SpasiPiter.ru

 

ГЛАВНАЯ

ЗАКОНЫ

СУДЫ

Европейский суд

ПУБЛИКАЦИИ И ВЫСТУПЛЕНИЯ

ДОКУМЕНТЫ

ОБРАЩЕНИЯ К ВЛАСТЯМ

ИЗБИЕНИЯ | VIOLENCE

МИТИНГИ | CITY DEFENDING ACTIONS

ЛАХТА-ЦЕНТР

ВЫБОРЫ

НАШИ ПОБЕДЫ

Новости градозащиты

ЖКХ

Наведение порядка на Руси

ПОИСК

 

За эту красоту мы приняли бой

Free counters!

Спаси Питер! || Законы || Суды || ЕСПЧ || Публикации || Документы || Обращения к властям

Спасем Санкт-Петербург от варваров!

olga-andronova.livejournal.com
olga-andronova.blogspot.ru

"Нет, и не под чуждым небосводом,
И не под защитой чуждых крыл, –
Я была тогда с моим народом,
Там, где мой народ, к несчастью, был"
Анна Ахматова, эпиграф к поэме Реквием.


ПУБЛИКАЦИИ | Публикации о выборах 04.12.11


Оспаривать итоги выборов уже поздно?!, Эхо Москвы в СПб

Запись трансляции в mp3

Д. ГАВРИЛОВ: 13 часов и 7 минут в Петербурге, в студии «Эха Петербурга» информированные собеседники. Конституционный суд России разрешил гражданам обжаловать итоги выборов. Решение было принято накануне, суд удовлетворил жалобу уполномоченного по правам человека в России, а также группы жителей Петербурга и Воронежской области. Поводом для заявления стал отказ судов первой и второй инстанций принимать обращения граждан, которые пытались обжаловать официальные итоги выборов в Государственную Думу, которые прошли 4 декабря, в 2011 году. И сегодня у нас в студии заявитель жалобы в Конституционный суд Ольга Андронова; юрист, представитель заявителей в Конституционном суде Елизавета Напара; и член совета организации «Наблюдатели Петербурга» Александра Крыленкова, которая внимательно следила за тем, как проходили выборы, и парламентские, и президентские. Здравствуйте, дорогие гости.

А. КРЫЛЕНКОВА: Здравствуйте.

О. АНДРОНОВА: Здравствуйте.

Д. ГАВРИЛОВ: Я обращаюсь к заявителю Ольге Андроновой. Решение вчера принял Конституционный суд по вашей жалобе.

О. АНДРОНОВА: Да.

Д. ГАВРИЛОВ: Вы считаете, это победа, учитывая, что принято… ну, ваша жалоба не полностью удовлетворена?

О. АНДРОНОВА: Моя жалоба как раз удовлетворена полностью. Значит, нас соединили, за полтора года, прошедшие с момента подачи жалобы нам там присоединили большое количество еще заявителей, но, собственно говоря, то, что хотели мы, мы получили. Ведь нам не просто разрешили обжаловать. Надо понять, суд еще… Ну, правда, с голоса сужу, потому что нам не дали решение, Лиза об этом скажет подробнее. Из того, что я вчера прослушала в зале суда, следует, что Конституционный суд обнаружил то, что мы на простом языке называем «дыркой в законе», правовую неопределенность, то есть, законодатель, власть, которая обязана была подготовиться к выборам в том плане, что хотя бы правовые нормы все должны были быть приняты, не противоречащие друг другу, так вот, этого не было сделано, и Конституционный суд вчера это обнаружил, зафиксировал и, так сказать, указал на необходимость доработать. Это первое. Второе — суд обнаружил нарушение наших прав в том, что Верховный суд, по сути, 23 декабря 2011 года, по нашей же жалобе, признал отсутствие необходимости разбираться с фальсификациями, заявив, что наши права фальсификации на выборах не затрагивают. Вот это тоже теперь признано неконституционным.

Д. ГАВРИЛОВ: Таким образом, теперь законодатель должен исправить…

О. АНДРОНОВА: Законы, да.

Д. ГАВРИЛОВ: …закон о выборах, как я понимаю.

О. АНДРОНОВА: Да.

Д. ГАВРИЛОВ: И в связи с этим…

О. АНДРОНОВА: Секундочку, это не только закон о выборах, это связанная система норм законодательных. Она прописана и в Гражданском процессуальном кодексе, ну, в ряде еще других статей закона. Еще раз говорю, Елизавета Павловна, она более подробно скажет, у меня высшее техническое, а не высшее юридическое.

Д. ГАВРИЛОВ: Возникает сразу же вопрос — возможно ли пересмотреть итоги выборов парламентских, президентских? Парламентских в 2011 году, президентских в 2012 году.

