SpasiPiter.ru

 

ГЛАВНАЯ

ЗАКОНЫ

СУДЫ

Европейский суд

ПУБЛИКАЦИИ И ВЫСТУПЛЕНИЯ

ДОКУМЕНТЫ

ОБРАЩЕНИЯ К ВЛАСТЯМ

ИЗБИЕНИЯ | VIOLENCE

МИТИНГИ | CITY DEFENDING ACTIONS

ЛАХТА-ЦЕНТР

ВЫБОРЫ

НАШИ ПОБЕДЫ

Новости градозащиты

ЖКХ

Наведение порядка на Руси

ПОИСК

 

За эту красоту мы приняли бой

Free counters!

Спаси Питер! || Законы || Суды || ЕСПЧ || Публикации || Документы || Обращения к властям

Спасем Санкт-Петербург от варваров!

olga-andronova.livejournal.com
olga-andronova.blogspot.ru

"Наши мертвые нас не оставят в беде.
Наши павшие - как часовые"


ДОКУМЕНТЫ | Жалоба в Конституционный суд на несоответствие части 3 статьи 3 Конституции Российской Федерации положений части 1 статьи 259 ГПК РФ, части 2 и 3 статьи 77 Федерального закона от 12 июня 2002 г. N 67-ФЗ "Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации", а также части 4 и 5 статьи 92 Федерального закона от 18 мая 2005 г. N 51-ФЗ "О выборах депутатов Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации"


КОНСТИТУЦИОННЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Российская Федерация, 190000, г. СПб, Сенатская пл., 1

ЗАЯВИТЕЛИ:

Андронова Ольга Олеговна Андронов Алексей Викторович Николаева Татьяна Алексеевна Давыдов Андрей Владимирович Николаева Алла Георгиевна Сизёнов Евгений Петрович Беляков Владимира Геннадьевича

Представитель по доверенности: Напара Елизавета Павловна,

ОРГАН ГОСУДАРСТВЕННОЙ ВЛАСТИ, ИЗДАВШИЙ ОСПАРИВАЕМЫЙ НОМРАТИВНО-ПРАВОВОЙ АКТ:

1. Государственная дума Федерального собрания Российской Федерации, 103265, Москва, Охотный ряд, д. 1, тел.: (495) 692-80-00;

2. Совет Федерации Федерального собрания Российской Федерации, 103426, Москва. Ул. Б.Дмитровка. д. 26. Тел.: (495) 986-66-89;

3. Президент Российской Федерации,

103132, г. Москва, Старая пл., д. 4, тел.:

(495) 625-35-81, (495) 606-36-02;

ОСПАИВАЕМЫЙ НОРМАТИВНО-ПРАВОВОЙ АКТ И СВЕДЕНИЯ О ПУБЛИКАЦИИ ОСПАРИВАЕМОГО НОРМАТИВНО-ПРАВОВОГО АКТА:

1. Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации от 14 ноября 2002 г. N 138-ФЗ (с изменениями от 30 июня 2003 г., 7 июня, 28 июля, 2 ноября, 29 декабря 2004 г., 21 июля, 27 декабря 2005 г., 5 декабря 2006 г., 24 июля, 2, 18 октября, 4 декабря 2007 г., 11 июня, 14, 22 июля, 25 ноября 2008 г., 9 февраля, 5 апреля, 28 июня, 9 ноября 2009 г., 11 февраля, 9 марта, 30 апреля, 23, 27 июля, 9, 23 декабря 2010 г., 6 апреля, 4 мая, 14 июня, 30 ноября, 3 декабря 2011 г., 6 февраля 2012 г.)

Принят Государственной Думой 23 октября 2002 года

Одобрен Советом Федерации 30 октября 2002 года

Текст Кодекса опубликован в "Российской газете" от 20 ноября 2002 г. N 220, в "Парламентской газете" от 20 ноября 2002 г. N 220-221, в Собрании законодательства Российской Федерации от 18 ноября 2002 г. N 46 ст. 4532

2. Федеральный закон от 12 июня 2002 г. N 67-ФЗ

"Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации" (с изменениями от 27 сентября, 24 декабря 2002 г., 23 июня, 4 июля, 23 декабря 2003 г., 7 июня, 12, 22 августа, 11 декабря 2004 г., 29 июня, 21 июля 2005 г., 12, 25 июля, 5, 30 декабря 2006 г., 30 января, 2 марта, 20, 26 апреля, 24 июля 2007 г., 22, 23 июля, 25 ноября, 25, 30 декабря 2008 г., 9 февраля, 5 апреля, 12 мая, 3 июня, 19 июля, 9 ноября, 27 декабря 2009 г., 22 апреля, 31 мая, 4 июня, 1, 27 июля, 4 октября, 28 декабря 2010 г., 8, 20 марта, 14 июня, 11, 23, 25 июля, 20 октября 2011 г.)

