SpasiPiter.ru

 

ГЛАВНАЯ

ЗАКОНЫ

СУДЫ

Европейский суд

ПУБЛИКАЦИИ И ВЫСТУПЛЕНИЯ

ДОКУМЕНТЫ

ОБРАЩЕНИЯ К ВЛАСТЯМ

ИЗБИЕНИЯ | VIOLENCE

МИТИНГИ | CITY DEFENDING ACTIONS

ЛАХТА-ЦЕНТР

ВЫБОРЫ

НАШИ ПОБЕДЫ

Новости градозащиты

ЖКХ

Наведение порядка на Руси

ПОИСК

 

За эту красоту мы приняли бой

Free counters!

Спаси Питер! || Законы || Суды || ЕСПЧ || Публикации || Документы || Обращения к властям

Спасем Санкт-Петербург от варваров!

olga-andronova.livejournal.com
olga-andronova.blogspot.ru

"Наши мертвые нас не оставят в беде.
Наши павшие - как часовые"


ДОКУМЕНТЫ

Наведение порядка на Руси | Оказание медпомощи


 

Генеральному прокурору Российской Федерации,

Чайке Юрию Яковлевичу

125993, ГСП-3, Россия, Москва

ул. Б. Дмитровка, 15а

 

От Андроновой Ольги Олеговны

 

 

 

Уважаемый Юрий Яковлевич!

 

Обращаюсь к Вам повторно в связи с поступлением в мой адрес ответов прокуратуры Санкт-Петербурга от 21.10.2013 № 7-1894-2009, от 25.10.2013 № 21-666н-201 и Уполномоченного при Президенте Российской Федерации по правам ребенка от 21 октября 2013 года за № УПР/13698-У на обращения, касающегося оказания высокотехнологичной медицинской помощи (далее – ВМП) детям Санкт-Петербурга.

Ответы должностных лиц органов прокуратуры содержат недостаточные и недостоверные сведения, да еще и противоречат ответу уполномоченного Астахова, хотя написаны в ответ на один текст и на одинаковые доводы.

Полученные ответы позволяют сделать вывод об отсутствии проверочных мероприятий по моему заявлению, и даже дублируют друг друга дословно, что полагаю вовсе неприемлемым.

Прошу подробно изучить собранный документальный доказательный материал и дать развернутый ответ по существу, а также предпринять необходимые проверочные действия.

 

  1. В ответе Губернатора Полтавченко от 14.02.2013 указано:
«В соответствии с Соглашением от 20.04.2012 № ВМП-СУ-58/12 о предоставлении в 2012 году субсидии из федерального бюджета бюджету Санкт-Петербурга на софинансирование расходных обязательств Санкт-Петербурга, возникающих при оказании высокотехнологичной медицинской помощи гражданам РФ и дополнительным соглашением от 28.09.2012 № 1 к Соглашению от 20.04.2012 № ВМП-СУ-58/12 для государственных бюджетных учреждений здравоохранения, подведомственных Комитету по здравоохранению, выделено на оказание ВМП 4000 квот по 12 профилям (онкология, сердечно-сосудистая хирургия, нейрохирургия, травматология и ортопедия, трансплантация, неонатология, педиатрия, гастроэнтерология, гематология, урология, абдоминальная хирургия, офтальмология), что на 935 квот больше, чем в 2011 году». Речь идёт именно об оказании ВМП детям, что ясно из предыудущего абзаца.

В ответе Губернатора Полтавченко от 21.06.2013 № 07-100/763 (305029-3) указано:

«В учреждениях здравоохранения Санкт-Петербурга, находящихся в ведении Комитета по здравоохранению, ВМП оказывается по 12 профилям, в том числе детям - по 7 профилям (онкология, гематология, сердечно-сосудистая хирургия, неонатология, травматология и ортопедия, педиатрия, офтальмология). По другим профилям ВМП детям оказывается в федеральных учреждениях здравоохранения».

Согласно ответу Губернатора Санкт-Петербурга от 13.03.2013:

«По профилям ВМП «неонатология», «кардиохирургия» и «онкология», относящимся к экстренным видам медицинской помощи, отказов не зафиксировано. Отказы бывают по профилям «педиатрия» (в данный профиль у детей входят неврология, эндокринология, дерматология и другие), офтальмология, травматология (врожденная патология, реконструктивная пластика, ДЦП)».