О. АНДРОНОВА: Ну, вот как раз давайте, Елизавета Павловна ответит на этот вопрос, потому что она юрист.

Д. ГАВРИЛОВ: Да, Елизавета Напара, юрист, представитель заявителей в Конституционном суде.

Е. НАПАРА: Да, вот по поводу именно пересмотра, это вопрос неоднозначный. Есть тоже некая еще правовая коллизия в законе, которая не позволяет это сделать напрямую. То есть, на момент, когда мы… чтобы дело пересмотреть в связи с принятием постановления Конституционным судом, нужно, чтобы это дело было изначально. На тот момент, когда мы обращались в суд, обжаловали нарушения на выборах, процедуры не было, это именно то, о чем сказал Конституционный суд. То есть, теоретически право обращаться мы имели, но как это делать, было неизвестно, и фактически все это делали так, как считали нужным. Сейчас… И получается, что кто-то попал, ну, фактически, пальцем в небо, кто-то промахнулся, и те люди, которые попали, обжаловали так, как сейчас Конституционный суд сказал, это нужно было делать, те имеют право возобновить производство, требовать пересмотра в связи с постановлением Конституционного суда, а, соответственно, то, кто промахнулся, промахнулись. Вот, поэтому я как раз хотела призвать тех людей, которые обращались в районные суды и по конкретным участкам обжаловали не должное определение результатов выборов, сейчас у них на руках карт-бланш, сейчас они могут идти дальше в связи с вот этим постановлением.

Д. ГАВРИЛОВ: Да, но а как же положение, что закон обратной силы не имеет? То есть, фактически законодатель сейчас изменяет документ…

О. АНДРОНОВА: Нет, законодатель — сейчас Лиза объяснит, — законодатель не изменя… нельзя изменить ноль, отсутствие закона нельзя изменить, можно только закон издать.

Е. НАПАРА: Неконституционным признано именно то, что должным образом не определено, «как». То есть, можно…

О. АНДРОНОВА: Чиновники работу не выполнили.

Е. НАПАРА: Можно было, можно было как-то, но как, никто не знал. Конституционный суд сказал, что пока не будет определено, как, в любом случае жалобы принимать. Нету здесь вопроса об обратной силе, он не идет, поскольку, вот правильно говорит Ольга Олеговна, не было конкретного порядка, который сейчас мы оспорили. Мы оспаривали отсутствие порядка, и теперь, вот, Конституционный суд предписал этот порядок установить, чтобы он был, чтобы мы знали, куда идти и как.

Д. ГАВРИЛОВ: Ну, вот, ассоциация «ГОЛОС» и руководитель этой ассоциации Григорий Мелконьянц вчера сказал о том, что невозможно уже пересмотреть итоги выборов. Какой-то срок давности есть по пересмотру?

Е. НАПАРА: Понимаете, у нас по-прежнему нету четкого порядка. У нас есть сейчас отправная точка — признано государством, что порядка нету, порядок надо установить. Сейчас это решение недостаточно для того, чтобы делать выводы о том, повлечет это отмену или не повлечет, это еще не достаточное основание, чтобы, вот, говорить конкретно так. Да, теперь мы можем опять возобновить разговор о том, что на конкретных участках были фальсификации. Если суды признают, что эти фальсификации действительно имели место, если это будет на достаточной территории, то, в принципе, почему нет? Но опять же, понимаете, вот так вот прогнозировать это, наверно, было бы опрометчиво.

Д. ГАВРИЛОВ: У меня теперь вопрос к Александре Крыленковой, члену совета организации «Наблюдатели Петербурга». Александра, возможен ли пересмотр итогов выборов как президентских, так и парламентских?

А. КРЫЛЕНКОВА: Здравствуйте.

Д. ГАВРИЛОВ: Здравствуйте.

А. КРЫЛЕНКОВА: Я тоже, у меня нет юридического образования, поэтому давайте доверимся юристам. То, что говорили наши юристы, примерно совпадало с тем, что сейчас говорит Елизавета. Я думаю, что в любом случае мы будем стараться максимально подать то, что можно, то, что и по думским, и по президентским выборам, а дальше посмотрим, как будет… как будут сформулированы все эти положения, и как будет описана процедура.

Е. НАПАРА: Я бы, если можно, хотела еще уточнить вот этот момент.

Д. ГАВРИЛОВ: Да?