Принят Государственной Думой 22 мая 2002 года

Одобрен Советом Федерации 29 мая 2002 года

Текст Федерального закона опубликован в "Российской газете" от 15 июня 2002 г. N 106, в "Парламентской газете" от 15 июня 2002 г. N 110-111, в Собрании законодательства Российской Федерации от 17 июня 2002 г. N 24 ст. 2253

3. Федеральный закон от 18 мая 2005 г. N 51-ФЗ

"О выборах депутатов Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации" (с изменениями от 12, 25 июля, 30 декабря 2006 г., 26 апреля, 21, 24 июля 2007 г., 9 февраля, 12 мая, 3 июня, 19 июля 2009 г., 22 апреля, 27 июля, 4 октября, 29 ноября, 23, 28 декабря 2010 г., 23 февраля, 14 июня, 11, 23, 25 июля, 20 октября 2011 г.)

Принят Государственной Думой 22 апреля 2005 г.

Одобрен Советом Федерации 11 мая 2005 г.

Текст Федерального закона опубликован в "Парламентской газете" от 24 мая 2005 г. N 90-91, в "Российской газете" от 24 мая 2005 г. N 108, в Собрании законодательства Российской Федерации от 23 мая 2005 г. N 21 ст. 1919

ПРАВОВАЯ ПОЗИЦИЯ

По существу дела Жалобы На несоответствие части 3 статьи 3 Конституции Российской Федерации положений части 1 статьи 259 ГПК РФ, части 2 и 3 статьи 77 Федерального закона от 12 июня 2002 г. N 67-ФЗ "Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации", а также части 4 и 5 статьи 92 Федерального закона от 18 мая 2005 г. N 51-ФЗ "О выборах депутатов Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации"

Заявленную жалобу поддерживаем в полном объёме. По существу Отзывов на жалобу, поступивших в Конституционный суд Российской Федерации считаем необходимым пояснить следующее.

1. Относительно отзыва Верховного суда Российской Федерации.

Основу правовой позиции Верховного суда Российской Федерации составляет довод о том, что: «Анализ оспариваемых законоположений во взаимосвязи с конституционной нормой, гарантирующей защиту только своих прав и свобод, позволяет сделать вывод о том, что правом на судебную защиту нарушенного пассивного избирательного права обладают те лица, участие которых в избирательном процессе связано с реализацией данного права либо с обеспечением реализации и защиты избирательных прав граждан (политические партии, зарегистрированные кандидаты, граждане, которым незаконно отказано в регистрации кандидатами, избирательные комиссии). Граждане, реализующие в ходе избирательной кампании лишь активное избирательное право и считающие нарушенным право других лиц быть избранными в органы государственной власти, не могут обращаться в суд в защиту этих лиц. Указанные граждане, если они желают влиять на избирательный процесс, в том числе с использованием судебных процедур, могут осуществить свое право на участие в выборах в качестве кандидатов либо в качестве членов политической партии, являющейся единственным видом общественного объединения, которое вправе выдвигать кандидатов (списки кандидатов) в депутаты и на иные выборные должности в органах государственной власти и обращаться в соответствующих случаях в суд (статья 36 Федерального закона от 11 июля 2011 г. № 95-ФЗ «О политических партиях»).

На основе цитируемого анализа оспариваемых законоположений, Верховный суд РФ делает вывод о том, что граждане, реализующие в ходе выборов только активное избирательное право, не вправе оспаривать результаты выборов, итоги голосования во всех случаях, в том числе при использовании на выборах пропорциональной системы.

С позицией Верховного суда Российской Федерации Заявители не могут согласиться, поскольку такая позиция не основана на подлинной правовой, сущностной природе института выборов.

По нашему мнению, сами по себе выборы представляют собой процесс наделения определённого круга лиц, или лица определёнными полномочиями. Указанный процесс представляется нам процессом передачи власти от её носителя, народа, - непосредственным лицам или лицу, котором эта власть адресуется. Указанный процесс делегирования полномочий в определённой степени персонифицирован, поскольку передача властных полномочий имеет в своей основе выбор, основанный на тех или иных представлениях о личностных и иных качествах лица или группы лиц, наделяемых полномочиями.

