SpasiPiter.ru

 

ГЛАВНАЯ

ЗАКОНЫ

СУДЫ

Европейский суд

ПУБЛИКАЦИИ И ВЫСТУПЛЕНИЯ

ДОКУМЕНТЫ

ОБРАЩЕНИЯ К ВЛАСТЯМ

ИЗБИЕНИЯ | VIOLENCE

МИТИНГИ | CITY DEFENDING ACTIONS

ЛАХТА-ЦЕНТР

ВЫБОРЫ

НАШИ ПОБЕДЫ

Новости градозащиты

ЖКХ

Наведение порядка на Руси

ПОИСК

 

За эту красоту мы приняли бой

Free counters!

Спаси Питер! || Законы || Суды || ЕСПЧ || Публикации || Документы || Обращения к властям

Спасем Санкт-Петербург от варваров!

olga-andronova.livejournal.com
olga-andronova.blogspot.ru

"Наши мертвые нас не оставят в беде.
Наши павшие - как часовые"


ДОКУМЕНТЫ


Геостратегия генерала Н.Н. Обручева

Николай Николаевич Обручев (1830 – 1904) –высоко образованный офицер, талантливый публицист, профессор Академии Генерального штаба, крупный государственный деятель.

Военный министр Д.А. Милютин, одним из ближайших помощников и единомышленников которого был Н.Н. Обручев, считал его способным занять любое место в высшей военной администрации России. Преемник Д.А. Милютина П.С. Ванновский, возглавив военное ведомство, добился от Александра III назначения Обручева, как человека в высшей степени сведущего и талантливого, на пост начальника Главного штаба.

Обручев активно участвовал в подготовке программы военных реформ начала 70-х гг. XIX в., разработал стратегический план войны с Турцией в 1876 г, руководил разработкой планов возможной войны с Германией и Австро-Венгрией.

В ряде специальных записок, в личной переписке с Милютиным Обручев сформулировал свое видение геополитической стратегии Российского государства.

Работы Н.Н. Обручева представляют собой образец глубокого анализа геополитического положения России, применительно к конкретным условиям последней четверти XIX в. Несмотря на истекшее со времени составления его аналитических записок почти стодвадцатилетие, многие мысли автора не потеряли своего значения и актуальности в наши дни.

Блестящий двадцатипятилетний выпускник Академии Генерального штаба капитан Н.Н. Обручев в 1855 г. уже исполнял должность дивизионного квартирмейстера (т.е. начальника штаба дивизии). Талантливого офицера заметил Д.А. Милютин, который, уходя с основанной им кафедры статистики Академии ГШ, предложил занять свое место Н.Н. Обручеву.

Службу в Академии Н.Н. Обручев совмещал с выполнением обязанностей офицера гвардейского Генерального штаба, который во второй половине 50-х гг. был, по словам Милютина, «главным центром, из которого исходила инициатива военных нововведений» . Кроме того, капитану Обручеву поручается редактирование созданного в 1858 г. журнала «Военный сборник».

Конец 50-х гг. XIX в. совпал со временем начала Великих реформ, переосмысления роли России в мире. Молодой профессор Академии в этот период серьезно работает над основными положениями военной доктрины России (т.е. ищет ответы на главные ее вопросы: каковы азимуты военных угроз, с каким противником предстоит воевать, какая армия и какие материальные ресурсы для этого нужны и, наконец, каковы способы ее применения). В начале 60-х г. появляются первые труды Николая Николаевича по геополитическим проблемам, в которых он дальновидно предсказывает Русско-турецкую войну (1877–1878 гг.). «Восточный вопрос стих, а не решен. Кто может поручиться, что нашему поколению не придется еще его вновь увидеть…».