Е. НАПАРА: Дело в том, что даже если… вот, берем пример, на одном избирательном участке выборы признаются в связи с допущенными неправильностями в подсчетах, признаются несостоявшимися, а на всей остальной территории Российской Федерации, а мы, в общем-то, немаленькая страна, они состоялись, то естественно, на основании одного избирательного участка все выборы не будут отменены. И опять же, когда будет определен порядок, скорее всего, законодатель также определит какую-то процентную ставку, процентное соотношение, которое позволяет говорить уже об общем пересмотре, об отмене. Сейчас этого ничего нету, поэтому, вот, делать такие прогнозы сейчас пока еще нельзя.

Д. ГАВРИЛОВ: Вот это решение Конституционного суда, оно касается пересмотра итогов выборов на конкретном участке? То есть, избиратель может подать в суд жалобу на нарушение только на конкретном участке, где он голосовал?

О. АНДРОНОВА: Можно, я на этот вопрос от… Поняла, да. Давайте отвечу на этот вопрос я, потому что Лиза сейчас вам скажет точно, как оно было вчера сформулировано. Да, сформулировано вчера так, что ты бьешься за свой собственный участок. Но я хочу сказать на примере Колпино, где мы дежурили. Тридцать ч…

Д. ГАВРИЛОВ: Да, вы были членом избирательной комиссии.

О. АНДРОНОВА: Да, и в то же время избирателем. Никто никому не мешает проголосовать по нашему закону на том участке, где ты исполняешь обязанности члена УИК с правом решающего голоса, и даже члена ТИК. Так вот, из 34 участков, например, мы изначально… Почему нам удалось собрать, вот, абсолютно доказательную базу для Европейского суда? А потому что давайте считать. У нас было три более-менее нормальные партии — КПРФ, «Справедливая Россия» и «Яблоко», это уже, как минимум, два члена УИК, и это как минимум еще три наблюдателя, уже пять человек. Грубо говоря, вы можете помочь друг другу при любой провокации, вы можете зафиксировать любое… Да, так, кстати, еще этим партиям никто не мешает иметь наблюдателей, то есть, реально нас было по семь человек на участке плюс наблюдатели от газет — до десяти человек на каждый участок. Ведь у нас обошлось, в общем, без провокаций именно потому, что мы заранее составили методичку, как вести себя в рамках закона и получить то, что вы хотите. Никто не мешает всем остальным гражданам России по каждому участку оспорить фальсификации, а в сумме мы сила.

Д. ГАВРИЛОВ: Да, но вот вы говорите о фальсификациях, с которыми вам пришлось столкнуться…

О. АНДРОНОВА: Да, да.

Д. ГАВРИЛОВ: Вы как раз писали на этот счет жалобу. А что это были за фальсификации?

О. АНДРОНОВА: Мы сосредоточились, сразу скажу, на том, что мы собирали документальные доказательства, а именно, подлинные протоколы, оформленные в соответствии с законом, с подписями, датами, печатями и сфальсифицированную версию, которая вводилась в ГАС «Выборы» на территории ТИК’а и далее на территории гор избирательной комиссии. Мы изначально старались не допускать ни одной провокации, чтобы не было оснований для переписывания протокола. Надо понять, что любой скандал на участке это основание для жалобы, и когда мы ходили в суды, мы с чистой совестью, так сказать, держа в руках аудио-, видеозаписи, говорили: «У нас не было ни одного скандала, у нас не было ни одной… так сказать, сомнения по ходу выборов. На каком основании вы переписали протоколы?» Оснований юридических не было.

Д. ГАВРИЛОВ: То есть, были переписывания протоколов?

О. АНДРОНОВА: Только. У нас не было жалоб на ведение самого избирательного процесса, с восьми утра до восьми вечера.

Е. НАПАРА: Мы специально попытались найти именно тот момент, который… максимально просто доказать, потому что если у тебя перед лицом лежит документ, юридически значимый документ, то никаких, там, избиений и прочих вот таких вот моментов, которые надо доказывать, их нету. Это уже, вот, готовое доказательство, с ним не поспоришь.

О. АНДРОНОВА: Более того, наши протоколы ведь заверены нотариальной конторой города Петербурга, все, именно потому, что они были оформлены в соответствии с законом. У нас нотариально заверенных по три копии на каждый, рассовано по трем норкам.

Д. ГАВРИЛОВ: Понятно. Накануне ассоциация, организация «Наблюдатели Петербурга» обнаружили нарушения на видеопленке, которую уже вы неоднократно показывали, в Интернете есть ролики, и обнаружились какие-то новые нарушения. Я обращаюсь к Александре Крыленковой, члену совета организации «Наблюдатели Петербурга» — при повторном, так скажем, просмотре что удалось выявить?