Учитывая установленные на федеральном уровне 12 профилей оказания ВМП, при том, что вопрос об оказании либо же отказе в оказании медицинской помощи по данным направлениям решен путем предоставления 4000 квот и не подлежит дальнейшему обсуждению на уровне субъекта, представляется неясным, чьим решением продиктованы отказы по профилям «педиатрия (неврология, эндокринология, дерматология и другие), офтальмология, травматология (врожденная патология, реконструктивная пластика, ДЦП). Рассмотрение и решение на местном уровне вопроса, уже решенного на уровне Федерации представляется превышением должностных полномочий со стороны лиц, принимающих решение об отказе в предоставлении медицинской помощи.

Прошу провести проверку законности указанных действий и, в случае выявления состава преступления, принять необходимые действия к возбуждению уголовного дела.

 

  1. Остается открытым вопрос о достаточности ВМП на территории Санкт-Петербурга, поскольку ответ Губернатора Полтавченко, несмотря на общее требование законодательства о полноте и ясности предоставляемых официальными лицами разъяснений, содержит явное противоречие, не позволяющее сделать какие-либо выводы, а именно:
«В настоящее время потребность детского населения Санкт-Петербурга в ВМП удовлетворяется полностью» - ответ губернатора Полтавченко от 21.06.2013 № 07-100/763 (305029-3);

«Отказы бывают по профилям «педиатрия» (в данный профиль у детей входят неврология, эндокринология, дерматология и другие), офтальмология, травматология (врожденная патология, реконструктивная пластика, ДЦП)» - ответ от 13.03.2013.

Прошу разъяснить, как именно факт наличия отказов по столь широкому кругу профилей оставляет возможным в полной мере удовлетворить потребность детского населения Санкт-Петербурга в ВМП?

Не является ли приведенные сведения заведомо ложными? В указанном случае, полагаю необходимым применение мер прокурорского реагирования.

 

  1. В ответе губернатора Полтавченко от 14.02.2013 указано:
«В Санкт-Петербурге ВМП оказывается детям в медицинских организациях городского и федерального подчинения. Учреждениями здравоохранения, подведомственными Комитету по здравоохранению, ВМП оказывается несовершеннолетним жителям по 7 профилям в следующих учреждениях:

СПб государственное бюджетное учреждение здравоохранения «Детская городская больница № 1» (онкология, гематология, неонатология, сердечно-сосудистая хирургия, травматология и ортопедия);

СПб государственное бюджетное учреждение здравоохранения «Детская городская больница № 17 Святителя Николая Чудотворца» (неонатология);

СПб государственное бюджетное учреждение здравоохранения «Детская городская больница № 19 им. К. А. Раухфуса» (педиатрия, офтальмология).

В 2012 году детскими городскими стационарами план по оказанию ВМП выполнен на 100%.

Оказание ВМП детям в медицинских организациях Санкт-Петербурга

Период Количество выданных направлений на ВМП

Количество пролеченных больных

2010 год 2845 2495
2011 год 3307 2902
2012 год 3827 3352
».

Возникает вопрос о логичности выводов, сделанных Губернатором – во-первых, неясно, как мог быть в 2012 году на 100% исполнен план оказания ВМП, если количество больных, направленных на ВМП, на 475 больных больше, нежели число пролеченных? Учитывая приведенную выше информацию о 4000 квот, выделенных бюджетом, неясно-  куда ушли бюджетные средства на лечение оставшихся 648 больных?

И это – только за 2012 год. Аналогичные вопросы закономерны и по 2010, 2011 годам.

Также представляется неясным, по какой причине при наличии вышеозначенных «вакантных» 648 квот, речь вообще может идти об отказах в ВМП детям, к примеру, с травмами, эндокринологией, офтальмологией, ДЦП?

Прошу подробно разъяснить этот момент и разъяснить, на что пошли неиспользованные по установленной статье бюджетные средства.

Дополнительно прошу разъяснить порядок проведения проверки целевого расходования бюджетных средств по направлению ВМП, поскольку ответы губернатора явно свидетельствуют о наличии неопределенностей и пробелов в этой области.

 

  1. В ответе губернатора Полтавченко от 14.02.2013:
«Объем средств на оказание ВМП в 2012 году в Санкт-Петербурге с учетом субсидии - 813 798,5 тыс. рублей (627 914,6 тыс. рублей из бюджета Санкт-Петербурга и 185 883,9 тыс. рублей - субсидия из федерального бюджета)»

Таким образом, участие городского бюджета соответствует примерно 78%, а федерального – 22%.

В ответе губернатора Полтавченко от 13.03.2013 по ГКБ № 31 сообщается:

«средняя стоимость ВМП детям в больнице № 31 составляет 670 673 рубля. Данная стоимость включает денежные средства консолидированного бюджета (70% из бюджета Санкт-Петербурга, 30% из федерального бюджета)».

