМ

ИЗБИЕНИЯ | VIOLENCE

МИТИНГИ | CITY DEFENDING ACTIONS

ЛАХТА-ЦЕНТР

ВЫБОРЫ

НАШИ ПОБЕДЫ

Новости градозащиты

ЖКХ

Наведение порядка на Руси

ПОИСК

 

За эту красоту мы приняли бой

Free counters!

Спаси Питер! || Законы || Суды || ЕСПЧ || Публикации || Документы || Обращения к властям

Спасем Санкт-Петербург от варваров!

olga-andronova.livejournal.com
olga-andronova.blogspot.ru

"Наши мертвые нас не оставят в беде.
Наши павшие - как часовые"


ДОКУМЕНТЫ | Итоги жульничества и воровства: выборы 04.12.2011г. Жалоба в ЕСПЧ Дело №75947/11


Жалоба №75947/11

EUROPEAN COURT OF HUMAN RIGHTS

F - 67075 Strasbourg-Cedex

From: the Applicants’ Attorney-in Fact

Napara Elizaveta

Заявителями были исследованы дополнения к Меморандуму Российской Федерации, представленные в Суд в октябре 2015 года.

Указанный документ, содержащей множество информации и еще большее количество примеров, по мнению Заявителей, практически не дает дополнительных сведений и не раскрывает возникшие у Суда вопросы, на которые в Меморандума от 14 октября 2014 года ответов дано не было.

По указанной причине Заявители посчитали допустимым выделить ряд ключевых моментов, характеризующих основные позиции Российской Федерации по данному делу для того, чтобы обратить на них особое внимание Суда.

(а) Исчерпание внутренних средств правовой защиты.

1. Правительство указывает на то, что заявители по жалобе №75947/11, выступавшие в качестве кандидатов на выборах в декабре 2011 года, не исчерпали средств внутренней правовой защиты, поскольку лично не обращались в суды для защиты своих нарушенных прав, в то время как с заявлением соответствующего характера обращалось региональное отделение политической партии «Справедливая Россия» (п. 24 дополнительных замечаний Российской Федерации по жалобе).

2. Разъяснение по данному обстоятельству подробно было изложено в жалобе Заявителей, однако дополнительно следует отметить, что предмет и основания жалобы регионального отделения политической партии касались именно нарушения пассивного избирательного права кандидатов от соответствующей партии, коими и являются Заявители. Таким образом, формальное указание на отсутствие в шапке заявления в суд фамилии и имени конкретного заявителя не меняет того обстоятельства, что по существу защиту прав указанной группе Заявителей российские суды не обеспечили. В деле, инициированном региональным отделением политической партии, содержатся все обстоятельства и доводы, которые Заявители могли предоставить суду.

3. Учитывая совершенно однохарактерный принцип, которым руководствовались суды, отказывая по требованиям регионального отделения политической партии «Справедливая Россия», Заявители имели более чем достаточное количество оснований для того, чтобы сделать вывод о неэффективности данного средства защиты.

4. В пунктах 27-29, а также пунктах 63 и 386 дополнительных замечаний по жалобе Правительством Российской Федерации указывается на то, что, избрав в качестве суда, в полномочия которого входит рассматривание нарушений, допущенных Санкт-Петербургской избирательной комиссией - Санкт-Петербургский городской суд, Заявители допустили ошибку, поскольку к полномочиям указанного суда не относится рассмотрение данной категории дел, в то время, как Санкт-Петербургский городской суд занимается рассмотрением жалоб на решения указанной комиссии.

5. Как ранее указывалось Заявителями в жалобе, Конституционным Судом Российской Федерации в Постановлении №8-П от 22 апреля 2013 года по делу о проверке конституционности статей 3, 4, пункта 1 части первой статьи 134, статьи 220, части первой статьи 259, части второй статьи 333 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, подпункта «з» пункта 9 статьи 30, пункта 10 статьи 75, пунктов 2 и 3 статьи 77 Федерального закона «Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации», частей 4 и 5 статьи 92 Федерального закона «О выборах депутатов Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации» в связи с жалобами граждан А.В. Андронова, О.О. Андроновой, О.Б. Белова и других, Уполномоченного по правам человека в Российской Федерации и регионального отделения политической партии СПРАВЕДЛИВАЯ РОССИЯ в Воронежской области было установлено отсутствие порядка обжалования решений избирательных комиссий в связи с неправильным определением результатов выборов. Несмотря на то, что формального запрета на обжалование в законодательстве действительно нет, фактическое отсутствие процедуры позволило судам по формальным основаниям не допустить рассмотрение дела по существу. В ситуации, когда эффективное средство правовой защиты не обеспечено на законодательном уровне, по меньшей мере некорректным представляется указание на неисчерпание Заявителями средств правовой защиты.

6. Кроме того Правительство очевидно выходит за рамки своих полномочий, занимаясь разбором в п.34 дополнений якобы существующих недостатков жалобы Заявителей в Санкт-Петербургский городской суд, которые не отметил сам суд при рассмотрении жалобы.

7. Заявители просят Суд обратить внимание на то обстоятельство, что в подтверждение своих слов о наличие эффективных средств правовой защиты Правительство представило огромное количество судебных постановлений и статистику рассмотрения дел различными судами (п.84 дополнений). Представляется, что таким образом Правительство хотело нивелировать негативный эффект, создающийся от ознакомления с судебными решениями по делам Заявителей.

8. Такой подход представляется Заявителям, по меньшей мере, странным. Заявители говорили о нарушении их прав, предусмотренных положениями Конвенции, и предоставили в подтверждения постановления судов, ответы правоохранительных органов и избирательных комиссий различных уровней. Как жалобы по иным основаниям в отношении других лиц могут свидетельствовать об обеспечении государствам эффективного средства защиты для Заявителей - не ясно.