А. КРЫЛЕНКОВА: При более подробном, я бы сказала. Были выявлены ранее не замеченные вбросы. Ну, это напоминает официальные записи с избирательных участков, которые были установлены на президентских выборах, вебкамеры на каждом участке. Многие видеозаписи нам удалось заказать, скачать и т.д. Мы ведем работу по просмотру и оценке работы избирательных комиссий на избирательных участках, и особенно это актуально в свете того, что сейчас сформированы новые участковые избирательные комиссии, и многие люди с президентских выборов туда вошли. Вот, в процессе просмотра этих видео были обнаружены вбросы.

Д. ГАВРИЛОВ: Но уже какие-то фамилии вы можете назвать, кто осуществлял эти вбросы? И какая-то подробная информация есть, что вас удалось выяснить в ходе расследования?

А. КРЫЛЕНКОВА: Ну, первые…

Д. ГАВРИЛОВ: И где это происходило, скажите.

А. КРЫЛЕНКОВА: 100-й участок, Васильевский остров. Это знаменитый участок, в котором была знаменитая учительница Татьяна Иванова, которую убрали из председателей за принципиальную позицию, там была назначена другая председатель, которая, собственно, самыми такими, яркими вбросами, которые обошли весь Интернет.

Д. ГАВРИЛОВ: И сейчас вот что можно сказать, по новым данным расследования? Все-таки кого-то вы определили, кто вбрасывал?

А. КРЫЛЕНКОВА: Там председатель на первой… это самое…

Д. ГАВРИЛОВ: Нет, ну…

А. КРЫЛЕНКОВА: А, дополнительно?

Д. ГАВРИЛОВ: Нет, дополнительно, дополнительно. Вот то, что накануне было опубликовано.

А. КРЫЛЕНКОВА: Я боюсь, что я вам сейчас не смогу сказать.

Д. ГАВРИЛОВ: Да, понятно. Ну, хорошо, мы упомянули о том, что сейчас создаются новые избирательные округа, внедряется новая система, на пять лет будут сформированы избирательные комиссии. У меня вопрос к гостям. Вот, насколько этот процесс идет в соответствии с законом, нет ли каких-то нарушений? Вот, Александра, вы подавали заявку в избирательные комиссии, в территориальную избирательную комиссию?

А. КРЫЛЕНКОВА: А, заявки участковых?

Д. ГАВРИЛОВ: Да.

А. КРЫЛЕНКОВА: Мы в сотрудничестве с тремя уже упомянутыми партиями — «Яблоко», «Справедливая Россия» и КПРФ — подали более тысячи заявок в участковые избирательные комиссии города, там порядка 1 200, наверно, и завтра должны состояться заседания территориальных избирательных комиссий, и мы узнаем, сколько из этих людей включены.

Д. ГАВРИЛОВ: Но какие-то… с какими-то нарушениями, трудностями вы сталкивались?

А. КРЫЛЕНКОВА: На моменте подачи документов трудности были, но небольшие совсем. Я думаю, что это связано с тем, что по всей стране территориальные избирательные комиссии сталкивались с недобором людей в участковые, потому что на пять лет пойти в комиссию это не то же самое, что прийти на одни выборы, это во-первых. Во-вторых, на учителей, которые ранее входили в участковые комиссии, все-таки в течение года оказывалось довольно большое общественное давление, и не все из них готовы вписаться на пять лет дальше заниматься всё тем же самым. Вот, поэтому под предлогами и без них многие учителя стали отказываться от этого. Поэтому по стране были сложности с формированием комиссий, и я думаю, что с этим связано полное отсутствие каких-либо препятствий к подаче заявлений. Но…

Д. ГАВРИЛОВ: В Петербурге общественные организации, они жаловались, что как раз не могут попасть в избирательные комиссии, в территориальные избирательные комиссии из-за сложной системы набора, и приходилось своих кандидатов через партии выдвигать, через парламентские партии, которые представлены в ЗакС’е.

А. КРЫЛЕНКОВА: Дело в том, что у парламентских партий есть гарантированное место, у всех остальных нету, то есть, все остальные назначаются ТИК’ом по их воле. При конкурсе, при наличии конкурса непонятно, попадешь ты в комиссию или нет, то есть, дело не в том, что сложно подать документы, комплект документов более-менее один и тот же, а проблема в том, что нет никакой гарантии, что ты попадешь в комиссию. Все-таки от партий это существенно более надежно.

Д. ГАВРИЛОВ: Я обращаюсь к Ольге Андроновой. Вам понятна, вот, нынешняя система формирования избирательных комиссий? Как я понимаю, вы подавали документы.

О. АНДРОНОВА: Ну да, я пошла членом ТИК с правом решающего голоса.

Д. ГАВРИЛОВ: С какими трудностями вы столкнулись?

О. АНДРОНОВА: Ну, это были бы проблемы трудностей, а не мои. (Смеются.)