Речь идет о нозологии «онкология», ВМП по которой оказывается больницами в подчинении Комитета по здравоохранению Петербурга.

При этом согласно ответу от 01.02.2013:

«Средняя стоимость стационарного лечения одного пациента в СПб ГБУЗ «Городская клиническая больница №31» (в рублях) указано:

Год Общая

средняя

стоимость

ОМС ВМП ДМС Договор с предприятием, организацией, благотворительными фондами Договор с физическими лицами
1 2 3 4 5 6 7 8
2012 ВСЕГО 39 643 21 301 516 840*

*

70 067 345 572 67 896
 

дети 82 745 53 098 670 673** 0 121 101 32 846
 

Из приведенных данных видно, что ранее озвученная сумма 670 673 рубля складывается с деньгами частных лиц. В столбцах 7 и 8 указанные суммы - по договорам с предприятиями и с физическим лицами на лечение - составляют до 19% общей стоимости лечения.

Это данные только по ГКБ № 31.

Возникает вопрос, куда уходят бюджетные средства, выделенные на оказание ВМП, и фактически не используемые в указанных целях, в связи с использованием взамен бюджетных средств частных лиц? Прошу подробно разъяснить этот момент.

Согласно ответу Губернатора Санкт-Петербурга от 13.03.2013:

«За счет средств благотворительных организаций и фондов оказывается медицинская помощь иногородним и иностранным гражданам».

Прошу разъяснить, какие из предоставленных Губернатором сведений соответствуют действительности?

Здесь следует привести также данные, предоставленные пресс-службой Губернатора, согласно которым, «За 1 июня 2012 года было собрано 2,611 млн руб. Эти деньги потрачены на лечение пациентов отделения детской онкологии и гематологии городской больницы №31 и детского отделения НИИ Онкологии им. Н.Н. Петрова…. Для восьмерых детей приобретен дорогостоящий препарат для проведения высокодозной химиотерапии, для двоих детей оплачены курс медицинской реабилитации и обследование».

Тем более неясно, по какой причине лица, жертвующие на лечение тяжелобольных петербуржцев, в итоге не оплачивают лечение петербургских детей? Неясно также, на что действительно идут деньги благотворительных организаций и жертвователей в связи с прямым противоречием официальных данных, предоставленных Губернатором Санкт-Петербурга и его пресс-службой.

Прошу также разъяснить, чем вызвана необходимость сбора дополнительных пожертвований, учитывая заявленную Губернатором 100% удовлетворенность потребности детского населения Санкт-Петербурга в ВМП (ответ губернатора Полтавченко от 21.06.2013 № 07-100/763 (305029-3).

 

  1. В ответе губернатора Полтавченко от 21.06.2013 № 07-100/763 (305029-3):
«В Санкт-Петербурге число пациентов, получивших ВМП за счет средств федерального и городского бюджета, … в 2012 году - 30002 человека. В 2012 году на оказание ВМП детям было использовано 3352 квоты, в том числе в учреждениях, находящихся в ведении Комитета по здравоохранению, - 431 квота».

То есть всего 3352 квот в 2012 году (пролеченных детей).

А ранее в ответе от 14.02.2013 губернатор утверждал:

«В соответствии с Соглашением от 20.04.2012 № ВМП-СУ-58/12 о предоставлении в 2012 году субсидии из федерального бюджета бюджету Санкт-Петербурга на софинансирование расходных обязательств Санкт-Петербурга, возникающих при оказании высокотехнологичной медицинской помощи гражданам РФ и дополнительным соглашением от 28.09.2012 № 1 к Соглашению от 20.04.2012 № ВМП-СУ-58/12 для государственных бюджетных учреждений здравоохранения, подведомственных Комитету по здравоохранению, выделено на оказание ВМП 4000 квот по 12 профилям (онкология, сердечно-сосудистая хирургия, нейрохирургия, травматология и ортопедия, трансплантация, неонатология, педиатрия, гастроэнтерология, гематология, урология, абдоминальная хирургия, офтальмология»

Из ответа губернатора Полтавченко от 21.06.2013 № 07-100/763 (305029-3):

«В 2012 году для оказания ВМП детям в учреждениях здравоохранения была выделена 431 квота, в 2013 году - 916 квот».

Учитывая такую тотальную недоиспользованность предоставленных квот, неясно, чем обоснованно такое повышение и на что оно направлено.

 

  1. Из ответа губернатора Полтавченко от 21.06.2013:
«В Санкт-Петербурге в листе ожидания подсистемы мониторинга на оказание ВМП в федеральных учреждениях здравоохранения на 13.03.2013 находилось 215 детей, на 03.06.2013 - 141 ребенок».

