SpasiPiter.ru

 

ГЛАВНАЯ

ЗАКОНЫ

СУДЫ

Европейский суд

ПУБЛИКАЦИИ И ВЫСТУПЛЕНИЯ

ДОКУМЕНТЫ

ОБРАЩЕНИЯ К ВЛАСТЯМ

ИЗБИЕНИЯ | VIOLENCE

МИТИНГИ | CITY DEFENDING ACTIONS

ЛАХТА-ЦЕНТР

ВЫБОРЫ

НАШИ ПОБЕДЫ

Новости градозащиты

ЖКХ

Наведение порядка на Руси

ПОИСК

 

За эту красоту мы приняли бой

Free counters!

Спаси Питер! || Законы || Суды || ЕСПЧ || Публикации || Документы || Обращения к властям

Спасем Санкт-Петербург от варваров!

olga-andronova.livejournal.com
olga-andronova.blogspot.ru

"Наши мертвые нас не оставят в беде.
Наши павшие - как часовые"


ДОКУМЕНТЫ | Жалоба в Конституционный суд на несоответствие части 3 статьи 3 Конституции Российской Федерации положений части 1 статьи 259 ГПК РФ, части 2 и 3 статьи 77 Федерального закона от 12 июня 2002 г. N 67-ФЗ "Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации", а также части 4 и 5 статьи 92 Федерального закона от 18 мая 2005 г. N 51-ФЗ "О выборах депутатов Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации"


УПОЛНОМОЧЕННЫЙ ПО ПРАВАМ ЧЕЛОВЕКА В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

101000. Москва, Мясницкая ул.. дом 47 тел. 607-18-54, факс 607-39-77

ВЛ 30228-43 « 20 ноя 2о12 г.

Судье Конституционного Суда Российской Федерации

Н.С. Бондарю

Уважаемый Николай Семенович!

В связи с Вашим обращением от 25.10.2012 № 1941 по вопросу соответствия Конституции Российской Федерации отдельных положений действующего законодательства, регулирующих вопросы, связанные с судебной защитой избирательных прав граждан и отменой решений о результатах выборов, поводом для рассмотрения которых в Конституционном Суде Российской Федерации стали жалобы граждан О.О. Андроновой, А.В. Андронова, В.Г. Белякова и др., сообщаю Вам мою позицию.

1. Конституция Российской Федерации определяет Россию как демократическое федеративное правовое государство (статья 1, часть 1), носителем суверенитета и единственным источником власти в котором является ее многонациональный народ, осуществляющий свою власть непосредственно, а также через органы государственной власти и органы местного самоуправления. Высшим непосредственным выражением власти народа являются референдум и свободные выборы (статья 3, части 1, 2 и 3). Граждане Российской Федерации имеют право избирать и быть избранными в органы государственной власти, органы местного самоуправления, а также участвовать в референдуме (статья 32, часть 2). Данные конституционные положения корреспондируют части 3 статьи 21 Всеобщей декларации прав человека, статье 3 Протокола №1 к Конвенции о защите прав человека и основных свобод и пункту "Ь" статьи 25 Международного пакта о гражданских и политических правах, согласно которым каждый гражданин должен иметь право и возможность без какой-либо дискриминации и необоснованных ограничений голосовать и быть избранным на периодических выборах, проводимых на основе всеобщего и равного избирательного права при тайном

голосовании и обеспечивающих свободное волеизъявление избирателей.

Согласно Руководящим принципам относительно выборов (принятым Венецианской комиссией на 51-й пленарной сессии, Венеция, 5-6 июля 2002 года), всеобщее избирательное право означает, что каждый человек имеет право избирать и быть избранным, при этом равное избирательное право подразумевает, что каждый избиратель имеет один голос, а в тех случаях, когда избирательная система предусматривает наличие у избирателей более одного голоса, каждый избиратель имеет равное число голосов.

По своей конституционной природе институт выборов представляет собой не просто процедуру формирования органов публичной власти, а надлежащую форму реализации гражданами своего избирательного права и, тем самым, права на участие в управлении делами государства через своих представителей (статья 32, часть 1, Конституции Российской Федерации). В соответствии с этим тезисом, основанием для признания итогов голосования недействительными, служат лишь такие нарушения избирательного законодательства, которые не позволяют с достаточной точностью определить волеизъявление избирателей.

Возможность избирателя обжаловать принятые органами государственной власти, должностными лицами решения, воплощающая в себе как индивидуальный (частный) интерес, связанный с восстановлением нарушенных прав, так и публичный интерес, направленный на поддержание законности и конституционного правопорядка, является одной из важнейших составляющих нормативного содержания права каждого на судебную защиту.

На основании изложенного, можно сделать вполне определенный вывод, что все нарушения избирательного законодательства, влияющие на итоги выборов, в конечном счете, затрагивают права избирателей, поскольку направлены на искажение действительной воли избирателей или не воспрепятствование их свободному волеизъявлению.