Д. ГАВРИЛОВ: То есть…

О. АНДРОНОВА: Еще раз, на меня работают два лучших молодых юриста Российской Федерации. Если меня попробуют не пустить в этот ТИК от «Справедливой России»…

Д. ГАВРИЛОВ: Ну, понятно, а вы как… да…

О. АНДРОНОВА: Ну, у нас кроме ЕСПЧ есть еще ООН, например.

Д. ГАВРИЛОВ: Как я понимаю, вы тоже через партию проходите?

Е. НАПАРА: Политическая партия, другой разговор.

О. АНДРОНОВА: Да, я пошла через партию, потому что это политическая партия.

Д. ГАВРИЛОВ: А вот эта система нарезки округов избирательных вам понятна? Вы понимаете, куда вы попадете?

О. АНДРОНОВА: Мне вас жалко, но я все-таки отвечу на ваш вопрос.

Д. ГАВРИЛОВ: Да.

О. АНДРОНОВА: Так вот, проблема нарезки округов — это как раз одна из важнейших проблем при подготовке к выборам. Именно за счет махинаций с нарезкой округов нам удалось подать жалобу в Европейский суд с оспариванием фальсификаций, благодаря которым Матвиенко оказалась в Совете Федерации. Это сложный вопрос.

Д. ГАВРИЛОВ: Нет, но это тогда было. Вот сейчас, в данном случае?

О. АНДРОНОВА: Вот, я еще раз говорю, да, это один из моментов фальсификаций, с которым надо очень… так сказать, подготовительный момент фальсификаций, так я бы сказала простым, не юридическим языком, с которым надо очень точно разбираться, потому что город у нас растущий… Вот, в ситуации с Матвиенко это были многоквартирные дома, которые появились на уже сформированном участке, его надо было перенарезать, но этого не было сделано. Поэтому сейчас, если будут закладываться вот такие подводные камни в нарезку округов, когда вдруг потом, там, взбухнет тысячеквартирный дом, в котором как минимум будут жить три тысячи человек, а это уже реально избирательный участок, вот этого надо бы не допустить. Но я, например, как-то, вот, не увидела, чтобы на официальном сайте эти вопросы как-то… Может, я не увидела. Давайте, вам Лиза сейчас расскажет, какое было подписано постановление Медведевым, и почему это должно быть на официальных сайтах. Расскажи, пожалуйста.

Д. ГАВРИЛОВ: Что за постановление?

Е. НАПАРА: Ну, тут вопрос о гласности. Вот, я хочу сказать, что тут основным моментом, именно касательно округов, является гласность, чтобы люди знали, чтобы люди видели, чтобы не было такой ситуации, когда что-то вроде как должно было быть напечатано в газете, а на самом деле газеты никто не видел…

О. АНДРОНОВА: И сайта тоже.

Е. НАПАРА: …и сайта тоже. Сейчас обязательно должна быть информация в газете, в которой указано, где какой округ, какой дом куда входит, какому человеку куда идти. Та же информация должна быть размещена на сайте в сети Интернет.

Д. ГАВРИЛОВ: Но вы проверяли, эта информация размещена? Вот, как я понимаю, вы тоже претендуете на членство в избирательной комиссии.

Е. НАПАРА: Я не претендую на членство. Я эту информацию не проверяла.

Д. ГАВРИЛОВ: Но вот, в 2014 году состоятся первые выборы после решения Конституционного суда, по новому порядку мы начнем жить. На ваш взгляд, возможно ли, что суды будут пересматривать решения, пересматривать результаты выборов, вот, исходя из того, что принял Конституционный суд? Насколько вероятно, что суды будут придерживаться другой тактики поведения?

Е. НАПАРА: Вы знаете, тут напрямую зависит от того, что будет сделано до выборов, потому что на данный момент мы имеем право обращаться, и нас обязаны слушать. Насколько нас эффективно будут слушать, опять же, это не вопрос, который обсуждал Конституционный суд. Отказать — было бы желание, отказать всегда можно. Будет во многом вопрос зависеть от того, что предпримут законодательные органы, каким образом этот вопрос будет в дальнейшем урегулирован. Потому что если будет в интересах, скажем так, человека максимально упрощена процедура, оптимизирована для обращения, потому что выборы это наиболее существенный вопрос для демократии, потому что если нет выборов, то нет демократии… Вот, если она будет оптимизирована, то будут рассматривать, если она будет усложнена, то…

Д. ГАВРИЛОВ: А какие-то дополнительные законы нужны для этого, или нет? Или достаточно вот той законодательной базы, что у нас сейчас есть? Ну, с учетом того, что будут внесены поправки депутатами, исходя из решений КС.