На вопрос о том, почему детям помощь не оказывается сразу, Губернатор Полтавченко в ответе от 21.06.2013 № 07-100/763 (305029-3) сообщил:

«В Санкт-Петербурге ВМП детям, находящимся в листе ожидания, предоставляется в течение 1-1,5 месяцев... решение об оптимальной дате оказания ВМП принимается врачами с учетом индивидуального подхода к каждому пациенту».

Утверждение губернатора, очевидно, не оправдывает наличие очереди, ведь очередь представляет собой вынужденное ожидание, обусловленное невозможностью немедленного оказания ВМП, а не индивидуальным подходом к каждому пациенту.

Таким образом, Губернатор Полтавченко фактически подтвердил незаконность самого понятия очереди в вопросе оказания ВМП. Учитывая такую позицию Губернатора Санкт-Петербурга, прошу принять меры реагирования.

 

  1. Из ответа Губернатора Полтавченко от 21.06.2013:
«В Санкт-Петербурге в листе ожидания подсистемы мониторинга на оказание ВМП в федеральных учреждениях здравоохранения на 13.03.2013 находилось 215 детей, на 03.06.2013 - 141 ребенок».

Согласно данным, предоставленным Уполномоченным при Президенте Российской Федерации по правам ребенка П. А. Астаховым,

«В листе ожидания на сентябрь 2013 года находились 361 ребенок».

Такая динамика представляется весьма странной и наводит на мысль о недостоверности данных, предоставляемых должностными лицами. Ведь положительная динамика, которую намеревался продемонстрировать Губернатор Полтавченко, указывая на сокращение очереди с 215 до 141 ребенка, целиком перечеркивается неожиданным возрастанием числа больных детей в 2,5 раза за месяц.

Как указывалось в предыдущем пункте, само по себе наличие очереди недопустимо. Тем более, недопустимо наличие очереди столь высокой численности.

Полагаю необходимым провести проверку законности самого факта существования очереди в вопросе оказания ВМП детям с выявлением причин этого явления, поскольку ни Губернатор Полтавченко Г.С. в своих ответах, ни Уполномоченный при Президенте Российской Федерации по правам ребенка П. А. Астахов не разъясняют причины возникновения очереди.

 

  1. Из ответа губернатора Полтавченко от 14.02.2013:
«Оказание ВМП детям в медицинских организациях Санкт-Петербурга

Период Количество выданных направлений на ВМП

Количество пролеченных больных

2010 год 2845 2495
2011 год 3307 2902
2012 год 3827 3352
».

По официальной информации число детей, фактически пролеченных, столь сильно отличается от числа детей, заявленных на лечение (и сумма эта год от года растет), по следующим причинам:

«Разница в количестве направленных на ВМП и пролеченных больных обусловлена наличием у пациентов острого заболевания или развития сопутствующего заболевания, карантинами в образовательных учреждениях, а также отказами от лечения самих пациентов» (согласно ответу Губернатора Полтавченко от 14.02.2013).

«Учет письменных отказов родителей (законных представителей) от оказания ВМП в специализированной информационной системе не предусмотрен. Отказы от ВМП оформляются в медицинских организациях, оказывающих данную медицинскую помощь. Проверка деятельности федеральных учреждений, оказывающих ВМП, относится к компетенции Федеральной службы по надзору в сфере здравоохранения» (согласно ответу Губернатора Полтавченко от 13.03.2013).

«В учреждениях здравоохранения Санкт-Петербурга, находящихся в ведении Комитета по здравоохранению и оказывающих ВМП детям, в 2012 году зафиксировано 3 отказа (родители детей отказались в соответствии с частью 3 статьи 20 Федерального закона от 21.11.2011 № 323-ФЭ «Об основах охраны здоровья граждан в РФ») (согласно ответу Губернатора Полтавченко от 21.06.2013).

Стоит ли говорить, что 3 имеющихся отказа никак не объясняют причин, по которым еще 472 ребенка не получили должное лечение.

Учитывая отсутствие каких-либо четких разъяснений по причине отказов, по неоказанию ВМП, по порядку проверки целевого использования бюджетных средств на ВМП, а также жизненную важность вопроса, полагаю необходимым проведение детальнейшей проверки по каждому отдельному случаю неоказания ВМП, запланированной изначально.

 

  1. Согласно ответу Уполномоченного при Президенте Российской Федерации по правам ребенка П. А. Астахова,
«в России не ведется учет причин отказа законными представителями от оказания их детям ВМП».

В соответствии с ч. 1, ст. 65 Семейного Кодекса РФ: «1. Родительские права не могут осуществляться в противоречии с интересами детей. Обеспечение интересов детей должно быть предметом основной заботы их родителей.