Сказанное относится и к нарушениям, допущенным при подсчете голосов, вне зависимости от вида применяемой избирательной системы (мажоритарной, пропорциональной или смешанной). При этом в зависимости от характере фальсификации, нарушаются принципы всеобщего (если отданные голоса не учитываются) либо равного (если добавляются вымышленные голоса) избирательного права.

2. Одним из принципов, на которых строится деятельность всех участников избирательного процесса в ходе организации и проведения выборов, референдумов, является принцип законности, поэтому его реализация предполагает право избирателей оспаривать в судебном порядке любые нарушения (допускаемые на местном и федеральном уровнях), влияющие на конечный результат выборов. Лишение избирателей права обжалования в суд итогов выборов, является недопустимым ограничением их конституционного права, защищаемого положениями статьи 46 Конституции Российской Федерации (право на судебную защиту).

Судебная защита избирательных прав и права граждан на участие в референдуме является важнейшей гарантией реализации положений статьи 32

2

Конституции Российской Федерации, что предполагает не только право на обращение в суд, но и обеспечивает эффективное восстановление нарушенных прав посредством правосудия, отвечающего требованиям справедливости и равенства.

В отсутствие у избирателя права обжаловать итоги выборов в связи с допущенными нарушениями избирательного законодательства, активное избирательное право становится абстрактным и иллюзорным, поскольку нарушения, исказившие действительную волю избирателя и результаты выборов, не могут быть оспорены, а правомочия не могут быть защищены.

3. Законодательством и правоприменительной практикой не должно ограничиваться право избирателей на обжалование в суд итогов выборов в целом, считающих, что решениями или действиями (бездействием) органа государственной власти, органа местного самоуправления, избирательной комиссии, должностного лица, влияющими на итоги выборов, нарушаются их избирательные права. Это должно определяться в рамках судопроизводства, исходя из масштабов допущенных нарушений и их влияния на итоги выборов. Такой вывод находит свое подтверждение в нормах действующего законодательства, не учтенных правоприменителем при рассмотрении обжалуемых дел, а именно частях 1, 7, 9.1 и 10 статьи 75 Федерального закона от 12.06.2002 №67-ФЗ «Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации», которые связывают возможность обжалования в суд всех без исключения действий и решений (бездействия) избирательных комиссий и их должностных лиц, включая те, которые в силу обжалуемой статьи 77 могут повлечь признание выборов недействительными (в случае нарушения правил составления списков избирателей, порядка формирования избирательных комиссий, порядка голосования и подсчета голосов (включая воспрепятствование наблюдению за их проведением), определения результатов выборов, незаконного отказа в регистрации кандидата, списка кандидатов, признанного таковым после дня голосования и др.), исключительно с невозможностью определить волю избирателей.

4. Допущение дифференцированного подхода к определению прав граждан на обжалование результатов выборов в зависимости от уровня выборов (федеральные, региональные, муниципальные) считаю противоречащим статьям 3 и 32 Конституции Российской Федерации и корреспондирующих им положений международно-правовых актов, являющихся составной частью правовой системы Российской Федерации. В силу общепризнанных принципов свободных, всеобщих и равных выборов, при выборах всех уровней (федеральных, региональных и местных) без каких-либо изъятий, предполагают необходимость обеспечения подлинного, не допускающего искажения, волеизъявление избирателей, выраженное в результатах голосования, так как иное ставило бы под сомнение легитимность

формирования выборных органов.

3

5. В соответствии с частью первой статьи 246 ГПК Российской Федерации дела об оспаривании решений или действий (бездействия) органа государственной власти, органа местного самоуправления, общественных объединений, избирательной комиссии, комиссии референдума, должностного лица нарушаются избирательные права, как возникающие из публичных правоотношений, рассматриваются и разрешаются судом по общим правилам искового производства с особенностями, установленными главами 23 и 26 ГПК РФ.

В частности, статьей 259 ГПК Российской Федерации предусмотрены специальные условия подачи в суд заявления о защите избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации. Это означает, что по делам данной категории содержание общей нормы пункта 1 части первой статьи 134 ГПК Российской Федерации, согласно которой судья отказывает в принятии искового заявления в случае, если в заявлении, поданном от своего имени, оспариваются решения или действия (бездействие) органа государственной власти, которые не затрагивают права, свободы или законные интересы заявителя, не может определяться в отрыве от статьи 259 данного Кодекса, нормы которой являются специальными для данного вида процессуальных правоотношений.

Согласно части первой статьи 259 ГПК Российской Федерации избиратели, участники референдума, кандидаты и их доверенные лица, избирательные объединения и их доверенные лица, политические партии и их региональные отделения, иные общественные объединения, инициативные группы по проведению референдума и их уполномоченные представители, иные группы участников референдума и их уполномоченные представители, наблюдатели, прокурор, считающие, что решениями или действиями (бездействием) органа государственной власти, органа местного самоуправления, общественных объединений, избирательной комиссии, комиссии референдума, должностного лица нарушаются избирательные права или право на участие в референдуме граждан Российской Федерации, вправе обратиться с заявлением в суд.