Е. НАПАРА: Ну, вот смотрите. Конституционный суд сказал, что, в принципе, наше право основное обращаться, защищать, защищать свой голос, защищать свое право быть источником власти в государстве, оно в законе есть, но порядок не определен. Порядок, в принципе, может быть определен в ГПК, то есть, должны будут внесены быть изменения в Гражданский процессуальный кодекс, и там может быть определен порядок. Возможно, что этого будет вполне достаточно, возможно, будут какие-то приняты подзаконные акты дополнительные.

Д. ГАВРИЛОВ: Это Елизавета Напара, юрист, представитель заявителей в Конституционном суде. Я спрашиваю Александру Крыленкову, члена совета организации «Наблюдатели Петербурга». В 2014 году муниципальные выборы, вот, на ваш взгляд, итоги этих выборов можно будет оспорить, исходя из решения Конституционного суда, которое было принято накануне, с учетом того, что депутаты изменят законодательство?

А. КРЫЛЕНКОВА: У нас, знаете это, история не терпит сослагательного наклонения, а будущее в нашей стране, особенно правовое, оно не терпит предположений. (Смеются.) Давайте поживем и увидим. Мы, со своей стороны, сделаем все возможное.

Д. ГАВРИЛОВ: Ну, 2014 год, мне кажется, еще не скоро, еще многое изменится. Какие-то законодательные инициативы, предложения для депутатов по совершенствованию избирательного законодательства, вот, готовятся в вашей организации, Александра? Что-то вы можете порекомендовать депутатам?

А. КРЫЛЕНКОВА: Решение Конституционного суда было вчера.

Д. ГАВРИЛОВ: Да.

А. КРЫЛЕНКОВА: Вы думаете, что мы сегодня уже подготовили какие-то предложения?

Д. ГАВРИЛОВ: Нет, может быть, у вас есть какие-то инициативы, с которыми вы, вот, выходите к депутатам уже избранным?

А. КРЫЛЕНКОВА: Я думаю, что мы посоветуемся с коллегами. Есть масса организаций, работающих в этом направлении — и «ГОЛОС», и «Гражданин наблюдатель». Я думаю, что если готовить такие предложения, то надо это делать вместе, собрав все силы, профессиональные и интеллектуальные.

Д. ГАВРИЛОВ: Ну, собственно, о работе наблюдателей на избирательных участках мы поговорим в следующей части нашей программы через несколько минут. А сейчас переходим на московские новости.

Д. ГАВРИЛОВ: 13 часов 34 минуты в Петербурге. В студии Дмитрий Гаврилов, за звукорежиссерским пультом Ольга Дашук. У нас в гостях Ольга Андронова, заявитель жалобы в Конституционный суд; Елизавета Напара, юрист, представитель заявителей в Конституционном суде; и член совета организации «Наблюдатели Петербурга» Александра Крыленкова. Мы упомянули о том, что в 2014 году у нас пройдут муниципальные выборы, и сейчас хочется затронуть тему работы наблюдателей. У меня вопрос к Александре Крыленковой. С какими трудностями сталкиваются наблюдатели? Что надо знать наблюдателю на выборах, чтобы не допустить фальсификаций? Вот такую, краткую инструкцию можно дать для наблюдателя?

А. КРЫЛЕНКОВА: Законы. (Смеются.) Ну, в нашу, например, систему обучения входят три лекции и два практических занятия, вряд ли мы в оставшееся у нас время… я успею прочитать эти три лекции и примерно рассказать задачки.

Д. ГАВРИЛОВ: Да, Ольга Андронова, заявитель жалобы в Конституционный суд.

О. АНДРОНОВА: В советское время моя последняя должность называлась «главный технолог». Так вот, перед тем, как мы пошли на выборы, мы поставили себе цель собрать документальные доказательства. С этой точки зрения было проанализировано законодательство, была составлена методичка, чего делать, чего не делать, чего не делать ни в коем случае. Как видите, результат успешный.

Д. ГАВРИЛОВ: Что нужно делать, чего не нужно делать, вкратце?

О. АНДРОНОВА: Чего не нужно делать, да, как обезопасить физически своих людей, наблюдателей и членов УИК’а, как собрать доказательства фальсификаций со стороны понятно кого, вот это всё было у нас проработано, объяснено людям, налажена взаимосвязь со всеми тремя нормальными партиями, с их наблюдателями, с их членами УИК’ов. Ну, могу сказать только одно — вот, предательство было на самом верхнем уровне, как в 1917 году. То есть, почему теперь я пошла в ТИК.

Д. ГАВРИЛОВ: Ну, понятно. Да, а вот конкретные советы наблюдателям?