В этой связи, признавая за гражданами право лишь формального участия в процедуре голосования, и отрицая право граждан оспаривать результаты выборов, Верховный суд РФ фактически нивелирует основу делегирования властных полномочий – выбор.

Согласно ч. 2, ст. 3 Конституции РФ: «Народ осуществляет свою власть непосредственно, а также через органы государственной власти и органы местного самоуправления».

Провозглашенный в Конституции РФ принцип народного суверенитета и принадлежности власти непосредственно народу свидетельствуют, с нашей точки зрения, что праву народному избирать, соответствует обязанность при соблюдении определённых условий процедуры выборов, наделить соответствующее лицо или группу лиц теми полномочиями, которые делегированы непосредственно им.

Между тем, Верховный суд Российской Федерации обязанность по неукоснительному следованию народной воли в вопросе выбора не признаёт.

Тем самым, Верховный суд Российской Федерации необоснованно ограничивает пределы действия народного суверенитета.

Если следовать логике Верховного Суда РФ, то власть народа прекращается в момент голосования. Вместе с властью, и вытекающими из неё правами (властными) прекращаются и обязанности соблюдать те властные предписания, которые основаны на властных правомочиях народа как носителя суверенитета.

Нельзя согласиться с мнением Верховного суда о том, что: «наделение граждан-избирателей указанным правом и вытекающим из этого правом на оспаривание любых действий и решений, влияющих на результаты выборов и нарушающих, по их мнению, права кандидатов и политических партий (отказ в регистрации кандидатом, подкуп избирателей, нарушение кандидатом или политической партией правил агитации, использование кандидатом преимуществ должностного положения и др.), привело бы к нарушению прав и законных интересов кандидатов и политических партий, участвующих в выборах».

Поскольку отрицание права граждан на судебную защиту своего выбора относительно лица или группы лиц, которым в ходе выборов делегируются властные полномочия, по сути означает установление границ действия народного суверенитета, ограничение права распорядиться своими суверенными властными правами в пользу того или иного лица, либо группы лиц, правовая позиция Верховного суда РФ по настоящему делу видится направленной на отрицание принадлежности всей полноты власти народу, отрицание права граждан осуществлять свою власть непосредственно.

Нельзя не согласиться с позицией профессора, доктора юридических наук, заведующего кафедрой конституционного и международного права ФГБОУ ВПО «Алтайский государственный университет» Невинского Валерия Валентиновича, согласно которой:

«…сущность народного суверенитета проявляется в том, что с одной стороны, народ («народ государства») выступает в качестве источника государственной власти, а с другой стороны, принимая решения посредством установленной законом процедуры, выступает в качестве своеобразного органа («органа государства»).

…совокупность организационно оформленных общественных объединений, включая политические партии, не может быть непосредственным источником суверенитета народа. В противном случае получалось бы, что государственная власть исходит не от народа, а от отдельных «суверенных» объединений граждан.

…Исходя из сущности конституционного принципа народного суверенитета (см. выше), избирательные права граждан, в том числе активное избирательное право, первичны в процессе подсчета голосов избирателей и определения результатов выборов. Следует согласиться с мнением авторов Комментария к Конституции Российской Федерации (под ред. В.Д. Зорькина.-М. :Норма: ИНФРА-М., 2011. с.293), что «Конституция РФ включает избирательную систему в сферу своего регулирования прежде всего через избирательные права граждан, отдавая таким образом последним приоритет в соотношении, например, с ролью политических партий, избирательных комиссий или выборных органов власти».

…народ - суверен. Соответственно индивидуальное его воплощение - гражданин вправе участвовать во всех непосредственно его касающихся стадиях избирательного процесса, в том числе на стадиях подсчета голосов и определения результатов выборов, которые непосредственно касаются его. В случае нарушения либо предполагаемого нарушения избирательных прав граждан на этих стадиях они вправе обращаться в соответствующие компетентные органы для установления самого факта нарушения и принятия мер государственного реагирования.

… нарушение избирательного законодательства, допущенное при подсчете голосов и повлекшее неправильное определение результатов выборов, влечет нарушение избирательных прав граждан при применении и мажоритарной, и пропорциональной избирательных систем. В противном случае следует признать, что активным и пассивным избирательным правом, иными избирательными правами обладают лишь партии, как коллективные субъекты избирательных правоотношений или, что еще более интересно - лишь граждане-члены соответствующих партий.