Таким образом, пункт 1 части первой статьи 134 ГПК Российской Федерации в системной связи с частью первой статьи 246 и частью первой статьи 259 данного Кодекса не предполагает отказ суда в принятии заявления гражданина-избирателя о признании решений или действий (бездействия" органа государственной власти, органа местного самоуправления, общественных объединений, избирательной комиссии, комиссии референдума должностного лица нарушающим избирательные права как равноправного наряду с иными субъектами избирательных прав, участника этго правоотношений в случае, если он считает, что этими решениями ит действиями (бездействием) нарушены именно его избирательные права гарантированные Конституцией Российской Федерации, законами и другим! нормативными правовыми актами. Иное, на мой взгляд, приводило бы I нарушению провозглашенного в статье 19 Конституции Российской Федерацш принципа равенства всех перед законом и судом.

4

6. Исходя из жалоб, рассматриваемых Конституционным Судом Российской Федерации по настоящему делу, и приобщенных к ним материалов следует, что заявителями оспариваются положения статей 3, 4, пункта 1 части 1 статьи 134, статьи 220, части 1 статьи 259 ГПК РФ, пункта 10 статьи 75, пунктов 2 и 3 статьи 77 Федерального закона «Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации», а также частей 4 и 5 статьи 92 Федерального закона «О выборах депутатов Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации». Ни в одной из обжалуемых норм не содержатся какие бы то ни было ограничения права избирателя на обжалование в суд результатов выборов и в этой части они, мне представляются, вполне определенными.

Что же касается обжалуемых норм материального права, то одни из них, а именно, положения пункта 2 статьи 77 Федерального закона «Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации», равно как и пункта 4 статьи 92 Федерального закона «О выборах депутатов Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации», являются специальными, перечисляющими отдельные основания для отмены решения соответствующей избирательной комиссии о результатах выборов (связанные с нарушениями партийных прав), по отношению к общим, определенным в пункте 3 статьи 77 Федерального закона «Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации» и пункте 5 статьи 92 Федерального закона «О выборах депутатов Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации» соответственно. Согласно последним, суду соответствующего уровня дано право отменить решение избирательной комиссии об итогах голосования, помимо отмеченных специальных оснований, также в случаях нарушения порядка составления списков избирателей, порядка формирования избирательных комиссий, незаконного отказа в регистрации федерального списка кандидатов, признанного таковым после дня голосования, установления судом других нарушений законодательства Российской Федерации о выборах, если эти нарушения не позволяют выявить действительную волю избирателей. Из буквального толкования данного положения, где установлен открытый (неограниченный) перечень оснований, следует, что при любом нарушении избирательного законодательства, искажающем волю избирателя, итоги выборов подлежат отмене.

7. В части рассмотрения существующего зарубежного опыта эегулирования отношений, связанных с обжалованием итогов выборов по ^явлениям граждан-избирателей, считал бы более полезным обратиться к Руководящим принципам относительно выборов и Пояснительному докладу к зему Венецианской комиссии ("Свод рекомендуемых норм при проведении зыборов. Руководящие принципы и пояснительный доклад" Венеция, 18-19 эктября 2002г., Страсбург, 30 октября 2002г.), принятым на основе анализа передовой европейской избирательной практики.

5

В пп.1) п.3.3 Руководящих принципов право избирателя на обжалование итогов выборов закреплено в качестве важнейшей процессуальной гарантии. При этом, как указано в пунктах 96 и 99 Пояснительного доклада, принятого в развитие Руководящих принципов, процедура обжалования должна быть максимально простой и доступной любому избирателю, при этом формализм в решении вопроса о неприемлемости обжалования, Комиссия считает недопустимым.

Следовательно, толкование судами общей юрисдикции обжалуемых норм, согласно которому нарушения избирательного законодательства, влияющие на результат выборов, не затрагивают права граждан-избирателей и не могут ими быть обжалованы, полностью противоречит европейскому пониманию активного избирательного права.

8. Таким образом, все сказанное приводит меня к выводу о недопустимости противопоставления лиц, обладающих пассивным избирательным правом и носителей активного избирательного права - самих избирателей, либо наделения кого-либо из них дополнительным процессуальным преимуществом. Исхожу из того, что нарушение пассивного избирательного права кандидата или партии во всех случаях влечет нарушения прав тех, кто за них проголосовал или мог проголосовать.

Оценивая в целом оспариваемые законоположения, считаю, что их следовало бы признать не соответствующим Конституции Российской Федерации, ее статьям 3, 19 (часть 1), 32 (части 1 и 2) и 46(части 1 и 2), в той мере, в какой они по смыслу, придаваемому правоприменительной практикой, не допускают избирателям обжалование решения или действия (бездействие) органа государственной власти, органа местного самоуправления, избирательной комиссии, должностного лица, влияющего на итоги выборов.

С уважением,

В. Лукин

6


Вместе мы победим!