О. АНДРОНОВА: Конкретные советы наблюдателям? Не оставаться один на один в случае провокации. Вас там минимум десять человек на участке, пусть двое берегут вашу спину. Купите обязательно диктофоны, они не так дорого стоят, а, грубо говоря, нет денег — не садись играть в покер. Научись, как фиксировать безобразия, как разговаривать с людьми, чтобы не вызывать конфликт. Например, у меня пришла бабушка в запоминающейся шапочке второй раз. Я подошла и сказала ей, что шапка замечательная, глаз оторвать не могу, но если она появится в ней третий раз, то у нее есть шанс попасть (неразборчиво).

Д. ГАВРИЛОВ: Вы знаете, вот мои знакомые, которые работали наблюдателями и обращались в суды, они сталкивались с такой проблемой. Это было два года назад, когда суд не принимал видео- и фотодоказательства. Вот, нарушения были, они засняты на камеру, но почему-то суд не принимал эти свидетельства. Вот, каким образом…

О. АНДРОНОВА: Мы только что говорили о том, что суд вообще не хочет ничего принимать, однако в Европейский суд я лично отвезла пятнадцать килограмм документов по запросу суда на стадии прокоммуникации, и до того мы туда отослали дисков одних, причем в виде исключения у нас эти диски приняли, хотя в последнее время Европейский суд просил на дисках ни видео-, ни фотодокументы не подавать. Всё зависит от того, как ты документируешь, до какой стадии ты готов дойти в отстаивании своих прав, и насколько в явной форме ты показываешь правонарушения противной стороны.

Д. ГАВРИЛОВ: Ну, давайте узнаем у наших радиослушателей, вообще, сложно ли доказывать что-то в суде. «Можно ли добиться в судах пересмотра итогов выборов?» Вот, вопрос в связи с решением Конституционного суда, которое было обнародовано накануне. «Можно ли добиться в судах пересмотра итогов выборов?» Мы запускаем голосование. По телефону 904-42-01 отвечаете «да, в судах можно добиться пересмотра итогов выборов»; вариант «нет, невозможно в судах добиться пересмотра итогов выборов, невозможно будет добиться пересмотра итогов выборов» — телефон 904-42-02. И мы подключаем телефон прямого эфира 327-82-51, у нас остается очень мало времени. Итак, голосование пошло. «Можно ли добиться в судах пересмотра итогов выборов?» Да — телефон 904-42-01; невозможно в судах добиться пересмотра итогов выборов — телефон 904-42-02. Телефон эфира 327-82-51. И у нас есть первый телефонный звонок. Алло, здравствуйте!

СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте. Меня Роман зовут, я был наблюдателем на двух последних выборах, и что я хочу сказать? Вот, мне кажется, «Наблюдатели Петербурга» в последнее время стали заниматься какой-то ерундой. Организация называется «Наблюдатели Петербурга», а появилась куча новых проектов, чистый, «Красивый город» и т.д. (Неразборчиво.)

Д. ГАВРИЛОВ: Вы…

СЛУШАТЕЛЬ: Надо все силы сконцентрировать…

Д. ГАВРИЛОВ: Александр, расскажите, пожалуйста, о своем опыте. У вас были нарушения? Вы фиксировали нарушения? Обращались в суды?

СЛУШАТЕЛЬ: Я… у меня куча бумаг написано в этот, в Следственный комитет, оттуда приходят только одни отписки, писал на все уровни.

Д. ГАВРИЛОВ: Да, а в суды вы не обращались?

СЛУШАТЕЛЬ: Ну, и сейчас вопрос стоит, но просто если в Следственный комитет я сообщаю о факте совершенного преступления, прикладываю доказательства, у меня даже видео есть, там всё это расписано, и копии протоколов.

Д. ГАВРИЛОВ: Да, хорошо. Александр, извините, пожалуйста, у нас остается очень мало времени. Телефон эфира 327-82-51. И голосование: «Можно ли добиться в судах пересмотра итогов выборов?» Да, можно — телефон 904-42-01; нет, невозможно добиться в судах пересмотра итогов выборов — телефон 904-42-02. У меня вопрос к нашим гостям. В Следственный комитет стоит обращаться по вопросу фальсификаций? Ольга Андронова.

О. АНДРОНОВА: Так, мы, наверное, единственные люди в этой стране, которые получили решение городского суда о незаконности бездействия Следственного комитета по фальсификациям на выборах. Я говорила об этом на Конституционном суде, это было одним из обоснований жалоб. Из Уголовного кодекса убрана статья, по которой суд в случае представления доказательства правонарушения, не в состоянии завести уголовное дело сам. А я извиняюсь, правоохранители, видимо, не за то деньги получают.

Е. НАПАРА: Я, если можно, отвечу конкретно на этот вопрос.