В начале 1873 г. Обручев представил в Главный штаб стратегическую записку «Соображения об обороне России». В начале записки он писал: «Все европейские державы одинаково проникнуты желанием мира, но в то же время все продолжают развивать свои вооружения, усиливают кадры и резервы армий, подготовляют быструю их мобилизацию, устраивают новые крепости и стратегические линии железных дорог. Сохраняя мир, все готовятся к войне. Поэтому и мы должны неотложно принять меры к ограждению безопасности империи, тем более, что ныне переход от мира к войне совершается, так сказать, мгновенно». Основную опасность для России Н.Н. Обручев видел: на западе – со стороны Германии и возможного ее союзника Австро-Венгрии; на юге – со стороны Турции. В мае 1873 г. генерал-лейтенант Обручев командируется в эти страны для консультаций с военными агентами и сбора информации о вооруженных силах этих государств. По возвращении из Турции он готовит военно-политический анализ состояния страны, результаты которого были затем использованы при подготовке плана войны (1877–1878 гг.). Вернувшись в 1874 г. из Германии, он дальновидно предсказал, что политика этой страны в Европе обязательно приведет к общеевропейской войне, что требовало усилить оборону западных границ России. Предложения Н.Н. Обручева по укреплению западных границ были приняты и Милютин на его доклад наложил резолюцию: «Высочайше повелено исполнять, как предложено».

Вступление в 1881 г. на престол Александра III (который в первые дни своего правления так изложил свое политическое кредо: «Я понимаю одну политику: извлечение из всего все, что нужно и полезно России, и меньше женироваться для извлечения этой пользы, а действовать прямо и решительно. Никакой другой политики не может быть у нас, как чисто русская, национальная; никакой другой политики быть не может и не должно»), знаменовало начало самого плодотворного периода деятельности генерала Н.Н. Обручева. Он назначается начальником Главного штаба, его программные аналитические записки по геостратегии находят понимание и поддержку императора.

Н.Н. Обручев решительно выступил против расширения азиатских границ России и выделил два приоритетных направления геополитической активности государства (т.е. польский и восточный вопросы).

Касаясь Восточного вопроса, он в частности писал: «Одновременно с заботами об упрочении государственной обороны на западе Империи, на нас лежит не менее важная обязанность оградить безопасность и достоинство России на Черном море и на Кавказе. Возможность достижения этой цели наиболее зависит от географического положения Черного моря, соединяющегося с Средиземным узкими проливами, которые находится во власти Турции.

При слабости Турции, готовой всегда подчиниться угрозам Англии или коалиции враждебных нам держав, нет безопасности для наших черноморских берегов. Пропущенными через проливы неприятельскими флотами весь юг России может быть разорен, а на Кавказе может быть вновь раздуто восстание горских и других мусульманских племен. Только с занятием верхнего Босфора, этой входной двери в Черное море, получит Россия действительную гарантию спокойствия на юге, а вместе с тем и возможность располагать лишними силами для противодействия могущественным западным нашим соседям – Германии и Австрии.

Как великой державе, России, конечно, не подобает быть безусловно запертой в Черном море. Помимо владения Босфором, весьма желательно иметь ей свободный проход и через Дарданеллы. Но эта задача уже последующих действий и скорее дипломатических, чем военных.

Затем, что касается владычного центра проливов, т.е. Константинополя, то временное его занятие может оказаться необходимым лишь как средство вынудить султана уступить нам Босфор. Постоянно же владение Константинополем не принесет нам пользы. Хотя он и занимает мировое положение, но сам по себе никому не может придать мирового значения: турки, владея Константинополем, все же погибают.

Ограничив задачу Босфором, мы и без Константинополя будем иметь первенствующее влияние на судьбы, как Балканского полуострова, так и Малой Азии. Таким образом, можно сказать, что именно в Босфоре для нас заключается и весь восточный вопрос. До сих пор к решению этого вопроса Россия шла посредством освобождения балканских христиан. Целым рядом кровопролитных войн она отодвинула турок до Адрианополя. Но в будущем путь этот для нее закрыт. Из освобожденных ею Молдавии и Валахии явилось самостоятельное королевство, наиболее склонное к союзу с Германием и Австрией; воскрешенная Россией Болгария страшится всякого подчинения русским интересам, главный же страж Дуная Австрия всегда готова ударом в тыл нашей действующей армии остановить конечное развитие ее успехов; какой предательницей она была в 1854 – 1855 гг., таким же другом-изменником она оказалась и в 1877 – 1878 гг.

Другой путь к проливам идет через Малую Азию; но, по бездорожью и скудности местных средств, он непригоден для действий значительной, европейски организованной армии, и на тысячу верст удален от внутренних ресурсов нашей Империи.

Очевидно, что в будущем нам волей-неволей остается одно: обосновать действия против Турции на сильном десанте, который бил был прямо в Босфор.