Согласно небезосновательным правовым позициям кандидата юридических наук Должикова Алексея Вячеславовича, с которыми так же нельзя не согласиться: «Право на судебную защиту избирателей обладает повышенной защитой и не может быть полностью отменено. Право на судебную защиту, (используя формулировки самого Конституционного Суда РФ), относится к числу «абсолютных прав» и не подлежит ограничениям. В Постановлении от 16 марта 1998 г. констатируется, что оно «относится к основным правам, и ни одна из перечисленных в ст. 55 (ч. 3) Конституции РФ целей не может оправдать ограничений этого права, являющегося гарантией всех других прав и свобод человека и гражданина».

Следует отметить, что согласно заключению ФГНИИУ «Институт законодательства и сравнительного правоведения при Правительстве Российской Федерации»: «реализация закрепленного в статье 32 Конституции Российской Федерации права избирать и быть избранными в отношении избирателей не должна сводиться исключительно к процедуре голосования в день выборов, а предусматривать иные гарантии реализации этого права на различных стадиях избирательного процесса.

Заключением, с учётом изучения зарубежного опыта регулирования отношений, связанных с порядком обжалования итогов выборов (показывает, что, как правило, вне зависимости от того, активное или пассивное избирательное право гражданина нарушено, и избиратели, и кандидаты вправе подавать исковые заявления в суд с целью оспаривания действительности выборов и результатов выборов) рекомендовано признать не соответствующими статье 2, части 1 статьи 3, частям 1, 2, 3 статьи 15, частям 1 и 2 статьи 32, статье 55 Конституции Российской Федерации часть 1 статьи 259 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, пункты 2 и 3 статьи 77 Федерального закона от 12 июня 2002 года № 67-ФЗ «Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации» в той мере, в какой они препятствуют избирателям осуществлять судебную защиту избирательных прав, связанную с отменой решений о результатах выборов.

В унисон позиции представителей Алтайского Государственного Университета и Института законодательства и сравнительного правоведения при Правительстве Российской Федерации звучат правовые воззрения Экспертов кафедры конституционного и международного права Саратовской государственной юридической академии, согласно заключению которых:

1. «Нарушение избирательного законодательства, допущенное при подсчете голосов и повлекшее неправильное определение результатов выборов, влечет в первую очередь нарушение активного избирательного права, ибо реализация пассивного избирательного права напрямую зависит от результатов активного избирательного права. В силу этого особую значимость приобретает последовательное обеспечение соблюдения интересов избирателей как первичных субъектов избирательного права, а также недопущение чрезмерной концентрации электоральных возможностей в руках вторичных субъектов (политических партий) избирательного права.

Ведь в основе полномочий избранных депутатов в конечном счете лежит воля избирателей, выраженная ими в акте выборов путем голосования».

2. «При решении вопроса о признании права граждан на обжалование результатов выборов должны применяться унифицированные подходы независимо от уровня выборов (федеральные, региональные, местные). По смыслу статей 3 (части 2 и 3) и 32 (части 1 и 2) Конституции Российской Федерации, обязанность государства обеспечить свободное волеизъявление народа коррелирует избирательным правам граждан Российской Федерации, посредством которых реализуется их право на участие в управлении делами государства через своих представителей на всех уровнях власти».

3. Конституционная природа избирательных прав, включая их публично-правовые начала, должна учитываться федеральным законодателем при осуществлении нормативного правового регулирования, с тем чтобы создавалась возможность адекватного выражения суверенной воли многонационального народа на всей территории Российской Федерации.

Использование дифференцированного подхода к определению прав граждан на обжалование результатов выборов в зависимости от уровня выборов повлечет за собой нарушение конституционного принципа народовластия (ст.ст. 1, 3 Конституции РФ), единого правового статуса человека и гражданина на всей территории Российской Федерации (ч.2 ст. 6 Конституции РФ), права каждого человека и гражданина на судебную защиту его прав и свобод (ч.1 ст. 46 Конституции РФ).

4. Свободные выборы - в условиях идеологического и политического многообразия и многопартийности и при соблюдении гарантий равенства прав и свобод человека и гражданина - предполагают наличие такого государственно-правового механизма, который обеспечивает гражданам равные возможности в обжаловании в суд итогов выборов в целях защиты нарушенных избирательных прав, и получения нефальсифицированных результатов выборов.