Д. ГАВРИЛОВ: Только кратко.

Е. НАПАРА: Да. Обращаться смысл имеет, вопрос другой — об эффективности, эффективность нулевая.

Д. ГАВРИЛОВ: Итак, «Можно ли добиться в судах пересмотра итогов выборов?», в судах, в судах. Да — телефон 904-42-01, невозможно добиться пересмотра итогов выборов в судах — телефон 904-42-02. И телефон прямого эфира 327-82-51. Мы ждем ваших звонков, голосование идет, есть звонок. Алло! Здравствуйте.

СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте, коллеги.

Д. ГАВРИЛОВ: Как вас зовут?

СЛУШАТЕЛЬ: Меня зовут Вадим.

Д. ГАВРИЛОВ: Да, Вадим.

СЛУШАТЕЛЬ: Вот, я член участковой избирательной комиссии 440 на президентских выборах, и вообще шесть раз был наблюдателем. Вот в моем случае ничего добиться не удалось, у меня просто тупо был переписан итоговый протокол. Владимиру Владимировичу Путину из 45% сделали 81% на моем участке.

Д. ГАВРИЛОВ: Да, вы обращались в суд?

СЛУШАТЕЛЬ: Нет, в суд мне было невозможно обращаться, потому что у меня все документы мои были выкрадены, то есть, у меня не осталось ни одной бумажки, и я был один-единственный человек на участке, потому что всех наблюдателей с моего участка без десяти минут восемь, то есть, перед самым началом подсчета с участка выгнали под смехотворные… этими самыми, объяснениями.

Д. ГАВРИЛОВ: Да, Вадим, и все-таки, возможно ли в судах добиться пересмотра итогов выборов, на ваш взгляд?

СЛУШАТЕЛЬ: Я отвечу, я просто знаю статистику. В стране прошло более двух тысяч судов, в результате ни в одном случае не был наказан ни один фальсификатор даже штрафом в сто рублей. Ответьте на этот вопрос сами. Я, вот, кстати, хочу узнать у ваших гостей, как они считают, почему нет ни одного наказанного за фальсификацию на прошлых выборах, декабрьских и мартовских?

О. АНДРОНОВА: Потому… Еще раз говорю, да, потому что не было правовой нормы, мы только что в Конституционном суде этот факт установили.

Е. НАПАРА: Потому что у нас круговая порука.

Д. ГАВРИЛОВ: Да, Ольга Андронова и Елизавета Напара. Мы подводим сейчас итоги нашего голосования. Итак, «Можно ли добиться в судах пересмотра итогов выборов?» Ну, по-моему, ожидаемый ответ. Невозможно — 96% позвонивших считают, что невозможно в судах добиться пересмотра итогов выборов. Вот, если кратко прокомментировать, вот, каждого нашего гостя? Елизавета Напара, давайте с вас начнем.

Е. НАПАРА: Я хотела бы сказать, что выборы… оспаривание итогов выборов формально, вот то, что мы обжаловали в Конституционном суде, фактически мы обжаловали то, что народ лишен права быть источником власти государства, формировать государство, влиять на его жизнь. Сейчас, вот, опрос очень четко показал, что, несмотря на решение Конституционного суда, народ по-прежнему сомневается.

Д. ГАВРИЛОВ: Нет уверенности.

Е. НАПАРА: Да.

Д. ГАВРИЛОВ: Да, Ольга Андронова?

О. АНДРОНОВА: Я могу сказать так. Я никогда не берусь за неисполнимые миссии. Значит, если я взялась за миссию доказательства, что власть незаконна, и перевыборов, я надеюсь, мы дойдем.

Д. ГАВРИЛОВ: Александра Крыленкова, «Наблюдатели Петербурга».

А. КРЫЛЕНКОВА: Могут ли у нас в стране быть честные выборы? Может ли у нас в стране вообще быть что-нибудь по-другому? Очевидный ответ на это, первый — нет. Но, тем не менее, мы что-то для этого делаем, а значит, может.

Д. ГАВРИЛОВ: Но в суды, наверное, стоит все-таки идти.

О. АНДРОНОВА: Обязательно, надо пытаться.

Д. ГАВРИЛОВ: В гостях у нас были информированные собеседники — член совета организации «Наблюдатели Петербурга» Александра Крыленкова; Ольга Андронова, заявитель жалобы в Конституционный суд; и Елизавета Напара, представитель заявителей в Конституционном суде. В студии был Дмитрий Гаврилов, за звукорежиссерским пультом Ольга Дашук. Всего доброго, до свидания.

http://www.echomsk.spb.ru/programmes/intervyu-v-efire-eha-peterburga/itogi-vyborov-23-04-13.html


Вместе мы победим!