Операция эта трудная, крайне рискованная. Но при 36 – 40-часовом расстоянии Константинополя от черноморских наших портов, она гораздо короче и Балканского и Малоазийского сухопутных походов, а по выбору времени и внезапности гораздо более находится в наших руках и, во всяком случае, требует меньше жертв и не имеет в тылу всепортящей Австрии. Без риска ничего не удается; в сухопутном же штурме Константинополя едва ли еще не более риска, чем в быстром, возможно внезапном нападении на Босфор. В 1878 г. Русскому главнокомандующему указано было взять Константинополь, и войск для сего кажется было довольно. Но, взвесив все шансы, он отказался от этой задачи, ибо турки успели уже приготовить нам серьезную встречу. Действуя же с моря и имея такую отличную базу как Севастополь, всегда можно оставить для готовности турок самое небольшое время – несколько суток, если не несколько часов.

Еще Олег и Игорь ходили на ладьях к Царьграду; туда же и вообще к турецким берегам направлялись не раз морские набеги казаков. С возникновением же Черноморского флота при императрице Екатерине II соображение о захвате Босфора проявляется уже как задача государственная. Основывая Севастополь, императрица прямо высказала: «Вот дверь в Константинополь». Император Александр I два раза, в 1807 и 1812 гг., намеревался осуществить это предприятие. Точно так же и император Николай I желал в 1853 г. открыть военные действия против турок десантом на Босфор. Наконец, и в последнюю Турецкую войну главнокомандующий просил из Адрианополя о присылке ему морем пехотной дивизии из Крыма, для содействия сухопутному его наступлению к Стамбулу.

Однако все эти намерения и желания остались невыполненными вследствие неготовности нашей к столь важной операции.

«Владея Босфором, мы становимся неуязвимы на Черном море, обуздываем Англию, сосредоточиваем сухопутные наши силы на западной границе и, решив польский вопрос, навеки, твердо, незыблемо обеспечиваем положении России в Европе, как достигаем вместе с тем спокойствия на Кавказе и в Азии. Целый ряд длинных кровопролитных войн, предпринятых Россией с прошлого века завершится этими актами, и для России действительно настанет период отдыха, прочного мира, силы и благоденствия».

Настоящая геополитическая ситуация на юге страны и частности в акватории Черного моря свидетельствует о дальновидности геостратегии Н.Н. Обручева. Проблема проливов и в частности Босфора как никогда вновь актуальна.

Распад СССР сформировал благоприятные условия для реализации давних геополитических и амбиций Турции в отношении Кавказа и Центральной Азии. На фоне продолжающегося ослабления позиций Росси в новых независимых государствах Центральной Азии и Кавказа Анкара ставит перед собой задачи по превращению ее в основного субъекта формирования военно-политической обстановки в двух данных регионах, обрамляющих Каспийского море. Ее цель состоит в выдавливании России «на север» и переориентацию на себя экономических связей и транспортной сети (нефте- и газопроводов, железнодорожного сообщения) закавказских и центральноазиатских стран.

В конечном итоге политика Турции направлена на выход мусульманских республик из состава СНГ и образование военно-политического союза тюркских народов, что создает непосредственные угрозы интересам национальной безопасности России.

В силу этих причин Турция установила национальный режим судоходства в черноморских проливах, существенно ограничивающий проход через них российских кораблей и судов. Так энергично действовать при решении столь сложных и деликатных международных вопросов, затрагивающих интересы многих государств, и в первую очередь России – бывшей сверхдержавы, позволяет Турции осознание собственной силы и слабости противостоящей стороны. Ведь турецкие ВМС уже значительно превзошли по боевой мощи Черноморский флот.

Император Александр II, сознавая, что именно во владении Босфором залог будущее успешное решение Восточного вопроса, тотчас по окончании Турецкой войны признал необходимым к восстановлению Черноморского флота и разработке операции по овладению проливом. Задача эта преемственно перешла к его сыну Александру III и нашла в нем самого энергичного поборника. Однако вступивший на престол в 1894 г. Николай II поставил на геостратегии Н.Н. Обручева крест. Сегодня можно с уверенностью сказать, что тем самым он создал геополитические проблемы для будущих поколений нашего государства.

http://www.ibci.ru/AGP/conferencia/statya32.htm, В.М. Крылов, А.П. Жарский


Вместе мы победим!