При осуществлении родительских прав родители не вправе причинять вред физическому и психическому здоровью детей, их нравственному развитию. Способы воспитания детей должны исключать пренебрежительное, жестокое, грубое, унижающее человеческое достоинство обращение, оскорбление или эксплуатацию детей.

Родители, осуществляющие родительские права в ущерб правам и интересам детей, несут ответственность в установленном законом порядке».

В соответствии с ФЗ «Об опеке и попечительстве» на органы опеки и попечительства возложена обязанность по выявлению детей, оставшихся без попечения родителей. Указанные органы наравне с Прокурором в силу ст.ст. 69. 70 Семейного Кодекса РФ полномочны принимать участие в решении вопросов о лишении родительских прав.

Отказ от получения ВМП сам по себе не может повлечь отказ от предоставления такой помощи со стороны государства, поскольку неоказание помощи больному, а тем более ребёнку, может повлечь наступление вреда его здоровью и жизни.

При этом, сам отказ от ВМП, в том числе немотивированный отказ, должен расцениваться как нарушение обязанностей родителей (законных представителей, опекунов, попечителей), и в таких случаях, о фактах отказа от медицинской помощи незамедлительно должно быть уведомлены органы Прокуратуры и Органы опеки и попечительства.

Тем более, недопустимо прекращение медицинской помощи таким детям без получения соответствующего согласования с органами опеки и попечительства.

Системный анализ изложенных норм и ст. 124 УК РФ[1] свидетельствует о невозможности прекращения оказания медицинской помощи больному при поступлении немотивированных заявлений от родителей (законных представителей, опекунов, попечителей) о прекращении оказания такой помощи.

Само по себе признание отсутствия в Российской Федерации механизма контроля за столь существенным процессом, как оказание медицинской помощи детям не может быть признано нормой.

Примечательно, что сожаления по факту отсутствия столь существенного института контроля выражает Уполномоченный при Президенте Российской Федерации по правам ребенка Астахов.

Полагаю, что данное пассивное сожаление, в вопросе детских жизней является не чем иным, как преступным бездействием и не должно остаться незамеченным.

 

Приложения:

  1. Заявление Андроновой О.О.
  2. Запросы к губернатору Санкт-Петербурга от 24.01.2013 № 300448-3, 30.01.2013 № 300712-3, 27.02.2013 № 300712-3 и от 03.06.2013 № 305029-3 – на 10 листах.
  3. Ответы губернатора Санкт-Петербурга от 01.02.2013 № 07-106/763, 14.02.2013 № 07-106/763, 13.03.2013 № 07-106/763 и 21.06.2013 № 07-106/763 – на 14 листах.
  4. Публикация «Куда уходят дети?» в газете «Наша версия на Неве» от 15-21.07.2013 №27 (285), стр. 1, 15 и 16. на 3 листах.
  5. Сводный анализ ответов губернатора Санкт-Петербурга по ВМП на 7 листах.
  6.  Ответ на запрос помощника депутата ЗакС СПб Андроновой О.О. адвоката Санкт-Петербургской городской коллегии адвокатов Адвокатской консультации № 37 Ахаева Шамиля Саид-Селимовича – на 2 листах.
  7. Ответы Прокуратуры Санкт-Петербурга от 21.10.2013 № 7-1894-2009, от 25.10.2013 № 21-666н-2013.
  8. Ответ Уполномоченного при Президенте Российской Федерации по правам ребенка от 21 октября 2013 года за № УПР/13698-У.
 

 

 

«_19_» ноября_2013 года             _______________  Андронова О.О..



[1] 1. Неоказание помощи больному без уважительных причин лицом, обязанным ее оказывать в соответствии с законом или со специальным правилом, если это повлекло по неосторожности причинение средней тяжести вреда здоровью больного, -

наказывается штрафом в размере до сорока тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до трех месяцев, либо обязательными работами на срок до трехсот шестидесяти часов, либо исправительными работами на срок до одного года, либо арестом на срок до четырех месяцев.

(в ред. Федеральных законов от 08.12.2003 N 162-ФЗ, от 06.05.2010 N 81-ФЗ, от 07.03.2011 N 26-ФЗ, от 07.12.2011 N 420-ФЗ)

2. То же деяние, если оно повлекло по неосторожности смерть больного либо причинение тяжкого вреда его здоровью, -

наказывается принудительными работами на срок до четырех лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет или без такового либо лишением свободы на срок до четырех лет с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет или без такового.

(в ред. Федерального закона от 07.12.2011 N 420-ФЗ).


Вместе мы победим!