9. Заявители полагают, что, предоставляя такое количество не относимого к делу материала, Правительство попросту злоупотребляет своим правом на представление доказательств своей позиции Суду.

10. Также Заявители хотели бы обратить внимание Суда на позицию Российской Федерации относительно такого средства защиты, как обращение с заявлением о возбуждении уголовного дела, изложенную в пунктах 313,314,322 и 323 дополнений.

11. По мнению Заявителей, Правительство в изложенных пунктах предоставило все основания для того, чтобы заключить, что такое средство защиты полностью неэффективно. Поскольку добиться оценки заявления о совершении преступления в качестве юридического факта, порождающего последствия, предусмотренные УПК РФ, лицо, его подавшее, просто не в состоянии, ведь ничто не может служить гарантией для принятия его в порядке уголовного законодательства. В случае, если следователь не захочет рассматривать заявление, он просто признает его обращением о предполагаемых нарушениях закона и перенаправит в другой орган. Причины у следователя могут быть, а могут и не быть, гражданин на это повлиять никак не может.

12. Заявители полагают, что своим толкованием действующего уголовно-процессуального законодательства Правительство попросту лишило такой способ защиты и без того не очень эффективный всякого смысла, ведь, согласно логике Правительства, возможность у человека, обращающегося в следственные органы с заявлением о совершении преступления, инициировать процедуры, предусмотренные уголовно-процессуальным законодательством, попросту отсутствует.

(б) Соответствие ratione materiae жалобы Заявителей на неэффективное рассмотрение их дел российскими судами

13. В пункте 152 дополнений Правительство выражает позицию, согласно которой Суд вышел далеко за рамки предметной компетенции Суда, поставив сторонам вопрос №4 о соответствии процедуры рассмотрения жалоб заявителей национальными судами гарантии эффективного рассмотрения и об исследовании судами всех относящихся к делу, необходимых источников информации, находящихся в их распоряжении, и тех, которые могут быть запрошены.

14. По мнению Заявителей в данном случае именно власти Российской Федерации вышли за пределы своей компетенции, толкуя произвольным образом положения Конвенции, в то время, как такое толкование относится к исключительным полномочиям Суда.

(с) Разъяснения Правительства по фактическим обстоятельствам дела

15. В п. 222 дополнений правительство, наконец, дает разъяснение по вопросу об основаниях проведения пересчета голосов, которое раньше обозначалось как «жалобы и обращения на действия участковых комиссий, поступившие в территориальную комиссию».

16. Согласно излагаемой теперь позиции, все жалобы и обращения были устными.

17. В связи с данным обстоятельством Второй заявитель, к примеру, может точно сообщить, что в помещения Территориальной избирательной комиссии №21 не допускались не только простые избиратели, но и даже члены участковых комиссий с правом решающего голоса, коей и являлась Второй заявитель. Каким образом удалось неизвестным лицам донести до комиссии свое недовольство при таком положении вещей представляется просто необъяснимым.

18. Заявители обращают внимание Суда на то, что указание на устный характер жалоб является подтверждением отсутствия каких-либо доказательств наличия оснований для пересчета. Иными словами, проконтролировать правомерность пересчета вообще не представляется возможным.

19. В п. 223 дополнений Правительство указывает, что и уведомления лиц, имевших право присутствовать при пересчетах, проводилось путем устного сообщения. Данное обстоятельство Заявители просят Суд также оценить. Поскольку на целый ряд вопросов Суда Правительство предлагает фактически поверить на слово. Поверить на слово, что имелись устные жалобы повлекшие пересчет с очевидным уклоном с сторону политической партии «Единая Россия», что все лица, имевшие право присутствовать при пересчете были извещены устно, но просто не пришли.

20. Касательно Заявителей по жалобе, исполнявших полномочия членов участковых комиссий с правом решающего голоса, при этом можно четко указать, что их никто ни о чем не извещал даже устно. Более того, о пересчетах им стало известно значительно позже – уже после обращения в Суд.

21. В пунктах 264 и 265 дополнений правительство указывает на основания, которыми руководствовались территориальные комиссии при решении вопроса, какая именно комиссия (территориальная или участковая) будет производить пересчет. В качестве таких оснований названы:

- предполагаемая скорость созыва участковой комиссии;

- степень серьезности допущенной участковой комиссией ошибок.

22. Как указывалось выше, Заявители о пересчете не извещались, степень их готовности произвести пересчет не оценивалась, в то время как после доставки протоколов из участковых в территориальные комиссии Заявители еще длительное время находились в здании территориальных комиссий, пытаясь проконтролировать процесс ввода данных в систему ГАС «Выборы», что им, однако не удалось, поскольку в доступе непосредственно в помещения, где производился ввод данных, им было отказано.

23. Третий заявитель и вовсе предоставил запись телефонного разговора с председателем участковой комиссии, где выполнял функции члена комиссии с правом решающего голоса. На записи содержится разговор, из которого следует, что обнародованные на официальном сайте в сети интернет данные по участку Третьего заявителя появились еще до того, как председатель его участковой комиссии передал протокол с результатами голосования в территориальную комиссию.

24. Касательно предоставленного Правительством текста дополнений на английском языке следует заметить, что пункты 12-21 включительно, содержащие рассуждения Правительства о наличии или отсутствии вмешательства в право заявителей на справедливые выборы удалены из английской версии (стр. 18-19 русского текста дополнений).

25. В заключение вышесказанного Заявители хотели бы отметить, что им уже несколько раз было отказано в ознакомлении с материалами дела, в то время, как разбирательство в Суде открытое и отказ в доступе к материалам в принципе невозможен по правилам Суда.

Applicants’ Attorney-in Fact

E.Napara ________________________

07 December 2015


Вместе мы победим!