Иная трактовка данной нормы влечет за собой искажение конституционного принципа равного избирательного права, включая равную защиту законом нарушенных избирательных прав, может рассматриваться как посягательство на основное содержание принадлежащих гражданам Российской Федерации избирательных прав.

Эксперты правоведы единодушны во мнении, что Право гражданина РФ, обладающего избирательным правом, обжаловать в судебном порядке в соответствии со ст. 46 Конституции РФ итоги выборов, ни в какой мере не направлено ни против основ конституционного строя РФ, а уж тем более ни против прав и законных интересов других лиц. Исключение избирателей из числа субъектов права подачи заявления о защите избирательных прав, предоставленное им частью 1 ст. 259 ГПК РФ, есть прямое нарушение конституционного принципа равенства избирательных прав, на что неоднократно указывал КС РФ (Постановления КС РФ от 23 марта 2000 года № 4, от 25 апреля 2000 года № 7).

Указанную позицию Мы, заявители Андронова Ольга Олеговна, Андронов Алексей Викторович, Николаева Татьяна Алексеевна, Давыдов Андрей Владимирович, Николаева Алла Георгиевна, Сизёнов Евгений Петрович, Беляков Владимир Геннадьевич, поддерживаем в полном объёме.

2. Относительно отзыва Совета Федерации Федерального Собрания Российской Федерации.

Отзыв Совета Федерации Федерального Собрания Российской Федерации не нашёл положительного отклика в нашем сознании в связи со следующими, значимыми обстоятельствами.

Существо возражений Совета Федерации Федерального Собрания Российской Федерации сводится к процедурному аспекту рассмотрения дел о защите избирательных прав. При этом, процедурными особенностями рассмотрения дел о защите избирательных прав, установленными законодательными актами федерального уровня, мотивируется ограничение неотъемлемых конституционных прав на судебную защиту и право избирать. Т.е. делегировать полномочия конкретному лицу или группе лиц.

При этом, подлинная правовая природа спорных правоотношений Советом Федерации не учтена.

Адресованная Конституционному суду Российской Федерации просьба отказать в удовлетворении жалоб заявителей во многом мотивирована самими оспариваемыми нормами положениями. В связи с чем такая позиция видится необоснованной.

3. Относительно отзыва Генеральной прокуратуры Российской Федерации.

Предложенная Генеральной Прокуратурой России точка зрения на круг заинтересованных лиц в вопросе судебной защиты избирательных прав по нашему мнению является ошибочной, поскольку признаёт срочный характер принадлежности власти и суверенитета – народу. В период выборов с момента взятия листа для голосования, его заполнения и его погружения в урну. А далее народ, в лице совокупности индивидуумов, утрачивает властные правомочия в вопросе понуждения соответствующих лиц учесть его волю в соответствии с тем, как она была выражена. Указанные полномочия (требовать корректного учёта выраженной воли), согласно предложенной конструкции мгновенно переходят к политическим партиям, иным лицам и с этого момента вытекающее из народовластия право требовать корректного учёта голоса переходит в распоряжения лица или группы лиц, которые умозрительно и самостоятельно вправе его защитить, либо отказаться от его защиты.

Между тем, согласно Конституции РФ: «1. Носителем суверенитета и единственным источником власти в Российской Федерации является ее многонациональный народ.

2. Народ осуществляет свою власть непосредственно, а также через органы государственной власти и органы местного самоуправления.

3. Высшим непосредственным выражением власти народа являются референдум и свободные выборы.

4. Никто не может присваивать власть в Российской Федерации. Захват власти или присвоение властных полномочий преследуются по федеральному закону.»

А, следовательно, ограничение народного суверенитета процедурными нормами, регулирующими порядок и обжалования действий или бездействия, нарушающих избирательные права граждан, по существу означает нарушение права как на судебную защиту, так и отрицание непосредственного характера власти народа, который с момента погружения избирательного бюллютеня лишается возможности непосредственно защищать свой выбор, поскольку такое право переходит к иным лицам. Либо лицу.

С такой позицией мы не согласны по основаниям, изложенным выше. В том числе, такая позиция опровергается экспертными заключениями, представленными в дело.

С учётом изложенного, полагаем, что имеются достаточные основания для удовлетворения наших жалоб, о чём дополнительно просим настоящим.


Вместе мы победим!